search Поиск Вход
, 8 мин. на чтение

Чего ждать от 2023-го: наступит ли мир? Рухнет ли экономика? Ждем ли социальных потрясений?

, 8 мин. на чтение
Чего ждать от 2023-го: наступит ли мир? Рухнет ли экономика? Ждем ли социальных потрясений?

Если есть в мире какой-то островок стабильности, то это предновогодние прогнозы и предсказания на грядущий год. Издания по всему миру из раза в раз публикуют примерно один и тот же комплект: немного апокалиптических страшилок со ссылкой на Нострадамуса или Вангу, немного оптимистических, но не конкретных обещаний от астрологов рангом поменьше и совсем чуть-чуть научпопа про будущее технологий и экономики.

Мрачные средневековые пророчества о падающем с небес огне, бледном всаднике, восстающем мраке и монстрах из преисподней, которым предстоит разгуливать по Земле, особенно хорошо заходят в атмосфере уютных новогодних праздников. Мигают огоньки на елке, в хрустале лоснятся салаты, мужчины уже подвыпили, женщины на кухне заканчивают приготовления, будущее, кроющееся за темнотой декабрьской ночи, манит и немного пугает. За неимением пергамента Нострадамуса цитируют по электронным таблоидам или слушают по телевизору в промежутке между «Иронией судьбы» и речью президента.

Катрены французского алхимика подходят к любому году. В прошлом, например, цитировали 46-й катрен Первой центурии, который обещал, что «Произойдет вещь потрясающая и ужасающая, / Чуть позже задрожит земля». Как сломанные часы порой показывают верное время, ужасающие пророчества иногда сбываются, заставляя забыть о том, как перед этим они раз за разом давали сбой. «Вряд ли российская элита хочет большой войны, — писал в декабре 2021-го “Москвич Mag”. — Но это рациональное нежелание воевать, к сожалению, ненадежный предохранитель. Американская писательница и историк Барбара Такман писала о начале Первой мировой, что “войны никто не хотел. Война была неизбежна”. Смутные поэтические катрены Нострадамуса звучат в сложившейся атмосфере очень тревожно. “Вещь потрясающая и ужасающая” может произойти — и от этого зависит все остальное, от цен на недвижимость до ваших планов на лето». Так и вышло.

Наступит ли мир?

Сегодня в России все больше людей хотели бы мирных переговоров с Украиной, свидетельствуют данные опросов Левада-центра (признан иноагентом). Если в августе за продолжение боевых действий выступали 48% опрошенных, в сентябре — 44%, то в октябре — лишь 36%. Соответственно за начало переговоров в августе выступали 44%, в сентябре — 48%, в октябре — 57%. В то же время вера в близость мира постепенно тает. Если в мае лишь каждый пятый россиянин (21%) считал, что бои растянутся на год или больше, то сейчас так думает уже 41%. Это средний показатель по миру: 37% респондентов агентства Ipsos тоже склоняются к тому, что мир между славянскими странами в 2023-м не наступит. Столько же человек (40%) надеются, что 2024-й мы будем встречать уже не в пороховом дыму.

Похоже, это ключевая развилка будущего года: сумеют ли политики найти компромисс и вернуться за стол переговоров? Исторический опыт, к сожалению, не слишком оптимистический. Если путь к миру закрыт, то сама логика подталкивает к эскалации. 21 декабря, выступая на коллегии Минобороны, президент России Владимир Путин согласился с предложениями Сергея Шойгу увеличить армию до 1,5 млн человек. Это означает необходимость мобилизовать дополнительно еще 350 тыс. человек, ведь нынешняя штатная численность ВС определена указом главы государства и составляет 1 150 628 человек. «Страна, правительство дают все, что армия просит», — сказал Владимир Путин.

Если год назад мировая война казалась слишком мрачным прогнозом, чтобы в него всерьез верить, то сегодня почти половина (48%) из 24 тыс. респондентов Ipsos в 36 странах верят, что в будущем году где-то в мире будет использовано оружие массового поражения. Это беспрецедентный показатель. В прошлом году он тоже был рекордным, но все же на 14% ниже, чем сейчас. А Нострадамус словно знал, чем стоит дразнить нервную систему людей начала XXI века:

Большое войско перейдет горы
Сатурн в Стрельце, Марс идет попятно в Рыбах.
Яды скрыты в головах лососей,
Подвешенных за головы на леске.

Чье именно войско и какие горы оно перейдет, не ясно. Может, Крымские, может, Карпатские. А возможно, речь про Иранское нагорье или Гималаи. От мыслей про яды тоже становится не по себе. Ведь про биологическое, химическое и, не дай бог, ядерное оружие в уходящем году говорили много, как никогда.

Вечером 15 ноября в приграничной польской деревне Пшеводув упали две ракеты российского производства. Погибли два человека. Украина обвинила в произошедшем Россию. Власти Польши, руководство НАТО, а также мировые лидеры на проходившем на Бали саммите G20 провели экстренные консультации в связи с инцидентом. К счастью, они завершились не военным ответом со стороны НАТО, а умиротворяющими заявлениями. Выяснилось, что упавшие ракеты были выпущены украинским ПВО. Тревожная ноябрьская ночь показала, как близко мы оказались к роковой черте. Правда, страх атомной войны выше всего не в наших снегах, а в далеких тропических странах, в которых ядерного оружия нет — Индонезии (68%), Перу и Колумбии (по 62%).

Экономика

В 2022-м человечество перешагнуло важный демографический рубеж. Теперь нас на планете больше 8 млрд. Рост продолжается, но темпы его падают. Последние десятилетия численность населения увеличивалась на 1 млрд каждые 11–12 лет. Но до следующего рубежа в 9 млрд пройдет не менее 15 лет, а планки в 10 млрд мы достигнем не раньше 2058-го. А может, и не достигнем, потому что где-то во второй половине века во всем мире начнется депопуляция, примерно как сейчас в России. Но пока в 2023-м ожидается еще один важный планетарный демографический рубеж — Индия, скорее всего, обойдет Китай по числу жителей.

Участники Римского клуба еще полвека назад прогнозировали, что 8 млрд — максимальная экологическая емкость Земли при существующем социальном порядке и технологическом укладе. Если не предпринять глубоких реформ, достижение этого порога поставит человечество перед перспективой коллапса. Реформ, о которых они писали, не произошло, а вот перспектива если не коллапса, то глубокого кризиса сейчас является самой актуальной во всем мире.

Пессимизм охватил почти все страны и континенты. 73% респондентов Ipsos назвали уходящий 2022-й плохим для своей страны и 56% — для себя лично. Эти показатели чуть лучше, чем в ковидные 2020–2021 годы, но существенно хуже, чем в любой доковидный год за всю историю. А ожидания от ближайшего будущего никогда не были такими мрачными за последние десятилетия, особенно в сфере экономики. 79% человек в среднем по миру считают, что в 2023-м цены будут расти быстрее зарплат. 75% ждут, что инфляция превысит и без того высокие показатели 2022-го. 68% боятся роста безработицы, а 50% — краха фондовых рынков. Если в конце 2021-го 61% верил, что экономика будет расти, то сейчас об этом упомянули лишь 46%.

Россияне на фоне остальных выглядели в 2022-м большими оптимистами. После того как власти справились с инфляцией и вернули валютные курсы в привычный диапазон, граждане стали демонстрировать феноменальный экономический оптимизм. Хотя оценки собственного экономического положения снизились, индекс ожиданий от будущего достиг беспрецедентных значений. Однако уже осенью эта внезапная эйфория стала уходить. Теперь индекс ожиданий вернулся к стандартным значениям и, скорее всего, будет падать дальше. 58% респондентов ожидают, что самые трудные времена еще впереди.

Российский Центробанк прогнозирует, что экономика страны в 2023-м немного сократится — на 2,6%. МВФ утверждает, что спад составит 3,4%. Но некоторые эксперты настроены пессимистичнее. Например, по мнению главного экономиста Альфа-Банка Наталии Орловой и экономиста Ирины Ростовцевой, из-за массового оттока трудоспособного населения и сокращения инвестиций внутренний валовый продукт может упасть на 6,5%. Хуже за последние 20 лет было только однажды — по итогам 2009 года на фоне мирового финансового кризиса российский ВВП упал на 7,8%. В этом главная интрига, над которой бьются экономисты во всем мире: случится ли в 2023-м глобальный экономический кризис, и если да, то насколько глубоким он окажется?

Мировая экономика держится на трех китах: США, Китае и Европе. И сейчас они все испытывают большие проблемы. Эксперты ОЭСР считают, что главной жертвой энергетического кризиса, в который вылился конфликт на Украине, станет Европа. В Германии и Великобритании рецессия практически гарантирована. Другие страны будут в лучшем случае балансировать возле нулевой отметки. В США ситуация пока чуть лучше, но 60% экономистов, опрошенных Reuters, считают, что экономика США войдет в рецессию где-то в следующем году. Экономисты, опрошенные Bloomberg, считают, что риск рецессии в ближайшие 12 месяцев составляет 65%. Развитые страны переживают невиданную за десятилетия инфляцию: сказываются многолетнее «количественное смягчение», политика нулевых процентных ставок и беспрецедентные программы преодоления последствий ковида. Долги выросли: сейчас страны G7 должны 128% своего ВВП (почти вдвое больше, чем в 2007-м). Пока рост экономики превышал стоимость заимствований, это было не страшно. Но теперь, когда в борьбе с инфляцией центробанки поднимают процентные ставки, бремя долга становится почти невыносимым.

Признаки тяжелых проблем испытывает и китайская экономика, которая была главным источником глобального роста последние 30 лет. Уже два года власти Поднебесной пытаются предотвратить крах жилищного сектора, который составляет 30% ВВП. Но застройщики набрали слишком много кредитов, а спрос на квадратные метры оказался слишком слабым. Если меры властей не помогут и отрасль рухнет, то вслед за ней начнется спад и в других секторах. Тем более что в Китае сейчас рекордная безработица среди молодежи. Соломинкой, способной сломать спину верблюду, могут стать последствия выбранной Пекином стратегии борьбы с пандемией ковида, которая оказалась не слишком эффективной. Бесконечные карантины больно бьют по производственным цепочкам и увеличивают социальное напряжение. А отказ от них уже сделал страну уязвимой перед новой волной эпидемии.

Преподаватель Йельского университета и бывший председатель Morgan Stanley Asia Стивен Р. Роуч полон пессимизма: «В совокупности Европа, США и Китай составляют около половины мирового ВВП по паритету покупательной способности. Поскольку никакая другая экономика не может заполнить образовавшуюся пустоту, я боюсь, что глобальная рецессия действительно кажется неизбежной».

За всю послевоенную историю глобальная экономика снижалась лишь дважды — в 2009-м и 2020-м. Третий случай грозит изменить саму структуру мирового хозяйства. Одним из ближайших последствий такого сценария станет резкое падение спроса, а следовательно, и цен на сырье. Государства, чьи бюджеты сильно зависят от экспорта, окажутся главными жертвами. Опутавшие планету цепочки добавленной стоимости распадутся или упростятся. Цены станут расти все быстрее. «Так дорого будет стоить бушель пшеницы, / Что люди станут людоедами», — писал Нострадамус.

Если мировой экономический кризис окажется очень глубоким, то существующая экономическая модель и возглавляющие ее элиты будут сильно дискредитированы. На них обратится гнев жертв.

Гнев

«Рано и поздно вы увидите великие перемены, страшные ужасы и месть», — писал почти 500 лет назад французский астролог.

Под занавес 2022-го мы увидели репетицию возможных социальных потрясений в двух неожиданных местах. Смерть молодой девушки Махсы Амини в полиции, где, возможно, ее забили до смерти за неправильное ношение хиджаба, спровоцировала невиданные в Иране с Исламской революции 1979-го выступления протеста. Уже за первые три недели в столкновениях с полицией и религиозным ополчением «Басидж» погибли более 200 протестующих. Выступления перекинулись на национальные окраины. В них участвуют как образованные выходцы из среднего класса, так и многочисленные бедняки. Давление оказалось так велико, что власти вынуждены сочетать репрессии против участников движения протеста с уступками. Впервые за 40 лет многие иранки стали ходить по улицам с непокрытой головой.

Еще более неожиданными стали самые крупные за 33 года, прошедших после подавления протестов на площади Тяньаньмэнь, волнения в Китае. Они начались в конце ноября в качестве реакции на жесткую политику «нулевой терпимости к ковиду», которую проводят китайские власти. Власти сочли за лучшее пойти на уступки требованиям: 7 декабря некоторые из самых строгих антиковидных ограничений были отменены.

В России за год было возбуждено более 5 тыс. административных дел за участие в акциях протестов. Задержаний же на акциях было еще больше — почти 20 тыс. (из них 8949 — в Москве). Около 400 человек стали фигурантами уголовных дел по политическим составам. В целом с 24 февраля задержанных и наказанных было кратно больше, чем в предыдущие 10 лет, считают правозащитники. На Западе крупные выступления протеста происходили, но после эпохальных движений вроде «желтых жилетов» во Франции или BLM в США 2022-й стал годом социального перемирия. Так, МВФ рассчитывает индекс зарегистрированных социальных беспорядков, опираясь на подсчет слов, связанных с уличными протестами, в 130 странах. С 2016-го по 2019-й этот индекс вырос более чем втрое, но с началом пандемии резко сократился до минимальных за десятилетие значений в первой половине 2020-го. С тех пор он постепенно растет. «Хотя социальные волнения на данный момент остаются низкими по сравнению с допандемийным уровнем, отмена ограничений эпохи пандемии и продолжающееся снижение уровня жизни означают, что протесты могут еще усилиться. Это может привести к значительным экономическим затратам», — пишут эксперты МВФ. Как в одном катрене Нострадамуса:

Труба трясется от великого раздора.
Соглашение нарушено: подняв лицо к небу:
Кровавый рот заплывет кровью;
Лицо, умащенное молоком и медом, лежит на земле.

Подписаться: