search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: автор подкаста «Голый землекоп» Илья Колмановский

, 4 мин. на чтение
Это мой город: автор подкаста «Голый землекоп» Илья Колмановский

О выходе своей книги «Научные открытия 2020», о плюсах позднего развития нашего мегаполиса и о том, как Москва стала городом, где исчезают смыслы.

Я родился…

В Москве.

Сейчас живу…

На площади Гагарина. Переехал сюда, когда женился.

Гулять в Москве…

Полгода назад у меня возникла новая страсть: я полюбил перемещаться по Москве на велосипеде. Я раньше не представлял, насколько это удобно. Во-первых, теперь я везде попадаю быстрее, чем на машине. Во-вторых, у меня красивые маршруты. Когда мне нужно в центр, я какое-то время еду по Нескучному саду, потом переезжаю через мост и долгое время еду по набережным, потом оказываюсь на Бульварном кольце. Крайне удобно еще, что я живу рядом с МЦК, там все хорошо организовано для велосипедистов.

У меня есть правило — проезжать не меньше 50 км в день. Это фитнес. Отдельное развлечение — кататься зимой. Правда, я недавно сильно упал, подъезжая к студии, где я записываю свой подкаст «Голый землекоп», что еще раз напомнило мне о том, что пора поставить шипованную резину.

Мой любимый район в Москве…

Мне нравятся Хамовники и, может быть, Замоскворечье.

Мой нелюбимый район…

Странным образом таких нет. Москва в этом смысле удивительный город. Критик назовет многие места уродливыми, но, мне кажется, в Москве самые разные вещи довольно органично сосуществуют. Особенно если позволить развиваться малому бизнесу: кафе, магазинчикам — они делают районы симпатичнее.

Я не очень хорошо знаю восточные и северо-восточные районы Москвы. Когда я там оказываюсь, мне иногда бывает неуютно, но это потому, что я просто не знаю улиц и не могу там ориентироваться. Однако это может легко меняться, что хорошо видно по опыту, например, Лондона. Раньше восточный Лондон считался угрюмым, бедным, но в итоге это стало придавать ему своеобразное обаяние, такой shabby chic, и бывшие индустриальные районы превратились в модные места. Могу предположить, что Электрозаводская или Перово со временем тоже такими станут.

В ресторанах бываю…

Не так часто, как за границей. Мы часто приезжаем завтракать на Патрики, когда есть время. Любим есть на рынках: Усачевском, Даниловском. Если говорить про высокую кухню, я за ней в Москве не особо слежу.

Место в Москве, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

У нас давно есть план — доехать до 90-го этажа в «Сити», но все время не складывается с погодой. А ехать туда в пасмурную погоду бессмысленно.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

У меня нет в голове образа москвича. Все большие города устроены так, что в них собираются разные люди со всего мира, и Москва тоже так устроена. Не уверен, что могу определить какой-то собирательный образ.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

В Москве удобно организованы многие сервисы. Хорошо работает доставка, каршеринг. Это плюсы позднего развития: те люди, которые начали развивать такой бизнес в Москве, смогли учесть опыт других стран и сделать лучше.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Если говорить про город как про место выживания, где тебе надо поесть и переместиться из точки А в точку B, то опять же — Москва сильно изменилась благодаря различным удобным сервисам (доставка еды, каршеринг, такси). И это мне нравится.

Но город, как правильно говорят антропологи, это место рождения смыслов. И в этом плане Москва за последние десять лет стала городом, где исчезают смыслы. За это время из Москвы уехали много моих друзей, которые чувствовали себя небезопасно из-за новых законов, которые ставили их и их семьи под прямую угрозу. Закрылись многие редакции, эмигрировали люди разных профессий, особенно связанных с бизнесом и медиа. И, конечно, ощущение от города как от места обитания сильно изменилось из-за столкновения с полицейским насилием в последние недели. Я никогда не думал, что увижу город оккупированным таким количеством «космонавтов» и лично на себе буду испытывать эту жестокость. Это оставило на теле города шрам, который никогда не исчезнет.

Хочу изменить в Москве…

Главное, что я хотел бы изменить в Москве, это власть. Я хотел бы сделать так, чтобы горожане могли выбирать и менять своих правителей. Это чрезвычайно важно для города и для того, как люди себя чувствуют в этом городе. Когда это произойдет, тогда и подумаем про клумбы и брусчатку.

Мне не хватает в Москве…

Воздуха. У меня есть ощущение схлопывающегося пространства, которое за эти десять лет нарастает.

Если не Москва, то…

Лондон или Нью-Йорк. Нью-Йорк — это город, где есть все: в первую очередь я имею в виду как раз людей и смыслы. Там на маленькой площади умещается весь мир, от выставок и ресторанов до науки и интересных людей, у которых можно брать интервью. Лондон мне нравится, во-первых, тем, что он ближе к Москве и тогда можно представить себе жизнь на два города. А во-вторых, там присутствует обаяние старой Европы, что для меня как человека, родившегося глубоко в XX веке, довольно важно.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

На этот вопрос сложно ответить из-за пандемии, потому что пока я действительно не бываю нигде, кроме работы и дома. Правда, у меня несколько работ в разных местах. Наверное, сейчас меня чаще всего можно застать в лектории «Прямая речь».

Если говорить вне пандемии, то я часто бываю в чайных домах. В Москве хорошо развита культура высокого китайского чая — это пошло еще с 2003 года, с чайного клуба в саду «Эрмитаж». В Москве много подобных заведений, и мне всегда интересно следить, у кого появился первый весенний сбор, кто достал старинные пуэры или тайваньские улуны. Два моих любимых места — «Чайная высота» на Покровке и на Тверской и клуб «Мойчай» на Мясницкой. Еще меня довольно легко застать на рынке, особенно на Даниловском.

Моя книга «Научные открытия 2020»…

Я работаю научным обозревателем. Каждый день я узнаю, в каких странах и какие ученые сделали интересные открытия, звоню или пишу им, чтобы выяснить все подробности. Потом наши разговоры превращаются в подкаст и телеграм-канал «Голый землекоп» и в лекции для «Прямой речи». В прошлом году я понял, что мне хочется написать книгу с издательством «Альпина.Дети», и я решил все самое интересное из 2020 года (и не только ковид!) охватить. Помимо ковида ученые, оказывается, еще и перепрошивали людей-киборгов, перепрограммировали костный мозг и приезжали в тот же Лондон с пятиметровым удилищем, чтобы сфотографировать древнего ящера под потолком. Я решил, что буду издавать минимум два раза в год такие книги с апдейтом новостей. Сейчас я работаю уже над следующей, и туда обязательно войдет история о том, как ученые используют самый громкий звук в океане — крики кита финвала — вместо сейсмографа.

Фото: предоставлено пресс-службой издательства «Альпина Паблишер»