search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Квартира декоратора Юлии Голавской со «старомосковским» интерьером в Басманных переулках

, , 3 мин. на чтение
Квартира декоратора Юлии Голавской со «старомосковским» интерьером в Басманных переулках

Собственные квартиры дизайнеров и декораторов интерьера часто получаются интереснее, чем проекты, которые они делают для заказчиков.

С интерьерами клиентов приходится идти на компромиссы, в своем доме можно не стесняться и экспериментировать. Но в случае с собственной квартирой Юлии Голавской все совсем не так: «личная» квартира дизайнера в тихом переулке в районе между Басманной и улицей Казакова такая же спокойная и выдержанная, как те, что она делает для клиентов.

Юлия Голавская

Семья Голавской (у дизайнера муж и две дочки) живет в Басманном районе давно, и до поры до времени они размещались в очень маленькой квартире. Новая тоже небольшая — 80 кв. метров, но Юлия говорит, что для них это в самый раз.

Появление квартиры стало новогодним чудом, которое организовал муж дизайнера. Вечером 31 декабря он позвал семью гулять и устроил настоящий квест по окрестным дворам — в финале приключения были обнаружены ключи и записка с адресом. Юля с дочерьми поднялись пешком на последний этаж дома 1915 года постройки. «Муж распахнул перед нами двери, и мы увидели елку, и зазвучал вальс из Второй джазовой сюиты Шостаковича», — рассказывает Голавская.

Квартира очаровала Юлию прекрасными пропорциями, правильной планировкой (в ней ничего менять не стали, только один дверной проем чуть-чуть расширили), приятным освещением и особой «московской» атмосферой. Надо отметить, что Голавская, возможно, самый «московский» декоратор, которого только можно себе представить. Ее особенная фишка — способность заново создавать абсолютно «старые» интерьеры, ностальгические и немножко печальные. Ее проекты похожи на смутные воспоминания о детских визитах к старенькой прабабушке: вроде были там резной буфет и ручная кофемолка, а еще скрипучий тонетовский стул и кружевные салфетки на пианино. Или все это только сон и кажется? Этот стиль может показаться кому-то унылым, мол, зачем вспоминать скудное советское прошлое. Но спрос на него среди москвичей высок: для многих нет ничего ценнее ностальгической идеализированной атмосферы детства.

Ремонт не был особенно дорогим: хозяева избавились от обоев, отциклевали паркет и выкрасили стены, потолок и двери в один дымчато-белый цвет. Только она комната, прихожая, серо-голубая — это один из любимых оттенков Голавской, она часто его использует в проектах. Всю проводку сделали наружной, чтобы не штробить стены и не шуметь при ремонте. Ремонт сделали быстро, за одно лето, и не стремились достигнуть совершенства. «Мне нравится эта кривизна стен, легкая небрежность, — комментирует Юлия. — Мне хотелось в своем доме избежать перфекционизма, с которым я делаю интерьеры заказчиков. Никаких признаков престижа, ничего дорогого. Интерьер, похожий на карандашный рисунок». Из своей старой квартиры семейство забрало в «новую жизнь» только фортепьяно: и Юля, и ее дочки играют.

Почти вся обстановка в квартире — сделанная на заказ по эскизам Юлии или винтажная. Но не найденная в дорогих салонах, а приобретенная по случаю, по настроению, потому что понравилось. Есть даже стул, найденный на помойке и отреставрированный Юлиным мужем. Трюмо в прихожую куплено у главы церковной общины, который служит в храме Симеона Столпника. Люстру в гостиную Голавская привезла из Италии, но по дороге разбила три плафона из пяти — теперь все плафоны есть, но не сочетаются друг с другом. Голавскую это совершенно не беспокоит — ведь именно благодаря таким мелочам интерьер и становится «живым». При условии, конечно, что все эти мелочи подобраны со вкусом и соответствуют реальному образу жизни обитателей квартиры. А в случае с Голавской и ее семьей именно так и есть.