search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Это мой город: художник Владимир Дубосарский

, 3 мин. на чтение
Это мой город: художник Владимир Дубосарский

О вечной «бестолковости» Москвы, мечте дожить до момента, когда Кремль станет музеем, и своей выставке «Газуй!»

Я родился…

В Москве.

Сейчас живу…

В разных местах: в Москве, Химках, Таллине. Так складывается моя жизнь.

Люблю гулять…

Пожалуй, в парке Горького.

Мой любимый район в Москве…

Люблю район, где я родился. Метро «Шаболовская», Шуховская башня, фабрика «Гознак», здание французского посольства на Якиманке, ЦДХ, Крымский Вал, парк Горького, Донской монастырь. Это ореол моих любимых мест в Москве, где я чувствую себя как дома.

Нелюбимый район…

Я не люблю окраины. Они все одинаковые и не имеют своего лица.

В ресторанах…

Люблю ходить в места, где собираются мои друзья — художники, писатели, музыканты. Как правило, это «Дом 12» или «Перелетный кабак» недалеко от метро «Кропоткинская». Этот район тоже один из моих любимых в Москве. Там я ходил в художественную школу, там Пушкинский музей. Эти места до сих пор остаются такими, какими я их помню.

Место, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Уже несколько лет собираюсь навестить могилу бабушки на Даниловском кладбище.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Я не считаю себя снобом в этом отношении. Само понятие «москвич» для меня специфическое. Почти все мы «понаехали» в этот город. У меня, например, это были дедушки и бабушки. Я-то считаю Москву своим родным городом, но ведь есть и «более коренные» москвичи. А для кого-то я буду коренной москвич. Думаю, что человек, который прожил 20 лет в Москве, уже москвич. А отличает москвичей суетность. В этом городе сосредоточена вся энергия нашей страны, поэтому все бегут, толкаются, суетятся.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Пожалуй, только то, что в Москве все говорят на русском языке.

За последнее десятилетие в Москве изменилось…

Для меня сегодняшняя Москва не та, в которой я родился и которую любил. Слишком многое поменялось, многое сломано и разрушено. Но если абстрагироваться от личных ощущений, то, наверное, это и есть суть Москвы. Здесь нет ничего ценного, все ломается, все перестраивается, все дорожает. Этот город постоянно мимикрирует, не сохраняет свои традиции. Москва — город бестолковый, скажем прямо, но таким он был всегда. И в этом его особенность. А про недостатки и так все знают. Мне не нравятся постоянные ремонты, не нравится то, что ломают старые здания, находят повод и возможности переделывать прекрасные старые особняки в элитное жилье. Думаю, что это не нравится даже тем людям, которые зарабатывают на строительстве элитного жилья. Но они все равно идут на это, потому что деньги им дороже.

Хочу изменить в Москве…

Я бы хотел, чтобы соблюдались законы, чтобы архитектура города соответствовала тем градостроительным нормам, которые существуют. Это касается и этажности, и охраны исторических памятников, и, конечно, логистики. У нас вокзалы в центре города, это неудобно. Мне кажется, что Москва мало использует положительный опыт других мировых столиц, где подобные проблемы уже решены. Просто необходимо отказаться от точечных переделок и разработать стратегию.

Еще я бы очень хотел дожить до того момента, когда Кремль станет музеем, а правительство переберется в какое-то другое место. Ведь Кремль — одна из крупнейших средневековых крепостей, там может быть фантастический музей. И это обязательно когда-нибудь случится, потому что так должно быть.

Если не Москва, то…

Практически везде, где я бываю, мне нравится. Особенно маленькие города в Европе. Например, Таллин, где я периодически живу. Это прекрасный город, у моря, разумный, совсем тихий, без толп людей и машин (в отличие от Москвы), где можно спокойно отдыхать.

На выставке «ГАЗУЙ!» во VLADEY Space…

Представлены работы из серии «Наш газ». Это картины разных лет, в которых я обращаюсь к образу газовых горелок. Газ — один из ключевых ресурсов нашей страны, который приносит государству доход и обеспечивает наше существование. Но есть еще газ в наших квартирах — маленький домашний очаг, источник огня и тепла. Для меня это два архетипических образа: газ как часть большой империи и как символ коммунальной кухни, где раньше велись разговоры обо всем на свете. А еще для меня это немного детский образ очага из каморки папы Карло, за которым скрывается волшебная дверца, отпирающаяся Золотым ключиком. Эти картины можно рассматривать как портреты газовых горелок с разным огнем-«лицом». У одних лепестки пламени горят синим, у других — красным, у третьих — и вовсе каким-нибудь другим цветом. Мне бы хотелось, чтобы это немного напоминало фантасмагорию — такие домашние газовые «цветы».

Сейчас я…

Прямо сейчас я нахожусь в Эстонии, в маленькой деревушке Карепа, в ста километрах от Таллина. Здесь старый хутор и небольшой музей. Когда-то тут жил эстонский художник-пейзажист Рихард Сагритс. А сейчас я работаю в его мастерской. На днях открывается выставка, которая будет называться «Музей Дубосарского в Карепа».

Выставку «ГАЗУЙ!» Владимира Дубосарского во VLADEY Space можно увидеть до 20 октября. 

Фото: пресс-служба VLADEY