search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В «Мессии» американская и израильская разведки расследуют Второе пришествие

, 2 мин. на чтение
В «Мессии» американская и израильская разведки расследуют Второе пришествие

Лучше, конечно, было и не выдумать.

Во-первых, Netflix выложил новый сериал аккурат 1 января, то есть в тот момент, когда даже самые прожорливые думают, что бы посмотреть с похмелья. Во-вторых, 3 января убили Касема Сулеймани — и это событие отвлекло исламскую (да и мировую) общественность от осуждения сериала и прочих подозрений в окончательном богохульственном озверении телевизионщиков. Оно, в общем, и к лучшему — так на зрителей никто заранее не давил, позволив самостоятельно разбираться со своими ощущениями.

Разбираться тут и правда есть с чем. Итак, в Дамаске откуда ни возьмись объявляется юноша (Мехди Дехби), который сперва проповедует, несмотря на осаду войсками ИГИЛ (запрещенная в России организация), а потом вроде как вызывает останавливающую нападение песчаную бурю. Потом он исцеляет ребенка на Храмовой горе в Иерусалиме. Следующая остановка, конечно, Америка. Спецслужбы всего мира крайне обеспокоены. С американской стороны за расследование берется цэрэушница Ева Геллер (Мишель Монахан), с израильской — моссадовец Авирам Дахан (Томер Сислей). Россия тем временем собирается вторгнуться в Прибалтику, а также дала политическое убежище человеку, который, кажется, и завербовал вызвавшего всемирную смуту молодого человека. Или, может быть, это и правда Второе пришествие?

Самое, пожалуй, интригующее в сериале заключается в том, что авторы, похоже, и сами пока не знают, к чему ведут. Главное действующее лицо первого сезона — нарастающие паранойя и смятение. В этом смысле «Мессия» похож не столько на «Родину» (которой, учитывая ближневосточный антураж, приходится наследником по прямой), а на старую научную фантастику. Сериал не дает ответов, но задает вопросы и приглашает к разговору. И даже если второй сезон не состоится (о нем пока официально не объявлено), разговор и правда может получиться интересным.

Повторимся: никаких массовых протестов «Мессия» в итоге не вызвал — ну разве что власти Иордании порекомендовали воздержаться от показа и просмотра. Однако это едва ли не самое выразительное размышление о современной роли организованной религии и той силы, которой она, по идее, служит. О том же, если разобраться, и «Молодой (а также «Новый») Папа», о том же и вышедшие в конце 2019 года «Два Папы».

«Мессия», впрочем, работает радикальнее: с новоявленным Спасителем сталкиваются все слои населения, выбор приходится делать каждому по отдельности. И связан этот выбор не только и не столько с верой в хождение по воде (так умел и ныне покойный Юрий Лонго, например), сколько с тем, насколько вообще в современном мире нужен этот самый мессия. Сериал не вполне безупречно написан и поставлен, он ощутимо буксует в средней части и вообще выглядит рыхловатым, но самые удачные моменты содержат ту энергию, которая не просто заставляет досмотреть «Мессию» до конца, но еще и изрядно будоражит. И что уж там, несмотря на все огрехи, все же интересно, что там будет во втором сезоне, ежели он все же случится.

Фото: Netflix