search Поиск Вход
, , 5 мин. на чтение

«Если хочется кого-то ненавидеть, жертва подвернется» — автор фильма «Фанаты» Сева Галкин

, , 5 мин. на чтение
«Если хочется кого-то ненавидеть, жертва подвернется» — автор фильма «Фанаты» Сева Галкин

Фотограф и режиссер Сева Галкин снял короткий метр «Фанаты» об охоте футбольных болельщиков на геев.

Не где-то в регионах, а в Москве. Сюжет основан на реальной истории: в 2016 году были задержаны двое 20-летних скинхедов из Северного Бутово, которые охотились на геев и успели убить шесть человек. Перед премьерой, запланированной на 2 апреля, «Москвич Mag» поговорил с режиссером об отношении к ЛГБТ-людям в Москве и о том, почему он решил взяться за эту историю.

Почему вы решили взяться за эту тему?

Фильм основан на реальном сюжете из криминальной хроники: два парня, считающие себя скинхедами и футбольными фанатами, охотятся за геями с целью грабежа и убийства.

Я задумал фильм уже три года назад. Эта история была в новостях в декабре 2016 года. И сам фильм — это реалии 2016 года, начиная от подслушанных фразочек на улице и заканчивая новостными сюжетами на ТВ. Почему решил взяться? Видите ли, это довольно частый кейс в криминальной хронике. Еще чаще такие истории даже не доходят до заявления в полицию и возбуждения уголовного дела.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что на эту довольно простую историю можно по-режиссерски наложить пласты своего драматургического видения, своего художественного высказывания. В фильме очень много метафор. Начиная с того, что в начале фильма трамвай нового образца проезжает мимо героев, а садятся они в старый трамвай, и заканчивая движением в кадре — все электрички в фильме едут слева направо, мимо героев или уезжают от них. Это движение в искусстве считается движением вперед, к прогрессу, а сами герои на фоне этой электрички в кадре двигаются справа налево (когда они бегут за очередной жертвой) или уходят в сторону от ее движения. То есть они бегут обратно в архаику, от прогресса. Или вот финальный кадр фильма с так называемыми московскими окнами, лишенными всякой романтики, которая им приписывается в фольклоре. Они похожи скорее на матрицу: за одним домом появляется блок таких же однотипных других домов.

Этот фильм нужно разглядывать. Там много всего, несмотря на то что актеры почти не говорят. Точнее, говорят мало.

Общались ли вы с реальными героями этой истории? Знают ли они о фильме?

С реальными прототипами я не общался. К моменту появления новостей они уже были под стражей. Я пытался выйти на следователей и пообщаться с ними. Задействовал журналистов из изданий, которые специализируются на криминальной хронике. Но мне сказали, что другая сторона не настроена на диалог.

Подозреваю, что на сегодняшний день герои не знают о фильме. Однако я провел журналистское расследование и нашел их страницы в соцсетях. Вдвоем с консультантом фильма, профессиональным психологом, мы проанализировали ленты их новостей. Довольно глубоко — на три года вглубь. И у нас появилось довольно ясное представление об этих парнях. Знаете, это обычные, заурядные люди. Они ничем не отличаются от тех, кого вы видите на улице или в метро. На страницах у них обычные перепосты мемасиков и фотографии с выездов на природу. Такая банальность зла. И вот этот момент интересен: что заставило их пойти на такие преступления? Насколько виновато общество в своем давлении на неокрепшие юные умы? Насколько виноват телевизор? Возможно, он подтолкнул их к убийствам? Возможно, они даже жертвы? Жертвы пропаганды.

Кто спонсировал фильм?

Фильм снят на деньги, собранные на краудфандинговой платформе Planeta, на частные пожертвования и на свои собственные деньги. Я благодарен всем, кто поучаствовал в кампании по сбору средств.

Когда и где можно будет посмотреть фильм после премьеры?

Премьера в Москве состоится 2 апреля. Это будет закрытый показ: только для специалистов, съемочной группы и акционеров Planeta— тех, кто купил билет на этот показ еще полтора года назад, на стадии подготовки к съемкам. Владельцы площадки, где пройдет премьера, не очень хотят шумихи, формально — это частный сеанс. Так что фильм ждут только сетевые просмотры и закрытые показы. «Фанатов» можно будет увидеть на Vimeo «Видео по запросу» и на сайте дистрибуторской компании gonella-productions.com.

Вам не кажется, что наше общество стало за последнее время чуть толерантнее к геям, да и вообще ко всему?

Вот интересный вопрос. Давайте порассуждаем про гомофобию и толерантность. С одной стороны, мы видим чудовищную антигеевскую пропаганду в официальных СМИ и вообще в официальной риторике государства. Почему они так делают? Это политика. Для удержания власти нужен образ врага. Внешнего и внутреннего. Для внешнего годится «Омерика» и англосаксы, это понятно. Но нужен и внутренний враг. Кто на его роль годится? Несчастные геи, которые не могут объединиться и постоять за себя, пятая колонна, «либерасты», правозащитники.

Что же происходит на самом деле? Разное происходит. Разнонаправленные движения. С одной стороны, согласно глубоким социологическим опросам, реальный уровень гомофобии не растет, если не падает. Так, на вопрос, будут ли раздражать вас, вызывать ненависть соседи по лестничной клетке, которые окажутся однополой парой, более половины респондентов ответили, что «нет».

С другой стороны, мы видим кейс, рассказанный в моем фильме. Двум парням и девчонке из Северного Бутово пришло в голову, что можно безнаказанно грабить и убивать «пидарасов». Ведь «их сердца надо сжигать». Что тут такого? По телевизору говорят, что можно же. Понимаете, слово — оно материально. 

Сталкиваетесь ли вы с проявлениями ненависти или агрессии?

Вот важный момент в продолжение предыдущего вопроса. Я все-таки живу и работаю в Москве, крупном мегаполисе. Мое окружение и так все обо мне знает. Но стоит сделать шаг вправо или влево, записаться в секцию бокса например, тебя пробьют по соцсетям, и ты начнешь ощущать такую разряженную атмосферу вокруг себя…  Косые взгляды, обрывание разговоров, когда ты входишь. Просьба удалить свою фотографию из твоей ленты, потому что «я не хочу быть никак связан с такими людьми».

А эти безумные законы, над которыми все хохотали, когда их принимали — ну что тут опасного, ну посидите там в своем углу? По факту 10% населения России оказались людьми второго сорта. Я не могу повесить постер у входа в кинотеатр на премьере, потому что на одном из лавров есть аббревиатура LGBT. Я не могу претендовать на государственное финансирование своего фильма, потому что «это пропаганда нетрадиционных ценностей». Российские фестивали не берут мой фильм в конкурсную программу. Российские онлайн-кинотеатры не берут фильм в свою линейку. «Фильм-то хороший, но ты же понимаешь… » Что я должен понимать? Что вы признаете ЛГБТ-людей людьми второго сорта? Что у нас наступил фашизм? Или что я должен понять?

Откуда взялось утверждение, что жертвой убежденных гомофобов может стать любой человек, не обязательно гей?

Если хочется кого-то ненавидеть, кого-то избить, убить, наконец, рано или поздно жертва подвернется. Девушка с синими волосами. Девушка без хиджаба. Парень в шортах. Есть неприятие всех иных. «Черножопых», «узкоглазых», «пидарасов». Здесь все уже зависит от бэкграунда человека. От его окружения, воспитания, наконец.

Какова природа именно российской гомофобии? Чего боятся жители России? Ведь «фобия» — это страх. Что такого страшного они видят?

Все новое, неизвестное вызывает страх. Такова природа человека. Благодаря этому инстинкту Homo sapiens выжил как биологический вид. Что там в кустах шевелится? А вдруг тигр, который меня съест? Рефлекс срабатывает моментально — бежать. Не есть незнакомые ягоды, а вдруг отравишься!

Но мы-то с вами живем уже не в лесу. Мы окружены новыми технологиями. И другие качества — любознательность, отзывчивость, эмпатия — привели нас к прогрессу. Так что тут вопрос осознанности: чего ты хочешь? Обратно в лес или комфорта? Люди, не отдавая себе отчета, двигаясь по жизни, отвечают на этот вопрос так или иначе.

Не думаете ли вы, что вместо того, чтобы поднять и обсудить проблему гомофобии, наше общество и государство начнут обвинять вас в гей-пропаганде?

Никто не застрахован от репрессивной машины государства. Ни губернатор, ни фотограф или режиссер из Москвы. Уж тем более автомеханик или курьер. Первые-то хоть могут поднять медийный шум.

Какое будущее у квир-кино в России?

Мне кажется, что Россия ближе к западноевропейской цивилизации. Что бы нам там ни говорили по телевизору, нам близки ценности условного Запада. Может, я смотрю через розовые очки оптимизма, но да, нас ждет волна прекрасных российских ЛГБТ-фильмов. Но для этого нельзя сидеть на месте или просто лежать на диване.

Фото: facebook.com/seva.galkin