search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Это мой город: основатель издательства «Ад Маргинем» Александр Иванов

, 2 мин. на чтение
Это мой город: основатель издательства «Ад Маргинем» Александр Иванов

О своей давней мечте попасть в закрытый музей МУРа и о том, что будет, если потереть и поскрести любого москвича.

Я родился…

В Минске.

Сейчас живу…

В Москву переехал в 1991 году. По матримониальной причине.

Люблю гулять в Москве…

В переулках вокруг Китай-города — там осталось еще ощущение, что не вся Москва сдалась на милость урбанизму. Вообще это плановое благоустройство делает Москву похожей на среднеевропейский город, но без среднеевропейской муниципальной, локальной, мелкой жизни «по своему усмотрению» — теперь это усмотрение принадлежит распорядителям городского бюджета и обслуживающим их вкус урбанистам.

Мой любимый район…

Китай-город, Лефортово, Басманный.

В ресторанах…

Бываю, и в разных, от Selfie и ресторана братьев Березуцких (хотя я и болею за «Спартак», но это интересный ресторан),  до «КрабовКутабов», «Горыныча» и The Mad Cook. В основном я вожу в рестораны «гостей столицы», или праздную там семейные дни рождения, или просто хожу поесть что-нибудь новенькое. Мне еще нравится совсем не пафосный Megobari на Маросейке.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Я мечтаю попасть в закрытый музей МУРа, но для этого нужно специальное разрешение, а я не знаю, как и у кого его можно получить.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Мне трудно сказать, так как я не москвич, не вполне москвич или даже совсем не москвич. Мне кажется, Москва производит на многих поверхностное впечатление города нахрапистого, грубого, немного вульгарного и мегапафосного, но если потереть любого москвича, поскрести его, сломать устанавливаемую им/ею дистанцию, то окажется, что москвичи очень сентиментальные, нежные, душевные, теплые и склонные к какой-то почти избыточной человечности и сердечной открытости люди. Этот удивительный контраст и образует «московскость» москвичей,  их резко континентальный габитус.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Транспорт, система госуслуг, Преображенский рынок, черный кофе, качество еды в ресторанах, книжный магазин «Фаланстер» и одежная лавка Street Pie.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Перекрыли воротами с кодовыми замками проходные дворы в центре, готы ушли с Чистопрудного бульвара (кстати, где они теперь тусуют?), почти исчезли троллейбусы, закрылся книжный рынок в «Олимпийском» и киоск с турецкой едой напротив консерватории. Все это нехорошо. Но хорошего больше, например электробусы и супербыстрые трамваи с роскошными сиденьями, покрытыми тканью, похожей на ковер.

Хочу изменить в Москве…

Перенести президентскую резиденцию из Кремля на Рублевку и сделать Кремль туристическим и культурным центром.

Мне не хватает в Москве…

Блошиных рынков.

Если не Москва, то…

Иркутск или Вена.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

На Преображенском и Дорогомиловском рынках, в халяльных лавках возле центральной мечети, в кооперативе «Черный», на Чистопрудном бульваре и Старой Басманной.

Главное за прошедшие 25 лет работы издательства…

Странные связи между изданными книгами, которые становятся видны не сразу. Молодые коллеги, подтверждающие справедливость афоризма Лампедузы «Чтобы здесь все осталось по-прежнему, нужно все поменять».

Фото: www.facebook.com/alexander.ivanov.5076