search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Это мой город: шеф-повар и ресторатор Уиллиам Ламберти

, 3 мин. на чтение
Это мой город: шеф-повар и ресторатор Уиллиам Ламберти

О жизни на Мосфильмовской и в квартире Высоцкого, любви к простой грузинской кухне, своем новом ресторане Sartoria Lamberti в «Ритц-Карлтоне» и о том, как готовил для президента Путина в его день рождения.

Я родился…

В Мюнхене. Родители там работали. А так папа родился в Анконе, мама с Сицилии. Когда мне был год и шесть месяцев, мы вернулись в Анкону.

Сейчас живу…

В Москве на Мосфильмовской. Честно говоря, я случайно туда попал, но мне этот район понравился. Раньше жил на Грузинском Валу, там интереснее. Зато там, где я сейчас живу, спокойнее. Мне нравится, чтобы рядом была природа, свежий воздух, чтобы было где гулять моим детям, моей собаке. Сейчас, если нет острой необходимости, я лучше уеду из центра.

Люблю гулять…

Чаще всего в Подмосковье. В Москве всегда выбираю место под настроение. Иногда хочется пойти в парк. Мы с семьей обошли все, от Ботанического сада весной до парка Горького, бегали практически в каждом парке, в Лужники ходили плавать, катались на фуникулере. И, конечно, за 20 лет в Москве я побывал во всех музеях, от Третьяковки до военного.

Любимый район…

Сложно сказать, каждый район в Москве специфичен, у каждого свои плюсы и минусы. Важно, что ты любишь. Я жил в Ясенево, в Строгино, в центре Москвы. В Строгино было хорошо — там свежий воздух. Ясенево — конец Москвы, зато там всегда зимой больше снега. Сейчас об этом, наверное, уже можно рассказывать — пять лет я прожил в квартире Высоцкого. Попал туда случайно, после смерти Высоцкого она стояла пустой. Мы нашли эту заявку на ЦИАНе. Когда пришли туда, даже мысли не было, что у места такая история. У нас было двое маленьких детей, и представители дома хотели именно иностранцев. Желающих было много, но выбрали нас. И вот в один прекрасный день мы сидим рядом в кофейне и подписываем контракт. Помню, я торопился, был эмоционален, а супруга сидела тихо. И потом, когда мы подписали все бумаги, она спросила: «Ты понимаешь, кто это?» Это был сын Высоцкого.

Любимые рестораны и бары…

Я мало хожу по ресторанам. Но когда я хочу пойти куда-то, то выбираю спокойные домашние рестораны с хорошей атмосферой, сервисом и кухней. Кухня не обязательно должна быть высшего уровня, мне важно, чтобы было вкусно. Обожаю «Живаго», «Высоту», восточные и грузинские рестораны — для меня это выходной день. Супруга наоборот — она хочет более премиального, потому что дома каждый день ест домашнюю еду. В выходной ей хочется чего-то особенного, а мне наоборот.

В Москве меня чаще всего можно застать кроме работы и дома…

В дороге. Ну еще иногда в спортклубе. Сейчас часто в «Ритц-Карлтоне» на Тверской. «Ритц» — это особый статус во всем мире. А в Москве это еще и особое местоположение, которое нельзя не ценить. Здесь мы вместе с Алексеем Алекминским только что открыли ресторан-ателье Sartoria Lamberti.

Я итальянец, а итальянцы лучше всего разбираются в еде и моде, и я давно мечтал о месте, где я эти две свои страсти смогу объединить. С другой стороны, я уже давно москвич, и я не могу не замечать той настороженности, с которой москвичи относятся к ресторанам в отелях. Мне хочется эту ситуацию изменить, ведь в Европе, наоборот, лучшие рестораны работают при отелях. Поэтому я понимал: чтобы заставить москвичей зайти в отельный ресторан, надо придумать что-то особенное, уникальное. Так появилась концепция ресторана-сартории — Sartoria Lamberti.

Место в Москве, куда давно мечтаю съездить, но никак не получается…

Мне кажется, я уже везде был. Даже в секретной комнате Кремля, когда кормил Путина в 2007 году на его день рождения. Хотел бы сходить в цирк на Цветном бульваре — давно с семьей хотим туда попасть, но никак не получается.

Мое отношение к Москве со временем менялось…

Москва как маленький ребенок или как женщина, которую ненавидишь и любишь одновременно. Ненавидишь, потому что здесь всегда много нервов. Но как можно ее не любить, здесь же можно все, причем в любое время. В последние пять лет Москва стала очень красивой. Сейчас это одна из самых красивых и модных столиц мира. Во многом я оцениваю столицы по чистоте. Я много где был. Москва сейчас очень чистая — с пола можно есть. Далеко не везде так.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Это всегда спорный вопрос. А ничем. Москвичи — это москвичи. Питерцы — питерцы. У каждого свои традиции, каждый любит свой город, у каждого свои тараканы в голове. В том числе у меня.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Лондоне, Париже или Берлине…

Париж мне в последнее время все меньше и меньше нравится. Берлин становится все более молодежным. Нью-Йорк всегда очень активный. А Москва — королева.

В Москве мне не нравится…

Неудобно, что стало мало парковки. Но, может, это и к лучшему. Зато Москва более чистая и упорядоченная в движении машин. Раньше можно было припарковаться у любимого магазина. Сейчас нет парковки — нет магазина. Приходится все делать по-другому.

Мне здесь не хватает…

Солнца и моря.

Фото: из личного архива Уиллиама Ламберти