search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

В напичканном звездами «Трафике» главной героиней выступает опиоидная эпидемия

, 3 мин. на чтение
В напичканном звездами «Трафике» главной героиней выступает опиоидная эпидемия

Раз в два десятилетия Голливуд решает, что пришла пора для очередной драмы о наркотиках, их влиянии на жизнь людей и неискоренимости проблемы. Ровно 20 лет назад Стивен Содерберг получил «Оскар» за свою многосюжетную фреску о стене, на которую наталкивается человек, пытающийся решить наркотический кризис. Кем бы ни был герой — злодеем-наркобароном или, наоборот, борцом с преступностью, это не имеет никакого значения, если выясняется, что его родной ребенок бесповоротно стал зависимым — проблема общества становится частной, наркотики не разбирают, за кем из героев правда.

Новый «Трафик» (в оригинале называется Crisis), выходящий в прокат 11 марта, ни на какие престижные кинонаграды не претендует, несмотря на обладателя «Оскара» Гари Олдмана в одной из главных ролей. В единственной из трех историй, не пересекающейся с другими, Олдман играет профессора Тайрона Брауэра, который помимо преподавания в университете заведует лабораторией тестирования новых лекарств. Когда выясняется, что на десятый день испытаний от нового препарата «Кларалон» умерли все подопытные крысы, перед смертью ставшие наркоманками, у Брауэра возникает конфликт с главным спонсором — всесильной фармакологической корпорацией «Нортлайт». Ее интересы представляют изобретатель нового обезболивающего Билл Симонс (Люк Эванс) и хозяин компании Лоуренс Морган (Мартин Донован), и они намерены начать производство лекарства любой ценой. Положение Тайрона усугубляется тем, что «Нортлайт» также донор университета, в котором он преподает и который возглавляет его старый друг Дин Тэлбот (Грег Киннер). Профессору нужно сделать выбор — совершить сделку с совестью и подписать разрешение на выпуск опасного лекарства или предать огласке результаты неудачного тестирования и остаться и без лаборатории, и без места в университете.

Другой сюжет «Трафика» посвящен архитектору Клэр (Эванжелин Лилли в редкой не экшн-роли), которая недавно поборола зависимость от «легального» наркотика, обезболивающего «Оксиконтина», чтобы пережить настоящее горе — смерть сына-подростка. Официальная причина — он умер от передозировки, но Клэр узнает от врача, что у мальчика на голове обнаружена гематома. Уверенная в том, что ее сына убили, Клэр достает пистолет и едет из родного Детройта в Монреаль, чтобы найти и наказать убийцу — главу местной наркомафии по кличке Батя (Ги Надон). В оригинале его зовут гораздо игривее — Mother, Мать.

С Батей-Матерью же работает агент управления по борьбе с наркотиками Джейк Келли (очередная попытка Арми Хаммера стать положительным экшн-героем), который хочет взять с поличным и его, и армянскую группировку из Детройта при получении новой партии наркотика «Фентанил», который в несколько раз сильнее героина. Драма Джейка в том, что его младшая сестра Эмми (Лили-Роуз Депп) — конченая наркоманка с лиловыми венами, которую отделяет от смерти всего одна доза.

Режиссер Николас Джареки еще в 2012-м, после фильма Arbitrage, шедшем у нас под поразительно дурацким названием «Порочная страсть», дал понять, что его тема в искусстве — зыбкость благополучной жизни, которую от дна отделяет всего одна глупость. Жаль, что в «Трафике» многие удачные находки не получают продолжения или не проговариваются, из-за чего герои выглядят ходячими клише без нюансов — наивный ученый, беспечная мать и честный служитель закона. Например, «Нортлайт» пытается дискредитировать Брауэра, вытащив на свет его давнее обвинение в сексуальных домогательствах. Но хотя вся пресса изощряется в обвинительных заголовках, любящей жене профессора (Индира Варма) даже в голову не приходит поговорить об этом с мужем. Или безутешная мать Клэр никак не рефлексирует тот факт, что ее ребенок мог скрывать от нее свою зависимость, когда она сама годами сидела на вызывающем ее препарате и не может рассчитывать на звание «Мать года». Что касается агента Джейка, то он настолько положительный персонаж, что, отчаявшись получить помощь в поимке Бати от своей начальницы (Мишель Родригес), он, как Бэтмен, едет ловить его в одиночку и получает возможность хоть раз поступить «неправильно» и воспользоваться служебным положением для собственной выгоды. Джейк поступает правильно. Если бы он оказался не таким уж героем, он бы не только стал гораздо более сложным персонажем, чем о нем думали до сих пор зрители, но и «Трафик» получил бы зацепку для сиквела. В конце концов, это не фильм на «Оскар», это в меру увлекательный триллер про опиоидную эпидемию, которая никуда не исчезла, а значит, тема будет актуальной еще долго. Лет через двадцать можно повторить.

Фото: MEGOGO Distribution