search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Это мой город: президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер

, 5 мин. на чтение
Это мой город: президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер

О быстро пачкающейся обуви в Москве и о местах в городе, где хорошо смотрится плитка.

Я родился…

В местечке Каменный Брод Барановского района Житомирской области. До Второй мировой войны это было еврейское местечко, сегодня — украинско-польское. «Местечко» — польское слово, переводится как «маленький городок» или «рабочий поселок». Мои родители работали в школе, а мои деды во многих поколениях были мельниками.

Сейчас живу…

После окончания института я жил и работал в Сибири, но в начале 1990-х перебрался в Москву. Моя квартира находится на Цветном бульваре, живу в этом районе, потому что когда я активно занимался бизнесом, построил примерно половину домов на четной стороне Цветного бульвара, и в одном из них у меня квартира. А почему в Москве — потому что Москва была и остается одним из самых привлекательных мест для ведения бизнеса.

Гулять в Москве…

Я люблю гулять в переулках в своем районе. Гуляю по ним, когда иду к детям и внукам, которые живут в этом же районе, или когда иду в синагогу. Недалеко от нас есть Екатерининский парк — тоже приятное место для прогулок.

Мой любимый район…

Там, где живешь, там и любимый район. Вначале в Москве мы жили в Строгино, нам там нравилось. Потом в Алексеевском районе, рядом с парком «Сокольники», и тоже любили это место. Сейчас, когда живем на Цветном, тоже его очень любим. Иногда приятно пройтись пешком вдоль Патриарших или вдоль Чистых прудов, по Бульварному кольцу.

Мой нелюбимый район…

Когда-то, когда я бывал в районе Капотни, мне там не нравился запах. Сейчас не знаю, как там. Москва быстро меняется, может быть, и в том районе уже совсем все не так.

В ресторанах…

Наш любимый домашний ресторан — «Сахли» (и его брат ресторан «Дарбази»). Бываю там с семьей, люблю иногда назначать там встречи. В нашем районе достаточно много хороших ресторанов. Когда-то был очень популярен ресторан Sirena, и он до сих пор существует. Для меня это был прообраз современных московских ресторанов, в нем Новиков уделил много внимания необычному ресторанному дизайну. Хорошая особенность московских ресторанов в том, что они продают не столько еду и напитки, сколько свою атмосферу, среду.

Место в Москве, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Я до сих пор не был в парке «Зарядье». У меня есть несколько близких знакомых, которые имеют непосредственное отношение к этому месту и меня туда давно приглашают. Говорят, там очень интересно. Надо побывать.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Если я услышу русский голос в Австрии, Швейцарии или в США, то, посмотрев на людей, я скорее всего пойму — не знаю, как — москвичи ли это, или люди с Урала, или с юга России. Скорее всего по разговору, по речи, по взгляду.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Естественно, это русский язык, на котором мне легче всего общаться. Еще часто зима в Москве бывает лучше, чем, например, в Нью-Йорке: не такой сильный ветер. И рестораны. В Москве они лучше, чем в Берлине, и дешевле, чем в Нью-Йорке.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Есть изменение, которое где-то нравится, а где-то нет: плитка на московских тротуарах. На Цветном не очень, а в саду «Эрмитаж», мне кажется, она вполне уместна и за ней ухаживают. Еще нравится, что в Москве появляется все больше торговых улиц. Когда-то это была только Тверская. А теперь много где первые этажи зданий становятся открытыми и светлыми, в них открываются рестораны, гостиницы, бары, парикмахерские, салоны, магазины. Это меняет облик Москвы, делает немного сонные московские переулки более гостеприимными и приятными, похожими на центр европейского города.

Хочу изменить в Москве…

Я много хожу пешком по Москве и считаю, что нужно больше внимания уделять удобству пешеходов. Многое изменилось в лучшую сторону, но здесь есть еще над чем работать.

Мне не хватает в Москве…

В Москве мне не хватает солнца и чистого воздуха. Воздух в Париже, Лондоне и Берлине несравнимо лучше, чем в Москве. Это серьезная проблема Москвы, и здесь мало что изменилось за все то время, что я здесь нахожусь. В Москве, даже если ходить по городу хотя бы час, обязательно уже нужно чистить обувь.

Если не Москва, то…

Мне дороги места, где живут мои близкие родственники. Я мог бы жить в Нью-Йорке (например, на Манхэттене — с удовольствием) или в окрестностях Тель-Авива. И еще в Подмосковье очень хорошие места.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Кроме тех мест, где я гуляю, меня еще можно застать в синагоге. Особенно люблю две из них — синагогу на Бронной и синагогу в Большом Спасоглинищевском переулке. Еще я бываю в синагоге общины «Среди своих» на улице Льва Толстого и в синагоге Шмулика Купермана, в культурном центре в Марьиной Роще, в Мемориальной синагоге РЕК на Поклонной горе. Можно застать меня и в театре, например в «Школе современной пьесы».

Благотворительный онлайн-марафон…

Традиционно мы проводим осенью годовой прием Российского еврейского конгресса. Обычно на нем бывают 400–500 человек. Это и наши почетные гости, и волонтеры. Но большая часть этих людей — те, кто покупает места, собранные таким образом средства идут на благотворительные цели. У нас на попечении хэсэдов (еврейских благотворительных организаций) находятся примерно 65 тыс. человек по всей России, в основном это пожилые люди и очень пожилые люди. Дополнительные расходы связаны с поддержанием регулярной деятельности хэсэдов и с материальной поддержкой нуждающихся. Учитывая, что пандемия не отступает и расходы растут, мы решили провести благотворительный прием в виде онлайн-марафона. И уже сейчас видим, что это получается успешно.

Во время марафона мы будем чествовать людей, которые в этом году оказали глобальное влияние на мир вокруг нас. Мы вручим им премию Российского еврейского конгресса «Глобальное влияние на мир». Это будут премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, известный художник Александр Меламид и доктор Денис Проценко, который стал фронтменом борьбы с пандемией. Сегодня его больница, наверное, ведущее лечебное учреждение России по лечению ковида и одно из ведущих в мире. Трое этих людей — главные герои нашего приема. Кроме того, специально для этого вечера несколько наших ветеранов, членов бюро президиума РЕК, дали интервью известным журналистам: Лен Блаватник — кинокритикам Борису Берману и Ильдару Жандареву, Михаил Фридман — Леониду Парфенову, Давид Якобашвили — Михаилу Гуревичу. Будут и другие интересные гости. В Россию приехал новый посол Государства Израиль Алекс Бен-Цви, это будет его первый официальный выход. Прозвучат выступления главного раввина России Берла Лазара и главного раввина Москвы Пинхаса Гольдшмидта. Этот марафон станет важным событием и для еврейской общины России, и вообще для нашей страны. Рассчитываем провести его и успешно как шоу, и продуктивно с точки зрения сбора средств. Скорее всего мы соберем даже больше, чем собрали на благотворительном онлайн-марафоне Российского еврейского конгресса 20 мая, в день моего рождения. Но я нисколько не ревную. Я буду этому только рад.

18 ноября Российский еврейский конгресс проведет трехчасовой благотворительный онлайн-марафон с участием медийных персон и общественных деятелей. Цель акции — собрать в прямом эфире 10 млн рублей в помощь пожилым людям.

Фото: из личного архива Юрия Каннера