search Поиск Вход
, , 6 мин. на чтение

«Счастье — побочный эффект эстетической медицины» — косметолог Алена Саромыцкая

, , 6 мин. на чтение
«Счастье — побочный эффект эстетической медицины» — косметолог Алена Саромыцкая

Дерматолог-косметолог, международный тренер-эксперт, главный врач клиники Professional рассказала «Москвич Mag», как молодеть в горах, отличать профи от лжеврачей и поколении красивых взрослых.

Начнем с азов. Как в косметологической клинике понять, настоящий ли специалист перед тобой или шарлатан, которых вы сами называете губистами?

Прежде всего стоит доверять врачам-косметологам со специализированным образованием, с документами, которые подтверждают экспертизу и опыт работы. Это диплом врача, диплом повышения квалификации. Если перед вами специалист со стажем более 5 лет, то можно уточнить его специализацию и опыт, чтобы понять, чем именно он может быть вам полезен. Не забудьте посмотреть и документы самой клиники, лицензии и разрешения на деятельность. Также важно сарафанное радио. К нам же приходят не больные пациенты, а условно здоровые, которые хотят изменить себя в лучшую сторону и полагаются на видение врачом критериев красоты. Если врач выбирает корректные методики, то его рекомендуют, передают из рук в руки, повышая кредит доверия.

Восприятие публикой, вообще всего, не только рынка эстетической медицины, оно максимально простое и наивное: вот красивая картинка, и я точно так же буду выглядеть после укола, препарата, процедуры. Есть ощущение, что эстетическая медицина не требует особой вдумчивости. Почему так?

В последнее время у нас во многом поменялся формат общения с пациентом. Мы все перешли в режим соцсетей. И сейчас тот же инстаграм навязывает нам конкретные поведенческие моменты. Мы видим много и специалистов, и лжеспециалистов, которые преподносят отрасль эстетической медицины именно так: «Придите, я вас уколю, и станете лучше». Это, конечно, дискредитация методики. Врач эстетической медицины — настоящий доктор с многопрофильным образованием. Мы должны собрать анамнез, выявить стигмы эндокринных патологий пациента, противопоказания. Одним словом, работать как терапевты. Мы должны обладать широким клиническим мышлением. Я сразу могу сказать, глядя на лицо, что не так. Когда спрашивают, как я это вижу, то шучу, что лечу по фотографии и бабушка была гадалкой. На самом деле я просто вижу стигмы дефицитарных состояний.

У грамотного косметолога нет задачи обколоть пациента.

Эффективность методик эстетической медицины зависит как от опыта врача, продвинутости технологий, используемых в клинике, так и от того, с кем мы работаем. Если у пациента имеются дефицитарные состояния — микроэлементов, витаминов, гормонов или какие-то эндокринные патологии — эффективность будет в разы меньше. Здесь задача врача прежде всего указать имеющиеся недостатки, нормализовать полностью метаболизм и уже затем приступать к решению тех задач, с которыми обратился пациент. Красота не те уколы, которые мы привыкли видеть.

И все же большинство видит задачу эстетистов именно в уколах красоты — скулы поправить, грудь, попу. Люди видят операционное вмешательство как стратегию, а вы, судя по всему, считаете, что это не так.

Даже при обращении к хирургу вас сначала попросят сдать анализы, чтобы посмотреть, насколько в норме организм. Но в целом у грамотного косметолога нет задачи обколоть пациента. Чтобы как можно дольше оставаться молодым и красивым в ресурсном состоянии организма, нужно не лечить, а проводить профилактику.

Что значит в ресурсном?

Быть в ресурсе — это быть позитивно заряженным человеком, не иметь дефицитарных состояний, уметь управлять своими эмоциональными реакциями. Все вместе в течение дня помогает вам выполнять задачи не уставая. Утром встать, пойти на тренировку, собрать детей в школу, отработать день, вечером уделить время семье, родителям — это все очень энергетически затратно. Если нет энергии, то будешь как медуза. А ты не должен уставать. Я не помню, чтобы я просто лежала и смотрела телевизор. У меня столько энергии, что мне хочется творить, созидать, направлять, получать новые навыки, двигаться по жизни.

Россия сильно отстает от Европы и Америки в технологиях и аппаратах?

Знаете, какой интересный момент: российские специалисты считаются одними из лучших в области эстетической медицины. Вот я, например, вхожу в топ-10 лучших врачей мира. Я участвую в глобальных разработках, мы пишем программы, по которым потом по всему миру обучают. И специалисты из России реально ценятся. Почему? У нас многопрофильное образование. То есть я могу рассмотреть и неврологию, и трихологию, и эндокринологию, и косметологию. Кроме того, я готовлю альпинистов на восхождение, сама этим занимаюсь. Мы очень многопрофильные, и мы перфекционисты. Но что касается аппаратных методик, то Израиль и США впереди планеты всей. Они лидируют благодаря инвестициям в технологии. Там на это выделяются деньги, у нас нет. Многие разработчики просто уезжают за границу, потому что там есть заработок.

При этом вы как-то говорили, что в России предпочитают больше аппаратные технологии, а в Европе, например, уколы. Почему так сложилось?

В Европе инъекции больше популярны, потому что аппараты очень дорогие. И врачи там выступают как моноспециалисты, ведущие прием в рамках частного кабинета. Они, как правило, не вкладываются в покупку дорогостоящих методик. В России мы придерживаемся комплексного подхода, сочетаем аппаратные и инъекционные методики. Это дает в разы лучший результат.

При этом у нас не больше денег, мы просто хотим лучший результат. Плюс интегральный подход отвечает текущему запросу на естественность. Капельницы, БАДы, аппараты, инъекции, спорт — только все вместе может помочь сохранить здоровую, естественную красоту.

Вы упомянули подготовку альпинистов к высокогорным восхождениям. Как связаны экстремальный спорт и сохранение красоты?

У меня для вас есть два слова: митохондриальное омоложение. Митохондрии — это энергостанции клетки, но с возрастом их синтез замедляется. И метаболизм замедляется. Батарейка подсаживается. Мы начинаем стареть. Но существуют механизмы митохондриального омоложения. Среди них — тренировки на грани ваших ресурсов. Ими заниматься нужно нечасто, один-два раза в месяц, обязательно под наблюдением хорошего специалиста-тренера. Мы после полного чекапа тоже помогаем составлять их программу.  Второе — интервальное голодание. Я к нему отношусь сдержанно, но это тоже сильная встряска для организма. Третий путь — интервальная гипоксия, те самые высокогорные восхождения. В высокогорье разряженный воздух, и организм, требуя больше энергии, запускает синтез митохондрии. Спасает сам себя. Когда вы спускаетесь с гор, то у вас ощущение, будто вы накачены энергией. Ее запаса хватает до полугода, я не раз на себе проверяла.

Я давно катаюсь на лыжах и сноуборде, а лет девять назад мы были на Эльбрусе, решили на него подняться. Без подготовки было очень тяжело, но я это сделала. Оказалось, что скала и жизнь — отличные параллели. И там, и там надо идти маленькими шагами, пока не откроются новые горизонты. Когда вы находитесь на обрыве, то думаете только о том, как дойти до площадки, дожить до нее. Когда спускаешься в жизнь, другие проблемы кажутся тебе чем-то несущественным. Ты уже пережил самое страшное — возможность гибели. Зона комфорта расширяется, мозг становится более пластичным, легче ищет нестандартные ходы при стрессе. С горы вы спускаетесь другим человеком, и научно это подтверждено.

Мужчины — самые верные пациенты. Они могут жену поменять, но вас — нет.

Кстати, чтобы испытать этот эффект, в горы идти не обязательно. Подходящие условия формируются и в условиях клиники. Одни приборы создают разреженный воздух, другие по технологии EMsculpt воздействуют на мышцы так интенсивно, что никакая тренировка в зале не сравнится с глубиной проработки.

Косметология борется со старостью или реставрирует молодость?

Я не люблю слово «стареть», предпочитаю говорить «взрослеть». И у нас есть два пути. Либо мы красиво взрослеем и стараемся отодвинуть возрастные изменения, стараемся как можно дольше сохранить себя, либо ничего не делаем. Многие мои пациенты хотят красиво взрослеть, и я им в этом помогаю.

То есть нас ждет в не самом далеком будущем поколение красивых взрослых?

Посмотрим. У меня очень много пациентов определенной возрастной категории, которые очень крутые в плане энергетики, ресурсности и того, как они выглядят. Это поколение «женщин без возраста», не переколотых, а активных, ухоженных женщин с делом в руках.

В каждом поколении они были, просто сейчас их появляется еще больше, потому что эстетические методики становятся более доступными, а их выбор — осознанным.

Хочу отметить, что не только женщины, но и мужчины стали посещать чаще косметологов. У нас, например, 40% клиентов именно мужчины. Они регулярно следят за своим здоровьем, принимают витамины, капельницы, ухаживают за лицом. При этом мужчины меньше любят инъекционные процедуры, вообще боятся уколов, больше предпочитают малоинвазивные или аппаратные методики. Мужчины более осторожны в выборе врача, клиники, методики. И нужно завоевать доверие мужчины. Если вам это удастся, то он — ваш верный пациент. Он может жену поменять, но вас — нет.

По-вашему, жители Москвы больше довольны собой внешне или недовольны?

У нас очень хорошая генетика. Спасибо, что у нас не было инквизиции, которая жгла ведьм. Женщины у нас очень красивые. И людей, которым нравится своя внешность, больше. А с остальными мы часто работаем как психологи. Ведь если кому-то исправить губы, они не станут счастливее. Им надо менять мышление, укреплять веру в себя.

Если люди раньше обращались с просьбой «сделайте меня красивой», то сейчас идут с запросом на счастье?

Это хороший побочный эффект. Если раньше это было «сделать только красивее», то сейчас это «я хочу комплексного подхода». Нам не нужны быстрые деньги, мне нужны долгие отношения, чтобы пациент видел эффект терапии и чувствовал себя лучше. Следовательно, счастливее.

Фото: из личного архива Алены Саромыцкой