search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Как теперь едят москвичи?

, , 3 мин. на чтение
Как теперь едят москвичи?

«Останьтесь, у нас шефский ужин сегодня, не пожалеете!» Серьезно, говорю, прям ужин? «Да! — Официант показывает на аквариум, где задумчиво ползают крабы. — У нас будут два прекрасных шефа».

Это я зашел перекусить и выпить чашечку кофе. Кафе в самом центре, с морепродуктами и улыбчивыми официантами. Вполне дорогое. Ужин мне был не нужен, но я чуть задержался, чтобы понаблюдать. Действительно, к семи часам начали сходиться веселые люди, заполняя столы, предвкушая кулинарное шоу.

Мое небольшое исследование было о том, как москвичи нынче едят. Стали ли меньше? Что предпочитают? Страдают ли рестораторы, с трудом пережившие ковидные ограничения? Все-таки цены растут, исчезают продукты, ну и вообще настроения вроде бы не для застолий с банкетами.

Итак. В первые две недели марта был действительно спад. А дальше народ потянулся. Где-то с потерями, но в целом нормально. Как говорит ресторанный обозреватель Александр Пигарев, «в первые недели марта падение гостевого трафика было на уровне 60–70%. Потом люди успокоились и начали возвращаться в рестораны. Сейчас просадка по сравнению с серединой февраля всего лишь 10–20%».

Иностранные шефы вообще полны оптимизма. Сдержанного, но оптимизма. Да, они граждане европейских стран, но никуда не уехали, их бизнес тут, а это важнее, чем…  ну сами знаете.

Возникли, конечно, неувязки с продуктами. Что-то начало исчезать. Что-то подорожало. Говорят, что исчезнет трюфель. Рыба с морепродуктами уже дорожают, и сильно. Одна рестораторка сказала, что в ее заведениях исчезнет батат. Потому что можно, конечно, добыть, но слишком дорого выйдет. «Гости грустят, и мы вместе с ними» (пропавший батат — это реально трагедия, тут стоит грустить).

«Те, кто имеет деньги, — говорит Пигарев, — не готовы отказывать себе в еде. Поэтому как ели у Раппопорта, так и едят. У кого денег стало меньше — перебираются либо в бюджетные заведения, либо заказывают поменьше, не как раньше».

И в бюджетных заведениях действительно рост. В среднем 5–10%. Даже мой скромный опрос это показал. Вот, допустим, вьетнамское кафе недалеко от «Фрунзенской» (не дам названия, а то закричат, что реклама). Оно весьма бюджетное. И оно в глубине дворов, без яркой вывески и указателей, сюда ходят лишь те, кто знает это кафе. Публика — типичный наш средний класс. В основном молодые, около тридцати.

Спросил там, как идет бизнес. Оказалось, прекрасно. Раньше выручка в день составляла примерно 40 тысяч. «Ну пятьдесят — это прямо вышак. А теперь делаем и 100 тысяч в день». В том числе и за счет алкоголя. В этом кафе большой выбор пива.

Да, стали больше пить — это общая тенденция. И неизбежная. В винных магазинах любых категорий в начале марта был ажиотажный спрос. Брали, во-первых, чтобы бухать и забыться. Во-вторых, про запас. Потому что исчезнет и подорожает. «Просто ящиками выносили!» — улыбнулась обаятельная девушка-сомелье.

Так и есть, несколько моих друзей накупили хорошего импортного вина, спрятали в погреба. «Понимаешь, — сказал мне один. — Моя жена пьет только это вино, этой марки».

А крымское, интересуюсь, не хочет? «Нет, почему-то не хочет».

В «Азбуке вкуса», любимом магазине нашего среднего класса, мне сообщили, что в марте спрос на алкоголь вырос на 24% (на предметы женской гигиены рост был вообще 150%, но это не мой сюжет). Спада клиентов в «Азбуке» сейчас тоже не наблюдают. С некоторыми товарами есть проблемы, да.

«Конечно, — объясняют там. — Поставщики испытывают сложности с логистикой и товарным предложением. Но наши логистические цепочки по доставке товаров из-за границы по-прежнему работают. Для “Азбуки” принципиально важно сохранить уникальный ассортимент. Доступ к нему есть — наши торговые пути идут преимущественно через Прибалтику, у компании сформирован запас товаров ключевых категорий базовой потребительской корзины».

И добавляют, что если границы с Европой закроют совсем — прорабатывают альтернативные логистические пути. Ясно, что усложнение маршрута все сильно удорожит. Остановит ли это москвичку, которая привыкла к определенной марке кокосового молока? Вряд ли.

Пройдите вечером по центру Москвы. Или даже и не по центру. Везде сидят и едят. Будто в прежнее время. Шефы делают ужины. Бармены взбивают коктейли. В общем, как сказал один циничный человек из ресторанного бизнеса, «москвичи жрали и будут жрать».

Подписаться: