search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: актер и телеведуший Игорь Верник

, 4 мин. на чтение
Это мой город: актер и телеведуший Игорь Верник

О контрасте между Москвой деловой и Москвой кайфовой и о съемках в триллере «Игра на выживание», который очень напоминает «Голодные игры».

Я родился…

В роддоме в Лялином переулке. И оттуда в семидневном возрасте на руках у родителей отправился на улицу Ольховскую, в комнату в коммунальной квартире.

Я люблю гулять…

По центру Москвы. Вдоль набережной Москвы-реки. Увы, делаю это крайне редко. Чаще всего я за рулем. В 28 лет накопил на 15-летнюю «копейку» «Жигули» и стал наслаждаться Москвой из окна автомобиля. А вот последнее время стараюсь себя высаживать из автомобиля и гулять. Когда есть пара часов до спектакля, люблю из служебного входа МХТ выйти в Камергерский переулок, посидеть в какой-нибудь кафешке. Особенно приятно делать это летом, открытые веранды и повсюду бурлит жизнь.

В детстве я очень любил гулять…

Мы жили в районе метро «Алексеевская», тогда она называлась «Щербаковская». Знал там каждый уголок, часто гулял с друзьями, с родителями, с братом. У нас был маршрут — от нашего дома вдоль проспекта Мира к магазину «Союзпечать», где по вечерам собирались нумизматы, коллекционеры марок, открыток…  Там под огромными липами кипела жизнь, собирались слегка сумасшедшие люди. Меня тянуло к ним. Ностальгические воспоминания связаны у меня с «Бауманской», где я ходил в школу №353 имени Пушкина на Спартаковской. Там же рядом была музыкальная школа №1 имени Прокофьева, в которой преподавала мама и учились мы с братом.

Я люблю районы старой Москвы…

Там, что называется, много намоленных мест.

Все время собираюсь, но никак не могу доехать…

У меня счастливая профессия. Она дает мне возможность не только ездить по стране и миру со спектаклями или на съемки, но и, к примеру, оказаться в тех районах Москвы, куда я бы вряд ли попал сам, не будь такой оказии. Крыши окраин, склады, заброшенные заводы, небоскребы делового центра, старинные переулки на Пречистенке, Маросейке, Старом Арбате…  Все это мной освоено благодаря съемкам в различных фильмах и сериалах, тем необычным локациям, которые выбирают художники картин вместе с режиссером, чтобы создать особую атмосферу на экране. И Москва, конечно, дает возможности для любых фантазий.

Даже не знаю, есть ли такие районы, куда я стремился, но так и не попал? Если взять «Сити» как оазис нового градостроения, такого кусочка а-ля Нью-Йорк, то именно там я практически не бываю. Исключение — съемки. Но бродить между этими зданиями желания нет. Все очень выхолощено и мне там неуютно.

Москвич — это…

Человек с большими амбициями, устремленный к цели, которая диктует определенный способ передвижения и общения. Все довольно быстро, резко. С другой стороны, чемпионат мира по футболу показал, каким у нас город может быть открытым, дружелюбным, наполненным жизнью, движением, радостью, выплескивающимися наружу эмоциями. Вот эта жизнь внутри деловой, суетливой, вечно куда-то спешащей Москвы стала разряжаться атмосферой релакса, беспечного гулянья, уличной жизни. Еще одна Москва выросла внутри Москвы, и эти два города прекрасно сосуществуют друг с другом. Один весь на пределе, другой на релаксе.

Мне нравится то, что произошло с Москвой…

Она расцвела, как будто сбросила с себя старые лохмотья и, сохранив свою стать и красоту, стала свободной, широкой, европейской и, конечно, со своим лицом. Москва — самый мой любимый город.

Хочу изменить в Москве…

В собственной квартире-то пытаешься постоянно пространство сделать уютней, изменить, продумать интерьер, а уж тем более в городе. Конечно, Москва развивается, меняются люди, настроения, энергия, и это влечет за собой перемены. Важно, чтобы Москва сохраняла свое лицо и оставалась городом, который бережет историю, но при этом является архисовременным мегаполисом.

Если не Москва, то…

Я счастлив, что родился в Москве, и по-другому быть не может. Да, я люблю бывать, например, в Нью-Йорке и испытываю там восторг. Но это длится день, ну несколько дней, когда думаешь, что вот он, твой город. Но потом тянет обратно, домой, возвращаешься в Москву и понимаешь, что нет, ничего с ней не сравнится. Или взять небольшую Юрмалу. Вот пространство, где хочется жить: спокойное, тихое, уютное, несуетное…  Раствориться и остаться в этой тишине наедине с собой, гулять бесконечно вдоль моря, причем не летом, а зимой, когда никого нет. Сумасшедший пейзаж. Эти низкие облака, благородная архитектура, сосны…  А потом проходит немного времени и хочется вернуться в Москву. Я специально назвал Нью-Йорк и Юрмалу как два полярных места. Интересно для себя находить большие и маленькие формы, сложные и простые, дерзкую, кричащую архитектуру и деликатную, сдержанную.

«Игра на выживание» — это история о том, как далеко способен зайти человек…

Все начинается как телевизионное шоу и разворачивается в диких, непроходимых местах. Вокруг огромные горы, реки, ущелья и тайга. Шестнадцать участников реалити-проекта, представляющих разные города России, в том числе и Москву, будут бороться за беспрецедентный выигрыш — 1 миллион евро. Само название — «Игра на выживание» — поначалу у всех вызывает романтические, приключенческие эмоции. Но оборачивается это все далеко не игрой, а реальностью, в которой придется выживать, борясь с природой, друг с другом и страшными обстоятельствами. В конце концов каждый поставлен перед выбором: мало того, что он должен попытаться сохранить жизнь, так и понять, какова цена успеха. Ради чего он здесь? Как далеко способен зайти? Если внешние границы раздвинуты максимально и каждый следующий шаг все серьезнее и опаснее, то внутренние рамки полностью на усмотрение героев. Но до какой степени они готовы их раздвинуть?

Сериал «Игра на выживание» можно посмотреть на видеоплатформе Premier.

Фото: Илья Золкин