, 4 мин. на чтение

Это мой город: фэшн-журналист Ольга Михайловская

, 4 мин. на чтение
Это мой город: фэшн-журналист Ольга Михайловская

О большей любви к московским родительским друзьям, чем к питерским, и о том, кто и почему приходит учиться к ней в фэшн-школу.

Я родилась…

В Питере, тогда еще, конечно, Ленинграде.

Сейчас живу…

В Москве. С 1998 года окончательно и бесповоротно. Переехала, потому что Vogue Russia запускался и позвал на работу. До этого жили на два города, потому что родители мужа жили в Москве, и у меня вся работа, пусть и фрилансерская, тоже была в Москве. Газета «Коммерсантъ» в первую очередь. В Москву переехала с новорожденной дочкой на руках и на следующий день вышла на работу.

Люблю гулять…

По бульварам. По любимому району. Я очень городской человек, люблю пыль и грохот, поэтому желания даже в парк куда-нибудь поехать, как правило, не возникает. Но если вдруг, то скорее всего Нескучный сад.

Мой любимый район в Москве…

Больше всего на свете я люблю район, где сейчас живу. Это Чистые пруды, Сретенский бульвар, Китай-город и Мясницкая от бульвара до Лубянки. По Мясницкой мне вообще все равно, куда идти, мне там просто почему-то хорошо.

Мой нелюбимый район в Москве…

Кутузовский проспект. Мне там как-то некомфортно. Кажется, что ветер продувает тебя насквозь. Только кинотеатр «Пионер» примирил меня с ним.

В ресторанах…

Бываю не так часто, чтобы брать на себя смелость рассуждать о них. Я люблю готовить и по возможности стараюсь делать это дома. Но если уж называть, то, наверное, White Rabbit, может быть, «Техникум», не сочтите за снобизм, Nobu (в любой точке земного шара). Но есть масса наверняка отличных мест, где я просто не была. А так у меня вполне консервативные вкусы, но я люблю легкую, свежую еду. Поэтому когда хочется просто, чтобы было вкусно наверняка, идем в «Кофеманию», простите за банальность. В последние несколько лет полюбила питерские рестораны, сама от себя не ожидала, но там и правда появилось много очень вкусных мест.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

С самого детства я любила маминых и папиных московских друзей больше питерских, они всегда были энергичнее, веселее и как-то приветливее, что ли. Вот в этом мне и видится отличие москвичей от жителей других городов, в первую очередь от наших меланхоличных и глубокомысленных питерских земляков.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Лондоне, Париже…

Интернет! В Москве однозначно лучше, чем во всех этих городах. А так Москва точно намного чище, чем Нью-Йорк, намного вкуснее, чем в среднем Лондон, ну а про Париж ничего не скажу, потому что люблю его бесконечно и не готова видеть в нем недостатки, хотя нет, конечно, Москва намного безопаснее, это факт!

За последнее десятилетие Москва…

Изменилась очень сильно. И большинство изменений мне нравится. В 2000 году по Сретенке страшно было пройти после 8 вечера, а сейчас все гуляют, сидят в кафе. То же самое, скажем, в Замоскворечье. Стенаний по поводу перемен я не понимаю, город должен меняться, это неизбежно. Ну и эти адские пластиковые розовые сакуры, кладбищенские ограды вокруг клумб, эти общественные сортиры, которые портят бульвары (подсмотрели бы, как сделаны туалеты в Берлине, ну и повторили бы аккуратно, близко к тексту), в некоторых местах чудовищно уродливые скамейки, ну и все эти «турецкие» арки и прочее «убранство» города, это не может нравиться. Кроме того, я убеждена, что пробки становятся все хуже и хуже от всех урбанистских затей, но это все-таки частности. А вот например, Военторг — это не частность, это преступление, это было одно из красивейших зданий в Москве, но истерик по поводу сноса любого рядового дома старше ста лет я тоже не понимаю. В общем, Москву я очень люблю.

Хочу изменить в Москве…

Цены на квартиры.

Мне не хватает в Москве…

Питерских квартир. С их потолками и окнами.

Я запускаю курсы фэшн-журналистики и истории моды…

Именно сейчас, поскольку поняла, что есть реальная потребность. Это все происходило постепенно. Сначала меня пригласили прочесть два курса — фэшн-журналистику и историю моды — в одну частную школу. Ее создали люди, не имеющие вообще никакого представления об этой индустрии. Отказаться было неудобно, и я согласилась. А потом увидела, что желающих много, и, собственно, сами мои студенты и натолкнули меня на эту мысль. Для многих из них я была уже не первым учебным опытом и то, что они мне рассказывали про разные школы, повергло меня в ужас. Я поняла, что кругом огромное количество всевозможных школ и курсов, где преподают люди, никогда не имевшие отношения к этой индустрии в принципе. Ну я и подумала, что все же много знаю и умею, не пропадать же добру.

Чему можно научиться? Ну вы же понимаете, что нельзя научить писать, тем более научить писать хорошо, но людям можно объяснить, в чем суть этой профессии, да и индустрии моды в целом, показать технологию того, как это делается, каких ошибок можно избежать, опираясь на чужой опыт. А уж история моды — это вообще отдельное удовольствие. Как ни странно, многие стали понимать, что она очень помогает даже в таком поверхностном, казалось бы, деле, как фэшн-блогерство. (Ольга ведет телеграм-канал frontfashion. — Прим. ред.)

Честно говоря, это все очень странно. На мои лекции приходили 15-летние школьницы, которые мечтали о карьере в глянцевом журнале, а уходили с твердым желанием заниматься маркетингом; девочка-визажист, которая хотела просто приятно провести время, а уходила со словами, что ее представление о моде перевернулось, и она хочет всерьез учиться дальше; приходили действующие пиарщики и просто очень богатые жены с явным намерением понять, что это за штука такая и можно ли в нее инвестировать денежки; приходят начинающие дизайнеры и взрослые дамы с двумя дипломами, особенно часто почему-то с юридическим и финансовым образованием; хозяйки маленьких бутиков и сотрудники крупных европейских марок. Как ни странно, каждый учится чему-то своему.

Фото: из личного архива Ольги Михайловской