search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Это мой город: директор «Новой Голландии» Роксана Шатуновская

, , 4 мин. на чтение
Это мой город: директор «Новой Голландии» Роксана Шатуновская

О жизни в особняке, где был сквот Петлюры, плюсах реновации и десятилетии «Новой Голландии».

Я родилась…

В Душанбе, родном городе моей мамы. Но через два с половиной месяца я была перевезена в Москву — на Петровский бульвар в дом 12, где тогда жили мои родители. И поэтому всегда считала и считаю себя москвичкой.

Сейчас живу…

В Петербурге, потому как сюда меня привели моя работа и самый важный проект в моей жизни — остров Новая Голландия.

Люблю гулять…

В Москве в отличие от Петербурга нужно ездить гулять в районы.

У меня есть хороший друг, с которым мы любим просто бродить по городу с пит-стопами в рюмочных и барах, и раньше мы выбирали «куда поедем гулять». Но сейчас между всеми центральными районами появилась связь, и это не только Бульварное кольцо, и это становится суперудобно. Я очень люблю Замоскворечье, Хохлы и, конечно, Хамовники, где живу, а еще загородные парки и усадьбы вроде Архангельского.

Мой любимый район…

Раньше я любила Патриаршие, но это было очень давно, в 1990-х. Тогда мы собирались там шумной тусовкой из модных андерграундных музыкантов и их поклонников и, как теперь понимаю, люто шумели на всю улицу.

Сейчас я очень люблю Хамовники.

С родного Петровского бульвара нас выселили в 1990-х в Ясенево, мы очень тосковали по центру. В нашем старом доме сразу после нас обосновался известный тогда сквот Петлюры, и папа там даже тусовался пару раз. Это был классный особняк, в котором уже при мне мы жили одни. Он принадлежал купцу Ечкину, в ресторане которого по соседству (теперь театр «Школа современной пьесы») придумали салат оливье. В доме было около 20 комнат и два этажа, которые соединяла роскошная чугунная лестница каслинского литья. Тут были очень веселые праздники, мы никогда не садились за стол втроем. Но потом центр начали расселять: нас ограбили, устроили пожар, так мы оказались в далекой новостройке. А дом наш, по-моему, до сих пор стоит пустой.

Через какое-то время мои родители нашли квартиру в доме 1927 года на Погодинской улице, и мы тут с большой радостью проживаем уже 27 лет. Хотя я лично теперь скорее там гощу, чем живу. Рядом с домом — наш красивейший Новодевичий парк и монастырь с романтично-кровавой историей про княжну Софью и стрелецкую казнь, кладбище, где похоронен мой прадед Лазарь Моисеевич Шатуновский, и там же недалеко — Михаил Афанасьевич Булгаков под камнем «Голгофа», который был предназначен для Николая Васильевича Гоголя. Я с детства люблю все эти легенды и истории, мне все это нужно знать в каждом городе, где я бываю. Так ты ощущаешь себя частью этого места.

Хамовники пока еще похожи на старую тихую Москву, почти провинциальную. Но до Москвы большой и светской отсюда 20 минут пешком. Сейчас здесь стало еще и очень удобно жить с точки зрения транспорта и инфраструктуры.

Мой нелюбимый район…

Наверное, спальные районы, в которых, к счастью, мне не приходится часто бывать.

В ресторанах…

В московские рестораны я хожу буквально с пеленок и, конечно же, бываю и сейчас. «Люблю повеселиться, особенно пожрать» — это негласный лозунг нашей семьи и всех моих друзей.

Мне очень нравятся все проекты, что делает Глен Баллис, с которым я познакомилась во времена работы у Аркадия Анатольевича Новикова. Лучше азиатской еды в Москве не найти.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Парк «Зарядье». Как-то все не складывается поход туда.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

В Москве действительно все гораздо быстрее. Просто потому, что это огромный мегаполис и столица огромной страны. В Петербурге свой ритм и свои обычаи, здесь не принято торопиться, хотя мне, кажется, удалось поменять этот порядок у нас на острове Новая Голландия.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Мне кажется, несправедливо сравнивать такие города. Каждый из них чем-то славен. Я вот много лет жила в Париже, а полюбила его по-настоящему сильно позже.

Для меня Москва лучше тем, что это мой родной город, здесь моя семья и друзья.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Про изменения говорит каждый ваш спикер, так что не вижу смысла повторяться. Я не соглашусь, что реновация — это плохо. Становится очень удобно: широкие тротуары, парки, реставрация центра. Эстетически да, мне не все нравится, но это вообще сложно — угодить всем и каждому. И мне, конечно, очень жаль старых красивых зданий, что сносят и вместо них строят новые кварталы. Но это, наверное, неизбежный ход истории. Москва всегда была такой: тут наслоение культурных и архитектурных слоев, которое мало где встретишь. Жаль, что новые здания не отличаются исключительным вкусом и нам придется с ними мириться в ближайшую пару сотен лет. Но есть же и хорошие примеры.

Изменить в Москве…

Наверное, ничего не хочу. Очень бесят пробки, но с этим даже не знаю, как бороться.

Не хватает в Москве…

Московское лето — это лучшее лето. Вот бы оно длилось подольше, чтобы я после рабочего сезона в Петербурге успевала застать его дома.

О планах «Новой Голландии»…

Этим летом новой истории Новой Голландии исполняется десять лет. Мне самой с трудом верится, что это так. Но вот первый X пролетел незаметно. Поэтому это лето мы отмечаем всем городом почти каждый день. А для этого построили настоящий летний театр во дворе здания «Бутылка» — с удобным амфитеатром и настоящим театральным буфетом, который придумали Дима Блинов и его команда. Четыре раза в неделю проходят концерты, спектакли и перформансы. Вместе с Молодежной оперной труппой Большого театра мы готовим интересную программу в июле. А еще в этом году надеемся провести наш 2-й Международный фестиваль дебютного кино в Новой Голландии (с 30 июля по 6 августа). Этот проект мы придумали за год до пандемии и с размахом провели его превью. Прошлый год спутал всем планы, и фестиваль прошел в формате онлайн. Но мы очень надеемся, что этим летом все сложится как нужно. Эхо фестиваля обязательно пройдет в Москве, где мы покажем фильмы-победители и что-то из внеконкурсной программы.

В большом проекте реставрации и приспособления нам осталось еще два здания, это порядка 35 тыс. кв. метров и много-много кропотливой работы. Я очень надеюсь, что мы за этот год финализируем по ним планы и сможем уже всем рассказать, что же в них будет.

В связи с ограничениями «Летний театр в бутылке» временно не работает, а кинофестиваль перенесся на неопределенный срок. О новых датах можно будет узнать на сайте «Новой Голландии».

Фото: предоставлено PR-службой АНО «Новая Голландия»