, 4 мин. на чтение

Это мой город: художник Ольга Солдатова

, 4 мин. на чтение
Это мой город: художник Ольга Солдатова

О Москве, которая становится гастрономической столицей, чудовищных градостроительных ошибках и мечте купить остров в океане.

Я родилась…

На Сахалине. В поселке Сокол. Мой папа был военным авиаконструктором. Там я жила всего два года и с тех пор никогда туда не возвращалась. Хотя мечтаю…

Сейчас живу…

На Николиной Горе. Уже много лет. А до этого успела много где пожить в Москве. Самое любимое место — башня в доме страхового общества «Россия» на Сретенском бульваре. Это была мосховская мастерская. Там были потолки девятиметровые. И у меня под куполом была такая круглая спальня с окнами-иллюминаторами, как на корабле. Потом, в 90-х, эти помещения захватили рейдеры. Им было даже наплевать, что это мастерские Союза художников, посадили внизу ЧОП и никого не пускали.

Люблю гулять…

Если учесть, что у меня два пса, то в основном гуляю там, где живу — по нашим местным полям. Но если надо с кем-то встретиться в Москве, то предпочитаю назначать эти встречи в Нескучном саду. Чтобы совместить прогулку и разговор.

Любимый район…

Наверное, это он и есть. «Музеон» и Новая Третьяковка, там и выставки, там мой любимый магазин для художников, там можно и пройтись, и вообще провести целый день. Ну и дальше — парк Горького и Нескучный сад.

Нелюбимый район…

Как и все, я не люблю спальные районы. У меня там начинается агорафобия. Я просто мимо них проезжаю — и все. Не нравятся они мне, причем везде, не только в Москве.

В ресторанах…

Ну вот где назначают встречу, там обычно и бываю. Если говорить о новых, последнее место, где я побывала, — ресторан «Сахалин». Очень понравилась еда. И название…  Напомнило мне о родине. «Дом 12» люблю, до последнего ходила в «Пролив». Если позавтракать — в «Кофеманию». Ресторанов все больше и больше открывается, и они становятся все лучше и лучше. То есть Москва уже становится такой гастрономической столицей. Моя подруга Патрисия, француженка, считает, что в Москве рестораны вкуснее, чем в Европе.

Вот еще, кстати, мы с друзьями немного заранее встретили Китайский Новый год — в новом большом J.Z. Peking Duck на Цветном бульваре. Я часто бываю в Китае и около полутора лет там прожила, так вот, я такой вкусной пекинской утки даже там не ела.

Давно собираюсь, но никак не доеду…

На катки. Каждый год собираюсь! Конечно, часто получается, что я зимой уезжаю из Москвы, но вот этой зимой я очень ждала снега и льда. Все очень хвалят катки и в парке Горького, и на ВДНХ. Но я пока ни разу не доехала.

Главное отличие москвичей…

Я много пожила в разных странах и заметила, пожалуй, такое: москвичи, если они не совсем русофобы, реже эмигрируют. То есть они могут иметь за границей бизнес, недвижимость, но Москву не бросают. Любят!

В Москве лучше, чем в мировых столицах…

Здесь много что лучше. Здесь мои друзья, здесь говорят на русском языке. Здесь все свое. Есть ощущение, что знаю все и всех. Как я уже сказала, теперь рестораны у нас лучше. Помню, как я мучилась в детстве, когда ходила на курсы в Университет на Моховую. Полуторачасовые лекции шли подряд, а буфета нормального там не было. Раньше почему-то считалось, что в том месте, где дают знания, не должно быть еды. Ближайшие заведения, где можно было поесть, — дорогущий, рассчитанный на иностранцев ресторан гостиницы «Националь» или буфет театра Ермоловой. Так что сейчас я все больше радуюсь за еду в Москве.

За последние десять лет изменилось…

Многое. И многие преобразования мне нравятся. Стало чище, убрали дикое нагромождение ларьков, эти ужасные гаражи-ракушки, которые стояли в каждом дворе. И в подъездах стало чисто. Благоустройство, да. Кроме наносного, которое мне не всегда понятно. В частности, всякие световые украшения, мне кажется, они Москве не очень подходят, они слишком восточные. Из всей новогодней иллюминации мне понравились только «бокалы». И то издалека. Вблизи там опять оказались какие-то цветочки и непонятные узоры. У любого узора должна быть история, Москва не была в этом смысле настолько азиатской.

Я по образованию архитектор, окончила факультет градостроительства. И хоть ни одного дня не проработала по профессии, кое-что замечаю.

Все, что происходит сейчас с транспортом, меня абсолютно устраивает. Но некоторые вещи настораживают. Например, когда хотят разрыть ядерный могильник, чтобы построить очередную хорду. Это же опасно для жизни. И я не понимаю, почему люди закрывают на это глаза, как будто не им жить потом в этом городе.

Или вот история: 80 лет держали под запретом застройку пойменных участков по Москве-реке, а теперь вдруг решили застраивать. Это чудовищная градостроительная ошибка, на мой взгляд. Это не только для питьевой воды будет плохо. Если они застроят юго-запад, то просто лишат нас легких. Посмотрите на любую карту, на любой крупный город. Юго-запад всегда должен оставаться незастроенным, зеленым. В Париже так, в Москве так было до последнего. Почему это допускают? Засорят и воду, и воздух, а потом будет поздно.

Хотела бы изменить…

Сложно сказать…  В целом я бы подумала об экологии города.

Мне в Москве не хватает…

Океана или моря. Мне даже солнца хватает. Я жила и в менее солнечных городах. А в Москве бывает солнце очень красивое.

Если не Москва, то…

Мне очень запомнилось путешествие на Фиджи. Там примерно треть островов — необитаемые. Вот я бы в конце жизни, пожалуй, прикупила б островок. Раз уж я родилась на острове, логично было бы на острове и заканчивать…  Я бы там построила бар и ждала в гости друзей.

Планы…

25 января откроется выставка моих больших работ — можно сказать, домашняя, в галерее на Николиной Горе. Далеко идущие планы — довоспитать сына, вырастить дерево и наконец построить дом. И подписать, что его построила архитектор Ольга Солдатова. Если Константин Мельников построил бы единственный дом — свой, в Кривоарбатском, он бы все равно был моим любимым архитектором. Так что, думаю, одного дома будет достаточно.

Фото: Павел Антонов