search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: диггер Виктор Лонин

, 4 мин. на чтение
Это мой город: диггер Виктор Лонин

О подземных московских реках, станциях метро-призраках и неприятной суете москвичей.

Я родился…

В Москве, в районе Сокол.

Сейчас живу…

В Москве, там же. Я многое в этом городе посмотрел, а также под ним.

Я люблю гулять…

По подземной Москве. Я обожаю ее подземный мир! Дело в том, что многие крупные города изрыты различными коммуникациями. Но только в Москве это имеет реально гигантские масштабы.

Центр Москвы пронизывают многочисленные подземные коллекторы, причем плотность «подземной застройки» настолько высока, что прокладка новых коммуникаций порой вызывает серьезные проблемы и приводит к курьезам. Например, однажды власти решили прорыть под Неглинкой, заключенной в трубу, тоннель. Его хотели использовать в качестве кабельного коллектора. Но из-за ошибки был потерян один проходческий щит, он был в прямом смысле слова похоронен в недрах, под Неглинкой. Чтобы завершить строительство этого коллектора, потребовалось возводить специальную обходную камеру. Кстати, чертежи этого проекта и фотографии с затопленного нижнего уровня Неглинки у меня есть.

Добавляет колорита всему этому наличие под Москвой огромного количества сооружений самых различных эпох постройки.

Мой любимый район…

Есть говорить о надземной Москве, то Сокол. Наверное, потому что он связан с моим детством. Кварталы сталинской послевоенной застройки на Соколе олицетворяли для меня облик той Москвы, которую я любил. Тот небольшой уголок Сокола, Песчаные улицы, строился в 1946–1948 годах еще пленными немцами. А архитектура там совмещает в себе величественный сталинский ампир с уютными, утопающими в зелени жилыми кварталами. Еще мне очень нравится фонтан на Песчаной площади и сам сквер.

Если говорить о Соколе подземном, то там тоже есть объекты, которые стоит особо отметить. Это река Таракановка — типовой подземный коллектор, заключивший в себе бурные воды очень непростой реки и очень интересно перестроенный при реконструкции Ленинградского проспекта. И подземные этажи Алабяно-Балтийской развязки, залегающие под землю более чем на 25 метров и имеющие очень необычную архитектуру.

В подземной Москве у меня есть еще несколько любимых районов. Это, конечно, Неглинка — классика подземной архитектуры. По ней можно проследить историю подземного строительства начиная с XIX века и до типовых решений в подземном строительстве советских времен. Неглинка и по сей день скрывает множество градостроительных загадок, на которые мы еще не получили ответы.

Также мне нравится очень необычный участок реки Сетуньки с более чем семиметровым перепадом, и я могу по праву считать, что мы преодолели его первыми из диггеров. Сейчас этот перепад, к сожалению, уже не существует: при строительстве Солнцевской линии метро он был реконструирован в каскадный перепад. Но у меня сохранились фотографии и видео из этого уникального места.

Нелюбимый район…

Не люблю Москву современную — новые жилые комплексы, тот же «Москва-Сити». На мой взгляд, такая архитектура противоречит духу Москвы. Недаром очень распространенным выражением раньше было «Москва — большая деревня». Для меня Москва — это что-то уютное, домашнее, мне не нравится этот лоск, который наводят на столицу в последние десятилетия.

Любимые рестораны…

Однозначно любимых мест нет. Иногда заглядываю в разные заведения. И, насколько мне известно, каких-либо излюбленных диггерами баров или ресторанов в Москве не существует.

Место в Москве, куда собираюсь, но никак не доеду…

Это законсервированные объекты метростроя, история которых превышает 50 лет. Например, временная станция «Первомайская». Ее нельзя путать с современной «Первомайской». Та была открыта в 1954 году, ее эксплуатировали до открытия нынешней «Измайловской». Там очень красивая отделка. Или станция-призрак «Калужская», опять же не связанная никак с нынешней «Калужской». На станции-призраке сохранились платформы и вестибюль.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Москвичи больше подвержены суете. Всегда куда-то торопятся, стремятся все успеть. Это же касается и тех, кто недавно приехал в столицу. Москва заставляет подстраиваться под свой ритм жизни.

Москва отличается от Берлина, Лондона, Парижа…

Когда начинаешь задумываться серьезно, понимаешь, что большинство крупных городов по укладу жизни, организации своей инфраструктуры во многом похожи.

Но если попытаться выделить какие-то положительные моменты, то оказывается, что есть серьезные вещи, в которых Москва уступает ряду крупных европейских городов. Для меня это прежде всего отношение к историческим памятникам, особенно к архитектуре. Во многих крупных городах охрана архитектурных памятников организована на порядок выше: запрещена любая реконструкция, тем более, не может быть и речи о сносе таких строений. Там существует запрет на строительство высотных зданий, максимальная высота строений определяется историческими архитектурными доминантами каждого конкретного района.

Мне кажется, Москве очень не хватает такого подхода в градостроительной политике и охране исторических памятников.
Ну а если выделить однозначно положительные аспекты, присущие Москве, то это транспорт. Особенно метро. Такого подземного транспорта нет ни в одном крупном городе мира, если говорить о красоте интерьеров станций, об их богатой и индивидуальной отделке. Московское метро выигрывает и по регулярности минимальных интервалов между поездами.

За последнее десятилетие изменилось…

Очень эффективным оказался ввод в строй МЦК. Восхищают темпы строительства новых станций Московского метрополитена. Вообще Москва очень активно и динамично решает проблемы транспортного сообщения.

Я хотел бы изменить в Москве…

Прежде всего хотелось бы, чтобы городские власти задумались о сохранении исторических подземных инженерных сооружений. Таких в недрах Москвы осталось немало. Это и старые коллекторы подземных рек (Неглинная, Пресня, Чечёра, Золотой Рожок, Калитниковский ручей и многие другие), и уникальные подвальные системы (яркий пример — Солянка с ее соляными подвалами), исторические фрагменты коллекторов канализации первой очереди (1898 год) и ряд других.

Из части подобных инженерных сооружений можно было бы сделать музей подземной архитектуры Москвы. Например, с предложением о выделении фрагмента старого русла Неглинки под музейную экспозицию уже неоднократно выступали коллеги-диггеры, в том числе и те, кто имеет отношение к проектированию и строительству подземных инженерных сооружений.

И в целом мне бы хотелось пожелать московским властям более бережно использовать историческое архитектурное наследие.

Если не Москва, то…

В Москве мне больше всего не нравятся две вещи. Это климат и суета. Поэтому какой-нибудь тихий городок на побережье…

В  Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Люблю активный образ жизни. Прогулки в парках, покатушки на велосипеде по московским набережным, благо в последние годы их отлично благоустроили.

Мои планы на ближайшее будущее…

Хотелось бы попасть в законсервированный метрострой и посмотреть на его нынешнее состояние, на разработки советских времен, пока еще все это не стало очередной станцией московского метро.

Еще мне очень интересно было бы продолжить исследования сети подземных рек Москвы. В Москве почти две сотни малых рек, большинство из которых убраны в коллекторы. И несмотря на то что уже многие из них я прошел, здесь еще непочатый край для изучения Москвы подземной.

Фото: из личного архива Виктора Лонина