, 5 мин. на чтение

Это мой город: режиссер Андрей Житинкин

, 5 мин. на чтение
Это мой город: режиссер Андрей Житинкин

О дорогих сердцу арбатских переулках, где спрятана невероятная красота, о том, за что можно полюбить спальные районы, и о своем новом спектакле в Малом театре.

Я родился…

Это очень смешная история. «Возник» я в Петербурге, потому что мои родители, ученые-химики, там учились. И свадьба у них была в Петербурге, но родился я в первой русской столице, замечательном городе Владимире недалеко от Москвы.

Гулять в Москве…

Моя любимая часть города — арбатские переулки. Я долго жил на Пречистенке и часто ходил в Театральное училище им. Щукина  переулками, мимо любимого Театра им. Е. Вахтангова.

В этом районе, рядом с театром, жили и Рубен Симонов, и Щукин, и Мансурова. И вот я этими переулочками много раз ходил, и все мои любимые домики находятся в этом месте. Это и домик, из которого улетела булгаковская Маргарита, и много маленьких мастерских художников, много посольств, замечательные особняки в стиле модерн. В этих местах спрятана невероятная красота. Здесь много зелени, маленьких сквериков, небольших храмов и церквушек, к тому же в этих переулках жили многие знаменитые люди, о чем говорит множество мемориальных досок. Особенно хочу отметить дом, в котором жил Вахтангов.

Когда я еще учился, любил в этих местах сесть на лавочку и учить роль. Скоро я понял, что у меня есть «коллега», с которым я сталкивался в этих местах, — Юрий Яковлев. Он любил сидеть на лавочке: кормил голубей, иногда снимал очки и, прикрыв глаза, подставлял солнышку лицо. Позже он сыграл у меня главную роль в спектакле «Веселые парни». Когда я стал режиссером, я рассказал ему эту красивую историю. Конечно, он не вспомнил, что за ним в этих местах наблюдал студент.

Нелюбимый район в Москве…

Я бы не сказал, что есть нелюбимый район. Однажды я попал на окраину, где стоят совсем новые и, казалось бы, одинаковые высокие башни. Я сначала удивился, мол, а что там такого интересного, но когда я почувствовал феноменально чистый воздух, то стал даже завидовать многим горожанам, кто уезжает из центра.

Я уже 43 года живу в Москве. И она меняется в лучшую сторону.  То количество зелени, которое появилось, поражает. Пешеходные зоны, дорожки для велосипедистов – это самое замечательное, что может быть. Сейчас в Москве работает и прокат велосипедов, и самокатов, каждый может найти что-то свое. Появились интересные парки, потому что раньше, в мое время, они были в запустении, иногда в парках, даже в парке Горького, было страшновато вечером гулять. А парк сегодня — зона для отдыха, культуры, досуга.

Место, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Один мой приятель иногда путешествует по подземной Москве и как-то приглашал меня в тайный бункер. Я так понимаю, что это был бункер НКВД на случай войны. Он заброшен, и там находится сейчас техническое здание, но на стенке еще остались какие-то надписи.

В ресторанах…

Да, я часто бываю в маленьких ресторанчиках. Мне нравится тенденция, парижская, как я ее называю, которая особенно видна сейчас, во время пандемии. Это выход из ситуации, когда у многих ресторанчиков есть открытые веранды.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Москвичи на самом деле абсолютно безалаберные люди, и вообще, Москва эклектична. Поэтому москвичи отличаются тем, что они всеядны и очень любопытны. Мы — молодой город, потому что возрастной ценз изменился, появилось много молодежи на улицах, много людей приезжает в Москву поступать в хорошие вузы и, конечно, не хотят уезжать.

Даже скажу про такой аспект: москвичами становятся почти все выпускники творческих вузов. Раньше существовало обязательное распределение, актеров обязательно посылали в регионы, а сейчас нет. Сейчас действует свободное распределение, все выпускники актерских вузов находят работу сами: кто-то работает официантом и одновременно пробуется в кино. Здорово, что появился выбор, каждый молодой человек может попробовать многое в поиске обрести свое призвание. Эта свобода выбора мне как режиссеру очень дорога.

В Москве лучше, чем в мировых столицах…

Самое лучшее в Москве — это театры. Я свидетельствую не только как режиссер, это признают все. Москва — театральная Мекка. Все знают, что Нью-Йорк — это Бродвей. Но это в первую очередь мюзиклы, а я говорю о драматических театрах. Такого количества драматических театров нет ни в одной столице мира. Даже в Париже драматических театров государственных вообще два-три, остальное — может быть, маленькие студии. У нас же есть свыше 320 государственных финансируемых театров в Москве — это замечательно. Есть огромный академический Большой, Малый театр, где у меня сейчас выходит премьера.

Иногда глаза разбегаются, куда пойти вечером: спектакли и там, и здесь, и много премьер. Даже пандемия нам не помешала, потому что, пока была эта пауза, мы репетировали онлайн, а теперь можем предъявить свои работы вживую, потому что театр — это только здесь и сейчас. Действие играется только для конкретного зрителя. Онлайн театр существовать не может. Кино может, театр — нет.

Хочу изменить в Москве…

Раньше в городе были афишные тумбы и театральные плакаты, но они пропали. Все ушло в онлайн. Я бы оставил в городе ретро-тумбы, ретро-кассы, потому что пожилые люди любят прийти, посмотреть плакаты, на лица любимых актеров, сделать выбор.

Если не Москва, то…

Я назову поселок Боголюбово. Он такой маленький, что его сложно найти на карте, но оттуда пошла русская земля, потому что все первые каменные храмы появились там. Андрей Боголюбский выстроил первый каменный храм, потом появилась церковь Покрова на Нерли — такая одинокая белая свечка стоит, церковь с одним куполом посреди зеленого луга. Ее иногда заливает вода, и тогда она стоит в воде. Многие, конечно, вспомнят фильм Андрея Тарковского, который он там снимал, рядом с Суздалем. Если сказать, где у меня начинает учащенно биться сердце, — это именно места не с огромными красивыми храмами, а маленькое-маленькое местечко вроде Боголюбова, церковь Покрова на Нерли, потому что это не прапрапраистория, а это, собственно, то, с чего все и пошло. Я очень рад, что Тарковский успел снять это место в фильме «Андрей Рублев».

Меня можно застать, кроме работы и дома…

В музеях. Мне нравится, как многое меняется в Пушкинском музее, в Третьяковке, часто бываю на выставках, вернисажах — художники меня хорошо знают. Мне всегда интересно, что сейчас нового, неожиданного здесь, в Москве. Москвичи — счастливые люди, потому что они могут увидеть в родном городе замечательные выставки из разных музеев мира.

Спектакль «Большая тройка» в Малом театре…

12 и 19 сентября я всех приглашаю в Малый театр на премьеру. У нас будет соблюдена 100-процентная безопасность.

Играем спектакль «Большая тройка» по пьесе Лукаса Свенссона «Ялта». Мы планировали показать его  9 мая, потому что он посвящен 75-летию Победы. Это яркая история встречи трех лидеров союзных государств, знаменитая встреча в Ялте, когда они решали будущую судьбу мира. До конца войны оставалось совсем немного времени, и члены антигитлеровской коалиции собрались именно в России, в Ялте, на этом настоял Сталин. Главные роли — Сталина, Черчилля и Рузвельта — играют ведущие актеры Малого: народные артисты России Василий Бочкарев, Валерий Афанасьев и Владимир Носик.

Сразу хочу сказать, чем спектакль интересен. Зрители еще не видели закулисную сторону этой истории, а ведь это самое важное. Мы покажем и эти бессонные ночи, и эти страсти, когда они никак не могли договориться, когда каждый день переговоры были на грани срыва, что грозило мировой катастрофой. Зрителям будет любопытно понять психологию каждого лидера, да еще и в исполнении таких прекрасных актеров.

Фото: из личного архива Андрея Житинкина