, 2 мин. на чтение

Это мой город: режиссер Константин Буслов

, 2 мин. на чтение
Это мой город: режиссер Константин Буслов

О своем новом фильме «Калашников» и о том, что памятник советскому конструктору на Садовом — редкая безвкусица.

Я родился…

Далеко от Москвы. Отец работал главным инженером государственной золотодобывающей артели на Дальнем Востоке. Там я и родился. В тайге по сути, суровый край. Мама чуть не умерла при родах, и если бы не вертолетчик, который, несмотря на метель, вылетел и доставил ее в городскую больницу, я бы ее никогда не увидел.

Сейчас живу…

Я 25 лет живу в Москве. Почему? Не знаю. А где еще жить?

Гулять в Москве…

Как-то не получается, особенно последние года два, времени не хватает совсем. Но все же, если есть иногда возможность, люблю пройтись по набережной на Воробьевых горах, от метромоста до парка Горького, наверное, потому что живу недалеко. Камергерский люблю, Патриаршие, Арбат, Сокольники.

Мой любимый район в Москве…

Университет. Здесь дышится по-другому. Особенно летом. Зелено все. Спокойно, да и «Мосфильм» рядом. Работа, дом.

Мой нелюбимый район в Москве…

Думаю, шоссе Энтузиастов. Вечная пробка и дальше по Горьковскому вообще труба. Можно в Японию слетать, пока до Ногинска, например, доедешь.

В ресторанах…

Бываю, в основном на встречах, час, не более, посиделки до утра не мое. Лучше позавтракать. «Кофемания», «Живаго», «Гудман», «Мумий Тролль», «Селфи», «На Мосфильмовской».

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

World Class — последние полгода точно.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Москвичи хоть и вечно недовольны, но Москву любят, а жители других российских городов ненавидят, но мечтают в нее перебраться.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Прежде всего цены.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Люди, конечно. Стали более европейскими, особенно молодежь. Умная, продвинутая. У меня старшему сыну 24 года, смотрю на него и радуюсь: у них все проще, свободнее, шире и нет границ. И с ними намного проще. Люди стали вежливее, спокойнее, образованнее, злости все же меньше, чем раньше, в Москве по крайней мере.

Хочу изменить в Москве…

А что я могу изменить? Да и нужно ли что-то менять? Дороги снова расширить и тротуары из гранита убрать? Или построить многоуровневые паркинги? Чтоб хоть где-то парковаться. Но это же бесполезно. Они будут наполовину пустые из-за запредельной цены, а народ на аварийке будет стоять на дороге, создавая пробку.

Ничего менять не нужно. Москва все и всех стерпит, как и Россия.

Мне не хватает в Москве…

Мне всего хватает, и я всем доволен. Разве что летающих тарелок, как у Люка Бессона в «Пятом элементе».

Если не Москва, то…

Для меня альтернативы нет.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

В аэропорту Шереметьево.

Фильм «Калашников»…

Я снимал фильм не про автомат, а про человека — молодого парнишку, без образования, который, несмотря на все свои комплексы и юношескую неуверенность, стремился и шел к своей цели. Это его личная история, очень трогательная и очень мотивирующая. Для меня это непростая картина. Байопик всегда сложно снимать. Мы все старались, и, думаю, фильм получился, а зритель пусть решит сам для себя. Посмотреть советую!

Памятник Калашникову в Москве…

Редкая безвкусица. Стоит как браток из девяностых с «калашом» наперевес. Не такой он был, Михаил Тимофеевич. Скромный, не выпячивался. С правдой своей сермяжной, кулибинской. У Елены Михайловны, его дочери, есть эскиз памятника, где Калашников на табуретке сидит: спокойный, без пафоса, в старой форме сержантской, вот тот настоящий — она его очень любит. Папа, говорит, такой был.

Фото: @Kinometro