, 4 мин. на чтение

Это мой город: художник и режиссер Евгений Митта

, 4 мин. на чтение
Это мой город: художник и режиссер Евгений Митта

О нехватке в Москве настоящей уличной еды и о своем сериале о художнике Павле Пепперштейне.

Я родился…

В Москве, в районе Белорусского вокзала. Адрес дома, к сожалению, не помню, но раннее детство проходило там. Отец жил в коммуналке, у них с мамой там была комната. А еще одна комната была у родителей мамы, так что я циркулировал между комнатами отца и бабушки.

Сейчас живу…

У «Авиапарка».

Любимый район…

Мне нравится Нескучный сад, старые части Москвы — Маросейка, Бульварное кольцо, кусок Яузы за Курским вокзалом, где «Артплей» и «Винзавод».

Нелюбимый район…

Не могу сказать, что какой-то район особенно выбешивает, что не хочется туда. Есть просто районы, в которых я не бываю. Москва — это гигантский город, и не все мне здесь хорошо знакомо.

Детство мое прошло в районе новостроек. Поэтому я к неисторическим районам отношусь достаточно хорошо.

Люблю гулять…

Если целенаправленно гулять, то стараюсь в парках. У меня недалеко от дома есть парк на Ходынском поле. Когда есть какая-то пауза в работе, стараюсь ходить, бродить.

Любимые рестораны…

Иногда бываю в «Доме 12», кафе «Ботаника», в «Перелетном кабаке», там заодно можно посмотреть хорошие выставки.

Был в недавно открывшемся «Доме 16» на Покровском бульваре: к лету там будет очень хорошо, потому что большие террасы и практически кусок парка — это редкость для Москвы. И вообще симпатично получилось.

Место, куда я бы хотел доехать, но не успел…

Собираюсь в Музей палеонтологии — хочу взять сына и поехать. Посмотрим на скелеты ископаемых животных.

Отличие москвичей от жителей других городов…

Они такие быстрые, деловые, в других городах спокойнее. А здесь все происходит с повышенной скоростью, так что жители Москвы понаглее, поагрессивнее.

В Москве лучше, чем в мировых столицах…

Все сравнительно сопоставимо. Но у Москвы, судя по всему, есть некоторые преимущества: круглосуточные магазины, поздно работающие кафе, которых в других странах не найдешь или будет проблематично. Все, что было связано с созданными интернет-сервисами в последнее время.

Кроме того, здесь все свои: для человека, который живет в Москве, это является основным преимуществом — человеческое тепло, друзья.

В Москве за последние десять лет изменилось…

Довольно многое. Москва застраивается с невероятной скоростью. Агрессивная урбанизация особенно заметна в центре: появляются высотные дома, но мне кажется, что эта безумная высотность для Москвы не годится. Алчные девелоперы и чиновники уродуют город.

На Грузинском Валу вдруг выскочили огромные дома по 40 этажей. Они смотрятся какими-то непропорциональными сооружениями. Снесли стадион «Юных пионеров» и построили целый квартал. Мне не особенно нравится, честно говоря, эта явная тенденция к уплотнению. А на Малой Грузинской, где живут мои родители, отрезали половину общежития консерватории, и сейчас идет строительство нового комплекса, перекрывающего все виды из окон. Один дом уже построили, но строительство продолжается. То есть эта тенденция еще и не очень хорошо регулируется с точки зрения градостроительных норм и правил.

То, что сносят старые дома в центре, очень удручает. Не так уж много их осталось, и хочется, чтобы сохранилось то, что сумело выжить в советское время.

А что нравится — это культурная жизнь. Очень много театров. В области театра произошли хорошие изменения, есть что смотреть: происходят фестивали, много премьер. Очень нравятся «Гоголь-центр» и спектакли Серебренникова. Надеюсь, новый министр культуры прекратит дело «Седьмой студии». Сколько можно мучить людей, сделавших столько прекрасного для культурной жизни Москвы.

На музейных площадках регулярно случаются хорошие выставки. Из того, что понравилось в последнее время, кураторский проект Виктора Мизиано «Удел человеческий» в ММОМА.

Мне не хватает в Москве…

Небольших ухоженных парков в самом центре, в Москве они больше на периферии. Нужно не пытаться застроить все возможные кусочки пустой или освободившейся площади, а организовать там растительную жизнь.

Сделать недопустимыми жесткие карательные действия полиции в отношении мирных демонстрантов. Участие в несогласованном митинге не должно быть поводом для избиений горожан и уголовного преследования по политическим мотивам.

Может быть, привнести что-то связанное с фастфудом, но не «Макдоналдс». Ведь ларьки снесли, а взамен ничего не появилось. Приходится думать, куда зайти по дороге что-то схватить, это тоже занимает время. И в Америке, и в Европе, и в Азии весьма популярны фудтраки. В каком-нибудь европейском городе возле университета стоят легкие передвижные ларьки, целый ряд, и с азиатской, и с американской кухней — и прекрасно себе работают. В азиатских странах, например в Сеуле, можно перекусить прямо на улицах. У них эта традиция не прерывалась, а у нас хоть и открываются фудкорты — это все равно не по дороге, это комплексы, туда нужно идти, там нужно находиться какое-то время.

Что еще я бы изменил в Москве — это проблему с галереями. Город помогает только муниципальным залам, а частные галереи должны выживать сами. А с таким плохим рынком современного искусства, как в Москве и в России в целом, им, конечно, без поддержки очень тяжело. Коллекционеров у нас мало, а зрительский интерес есть. Художникам и людям, которые хотят этим заниматься, выживать сложно. Галерея — это пространство, которое работает в интересах города, а помощь не приходит.

Мой сериал про художника и писателя Павла Пепперштейна…

Сейчас находится на стадии активного монтажа, который продолжится до весны. Планируется 20 серий. Мы начали его снимать еще в 2013 году. Это длинный проект — там разные фрагменты из Пашиной жизни, из прошлого — такой коллажный способ рассказать его историю, показать, какой он неординарный и талантливый человек. Старались показать его с разных сторон и в различных видах деятельности: как художника, как писателя, как исполнителя хип-хопа и как дизайнера одежды  — и даже это еще не все.

Фото: Петр Сильвестров