, 3 мин. на чтение

Это мой город: худрук оперы театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Александр Титель

, 3 мин. на чтение
Это мой город: худрук оперы театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Александр Титель

Об архитектурной эклектике, разрушающей московский стиль, хамстве богатых и чиновников, росписях Васнецова на Пресне, нехватке у москвичей дружелюбия и лестнице Пиковой дамы в родном театре.

Я родился…

В Ташкенте, в Узбекистане. Янтарной осенью среди дынь, арбузов, кураги и орехов, одним словом, сплошной восточной красоты.

Сейчас живу…

В Москве на Пресне. Так легла карта, карта Москвы. На самом деле мне понравились район и дом.

Люблю гулять…

Где придется. На Грузинских улицах Пресни. Там есть два замечательно красивых храма: Георгия Победоносца в Грузинах, построенный на рубеже XVIII и XIX веков, и знаменитый храм Непорочного зачатия Девы Марии — главный католический приход Москвы, прекрасный пример неоготики. Оба храма действующие. Есть отличный сквер. На Малой Грузинской дом, где жил Высоцкий, а по другую сторону Пресни — храм Святителя Николая и чудесный старинный храм Рождества Иоанна Предтечи с красивой ампирной колокольней. Храм начал строиться еще в петровские времена, уцелел в войне 1812 года и в советское время. Он внутри оказывается более просторным, чем видится снаружи, там есть несколько икон XVII века, росписи Виктора Васнецова в алтарной части и очень красивая икона Иоанна Воина. Часто иду домой с работы бульварами. Люблю гулять в Сокольниках, в Филевском парке, Кусково, Останкино. Люблю парки.

Любимый московский район…

Одного не назову. Люблю старые московские улочки и переулки. Старая Москва особенно ощутима на Маросейке, на Солянке, Якиманке и Ордынке. Есть для меня интересные старые кварталы фабрично-заводских зданий из красного кирпича — корпуса «Красного Октября», подобные есть и за Курским вокзалом, часть из них сегодня приспособлена под центры современного искусства — «Винзавод» и «Артплей». Они отреставрированы и стали очень интересным пространством. Это такая разная Москва: и усадьбы, и доходные дома начала ХХ века, и фабрики…  За этим история, жизнь города в прошлые века. И наш театр Станиславского и Немировича-Данченко — бывшая усадьба Салтыковых. По нашей парадной лестнице на рубеже XVIII и XIX веков не раз поднималась знаменитая княгиня Наталья Голицына, прототип пушкинской Пиковой дамы, приезжавшая из Петербурга в гости к своей сестре графине Дарье Салтыковой. Ну, конечно, люблю гулять на прудах Чистых и Патриарших и заходить в старые маленькие церквушки вокруг Чистых прудов.

Рестораны и бары…

Особенно любимых мест, куда бы постоянно ходил, нет, захожу, куда занесет. Есть симпатичный «Русский паб» на Тверском бульваре, он по дороге между работой и домом, поэтому, может быть, там бываю чаще.

 Меня можно застать кроме работы и дома…

По дороге на работу и домой. И, конечно, в театрах, Большом зале консерватории и Зале Чайковского, в музеях. И все же в основном по дороге туда и обратно.

Место, куда давно мечтаю съездить, но никак не получается…

Мечтаю поехать в Новодевичий монастырь, просто на автобусе, который идет от Каретного Ряда.

Мое отношение к Москве со временем менялось…

Первый раз я попал в Москву школьником, нырнул в подземный переход и вынырнул москвичом. Город меня сразу в себя влюбил, потому что его темпоритм мне абсолютно подошел. Когда учился в ГИТИСе в конце 1970-х, тоже очень любил Москву. А вот в 1990-х — начале 2000-х отношения с Москвой стали более сложными. В последние годы, конечно, город стал чище, появилось много кафешек, баров, ресторанов, привели в порядок парки, музеи, лучше стал ходить общественный наземный транспорт благодаря выделенкам.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Москвичи по-прежнему не только слезам не верят, но и вообще отличаются крайней недоверчивостью. Москвичи не слишком открыты, они как будто все время опасаются какого-то подвоха или, возможно, претензий на их жилплощадь, в связи с чем вспоминается знаменитый Воланд с популярной сентенцией «Люди, как люди, но их испортил квартирный вопрос».

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Лондоне, Париже или Берлине…

Конечно, метро.

Москва мне не нравится…

Наверное, большим социальным расслоением, беспардонным и беззаботным хамством богатых и чиновных. На дорогах и в других местах, где приходится сталкиваться. Еще мне не нравится, что многие дома старой Москвы снесены, она стала уж слишком эклектичной. Эклектика всегда было свойственна Москве, но это была полистилистика, которая ей очень шла. Сегодня в этой полистилистике появилось много общих мест. Эклектика была стилем, а теперь разрушает стиль.

В Москве не хватает…

Дружелюбия, готовности помочь. Мне кажется, что жители Парижа или Берлина, Лондона или Нью-Йорка в значительно большей мере осознают себя жителями города и других людей, живущих в нем, людей в музеях, ресторанах и на улицах признают своими, одногородцами. В Москве же это есть, когда либо «героическая» победа в футболе, либо шествие «Бессмертного полка». А хочется, чтобы витало в воздухе и жило в людях ощущение, что мы жители одного города — Москвы. Столицы России.

Фото: Илья Золкин