search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Это наш город: основательницы «Антиглянца» Наталия Архангельская, Юлия Пош и Татьяна Столяр

, 6 мин. на чтение
Это наш город: основательницы «Антиглянца» Наталия Архангельская, Юлия Пош и Татьяна Столяр

О преимуществах и недостатках жизни на Патриарших, о соседях с приятным прибабахом и о том, что в связи с известными событиями горизонт планирования теперь ограничивается тремя днями.

Мы родились…

Наталия (на фото в центре): В Москве. Первые воспоминания связаны с детским садом неподалеку от улицы Крупской, где мы жили в однушке (это станция метро «Университет»). Я играла в песочнице с видом на советские высотки серии КОПЭ с характерными коричневыми окнами, таких много в спальных районах Москвы, а вот в регионах их уже не осталось.

Юлия (на фото слева): В Чебоксарах — милый зеленый город на берегу Волги, но, увы, слишком тесный для меня. Поэтому покинуть это светлое место я решила примерно тогда же, когда начала ходить, ну и, собственно, реализовала этот план еще до наступления совершеннолетия.

Татьяна (на фото справа): Родилась и до шести лет росла в Бибирево на улице Коненкова. Потом наша семья перебралась в еще более дальние спальные дали, в Алтуфьево. Главной достопримечательностью там был «Ашан», куда мы с мамой ходили через день.

Сейчас живем…

Наталия: Сейчас я в переезде — новостройка, где мы купили квартиру, в 15 минутах ходьбы от дома, где я прожила последние 13 лет. Это мой любимый Пресненский район — я знаю здесь все, наблюдала, как строят «Сити» и благоустраивают пруды, как возводят элитнейшие ЖК, как драматично растут цены на квадратный метр. Здесь много чудесных парков, где хорошо гулять с детьми и бегать, приятная велосипедная прогулка отделяет вас от Патриарших прудов и Хамовников. А главное, у района есть доминанта — я считаю, это очень важно. Можно как угодно относиться к «Сити», но фронтальный вид этих огромных башен, нависающих над кварталами пятиэтажных памятников советскому конструктивизму, как пришельцы из космоса — это всегда меня впечатляло. С моей террасы в новой квартире вообще охренительный вид.

Юлия: В тихом дворе на пересечении Малой Бронной и Спиридоньевского переулка. Да, на Патриарших есть тихие дворы. Единственный минус локации — мимо все время ходят приятели и нет-нет, да и заглядывают на бокальчик. Бокальчиком, впрочем, дело никогда не ограничивается.

Татьяна: Живу в доме Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке. Зашла смотреть квартиру и поняла, что без ключей не выйду. Нравится идеальная локация, благодаря которой я стала много ходить пешком, нравятся соседи с приятным прибабахом — например, рядом со мной живет семья c художником во главе, так вот он взял и нарисовал гигантскую зебру в лубочном стиле на всю дверь, зову его зеброменом. Нравится, естественно, и сам дом с огромными коридорами, по которым дети катались в пандемию на велосипеде, и здоровенными окнами — более красивых закатов и рассветов я нигде не встречала.

Любим гулять в Москве…

Наталия: Там, где старая Москва — район Покровки и отходящих от нее переулков, Замоскворечье.

Юлия: Переулки на Арбате, да и вообще переулки ЦАО — зависит от того, насколько быстро мне натрет ноги очередная пара «удобной» обуви.

Татьяна: Маршрут номер один — ВДНХ и Ботанический сад. Когда-то у меня была депрессия и я «выгуливала» ее здесь, катаясь на роликах и слушая подкаст Modern Love от The New York Times. Депрессия ушла, а любовь к этому месту осталась, плюс тут недалеко живут мои близкие друзья — искусствовед Ксения Коробейникова и кинокритик Никита Карцев вместе с их сногсшибательным красавцем чау-чау Кексом, эта троица еще одна из причин чаще бывать здесь.

Любимый район…

Наталия: Питаю нездоровую любовь к Патриаршим прудам. Да-да, я именно та, что тащится от модниц в кроп-топах, инстапойнтов для фотосессий, шумных компаний и ночных гулянок у сосисочной, ресторанов с усредненным патриковским вкусом и боттаргой в green-боуле. Ну нравится мне это вульгарное зрелище! Не могу объяснить! Близкие уже не пытаются меня исправить.

Юлия: Как ни странно, я тоже люблю Патрики, несмотря на то что их принято ругать. Зато в пешей доступности даже спортзал, а для такого ленивого котика, как я, это принципиально важно. Еще люблю Хамовники за их размеренность и медитативность.

Татьяна: Раньше необъяснимо была по уши влюблена в район Новослободской, долго приценивалась и мечтала связать судьбу. Но очарование прошло, хотя до сих пор нежно отношусь к Екатерининскому парку, где летом играю в теннис и где мой папа когда-то сделал предложение маме. Сейчас такого понятия, как любимый район, у меня, пожалуй, нет.

Нелюбимый район…

Наталия: К сожалению, Москва в своем удобстве и красоте сильно неоднородна; районов, где, на мой взгляд, неуютно, много. Ну, скажем, была я недавно в Митино. И в Коммунарке по делам ремонта. Не очень понравилось.

Юлия: Стараюсь не оказываться в таких районах.

Татьяна: Со школы не люблю Юго-Западную, куда ездила на подготовительные курсы в школу журналистики при РУДН. Как вспомню — час туда на метро, час обратно, посередине еще попытка что-то вбить в голову. Еще не люблю вокзальную и грязную Комсомольскую.

В ресторанах…

Наталия: Патрики и все, что около! Обожаю модные новые рестораны. Интересно все — еда, публика, других посмотреть (и послушать), себя показать, кого-нибудь заспотить. О, эта московская ярмарка тщеславия! Недавно открылся прям канонический ресторан Patriki на Патриках, куда, разумеется, мне было необходимо попасть — муж очень смеялся. Я люблю бар Navina в Калашном (недавно закрывали его «Антиглянцем» под вечеринку), а поесть — не знаю, ценю разнообразие.

Юлия: У меня есть дурацкая манера: могу полгода каждый день ходить в один и тот же ресторан или заказывать оттуда еду, а потом в один момент что-то во мне щелкает, и я туда больше никогда не прихожу. Из ближайших к дому — Shiba (пока еще), а когда хочется нарядно выйти — «Сахалин» (стабильно).

Татьяна: Я, да не распнут меня читатели, должна признаться: готовить не умею от слова «совсем», поэтому вынуждена питаться в едальнях. Раньше я не вылезала из «Уголька», но потом узнала, что в фаворитах — поке с лососем и дораде гуацетто — под тысячу калорий. Цифры отвадили от кормушки. Жалую ресторан Folk на Цветном бульваре, Maya, мне всегда хорошо в «Горыныче». Наравне с высокой кухней ценю и качественные общепиты, буквально каждый день завтракаю или обедаю в Bowlroom в Сытинском, люблю с утра прогуляться до Upside Down на Большой Грузинской за «Завтраком чемпиона» или забежать на Страстной бульвар в «Хлеб насущный» за сэндвичем с тунцом.

Место, в которое все время собираемся, но никак не можем доехать…

Наталия: Осенью закрыла старый гештальт по Переделкино, но, чувствую, надо снова туда наведаться — что-то меняется постоянно.

Юлия: В гости к моему приятелю Андрею Артемову, к которому я собираюсь уже несколько месяцев, и все никак.

Татьяна: Мечтаю побывать на рынке «Садовод».

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Наталия: Быстро двигаются, бегут, шуршат, решают, суетятся. Я и сама такая.

Юлия: Москвичи задумываются над отличиями от жителей других городов.

Татьяна: Кичатся своим статусом жителя столицы.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Наталия: Конечно, доставка, услуги, сервис! Что угодно куда угодно за копейки в любое время суток. Найти электрика за 5 секунд, чтобы через полчаса он был у тебя? Легко! Педикюр ночью, бойлер с доставкой за час? Не проблема. Когда я кормила ребенка, ко мне за 15 минут приезжали тетушки разминать лактостаз — так вот, они вообще пешком за полночь выезжают к клиенткам куда-то в поля, деревеньки, села, вот это поражает, конечно.

Юлия: Абсолютно согласна с Наташей.

Татьяна: Соглашусь с вышесказанным.

Изменилось в Москве за последнее десятилетие…

Наталия: Скажешь — обвинят в продажности. Но я правда считаю, что Москва в целом похорошела, не взяла за это ни копейки. Могу судить хотя бы по моему району. Еще лет шесть назад я бегала вдоль грязного болота, на берегах которого спали бездомные, со стаей крупных крыс наперегонки. Теперь на этом месте красивые Красногвардейские пруды.

Юлия: Москва — лучший город Земли. Но лично меня ужасно пугают люди, несущиеся на электросамокатах.

Татьяна: Я дикий фанат библиотек, имею читательский билет всех и вся, поэтому мне очень нравится, что происходит с этими столичными заведениями культуры. Еще б народу туда побольше ходило — и было б совсем хорошо.

Хотим изменить в Москве…

Наталия: Снести уродские дома. Какие? Да откройте любой рейтинг «Самые уродливые дома Москвы» — и вперед.

Юлия: Законодательно запретить электросамокаты.

Татьяна: Сохранить те красивые дома, на месте которых хотят построить уродские.

Мне не хватает в Москве…

Наталия: После 24 февраля очень много чего не хватает.

Юлия: Адекватных людей с хорошим чувством юмора.

Татьяна: Моря.

Если не Москва, то…

Наталия: Не хотелось бы этого «если». Но — крупный город. Лондон, Париж, может, Милан. Еще нравится Барселона.

Юлия: Все равно Москва.

Татьяна: Мне тут все нравится.

Нас можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Наталия: На Патриках. В парке «Красная Пресня». В баре Navina.

Юлия: В барах с друзьями.

Татьяна: В музеях и галереях, в парке Горького и со стаканом колы в баре.

О планах…

Наталия: Переезд и новоселье, больше пока ни о чем не думаю.

Юлия: Горизонт моего планирования в связи с известными событиями теперь ограничивается тремя днями. В планах дожить до конца недели, пока все.

Татьяна: План один — не отлететь.

Фото: предоставлено каналом «Антиглянец»

Подписаться: