, 2 мин. на чтение

Это мой город: писатель Леонид Юзефович

, 2 мин. на чтение
Это мой город: писатель Леонид Юзефович

О каменных плитах, которые будут смотреться лучше на московских улицах, чем асфальт или плитка. И о том, что больше всего раздражает в центре города.

Я родился…

В Москве и до двух лет жил на улице Станкевича. Теперь это Вознесенский переулок. Потом мама вышла замуж, и мы с ней уехали в Пермь. Там я прожил до 36 лет, в Москву вернулся только в 1984 году. Она так и не стала для меня родным городом. Это место в моем сердце занято Пермью.

Сейчас живу…

Я принадлежу к тому слою жителей столицы, кто не выбирает себе жилье, а живет в том, которое достается. Нам с женой от ее родителей досталась квартира в районе метро «Новослободская».

Люблю гулять…

Неподалеку от дома. Если к месту прогулки нужно ехать на машине или на метро, она не доставляет мне удовольствия.

Мой любимый район в Москве…

Мы любим то, с чем связаны воспоминания детства и юности. Когда я школьником и студентом приезжал в Москву из Перми, то останавливался  у моей незамужней тетки. Она жила в коммуналке на Герцена, ныне Большой Никитской, напротив театра имени Маяковского. Вот эта улица вместе с переулками между ней и Арбатом — важное для меня место.

Мой нелюбимый район в Москве…

Такого нет.

В ресторанах…

Почти не бываю, в кафе — изредка, а в кофейнях — едва ли не каждый день. Мне нравится сеть «Хлеб насущный». Они выпекают вкусные багеты.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Царицынский парк.

Отличие москвичей от жителей других городов…

Пермяка, екатеринбуржца, даже петербуржца при всех условностях мы все-таки можем представить в виде какого-то обобщенного типа, а общего типа москвича, по-моему, просто не существует. Раньше существовал, теперь — нет. Москвичи все очень разные.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

В Москве все говорят по-русски. Где бы я ни находился, я окружен стихией родной речи.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Мне кажется, главные изменения произошли в Москве не в последнее десятилетие, а в предыдущее. Многое мне нравится, многое — нет. Особенно раздражают фонтаны на Манежной площади с героями басен Крылова. Им там явно не место.

Хочу изменить в Москве…

Мне бы хотелось, чтобы улицы были мощены не асфальтом и не плиткой, а каменными плитами, как в центре Петербурга. Но это, наверное, нереалистичное пожелание.

Мне не хватает в Москве…

Чистого снега зимой.

Моя новая книга…

«Самодержец пустыни. Барон Р. Ф. Унгерн-Штернберг и мир, в котором он жил» — дополненное, исправленное переиздание в новом оформлении выйдет в сентябре в «Редакции Елены Шубиной» издательства АСТ.

Фото: © Фото: Евгения Давыдова