search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Москва как столица культурного хамства: почему сервис должен быть чуть хуже, чтобы стать лучше

, 2 мин. на чтение
Москва как столица культурного хамства: почему сервис должен быть чуть хуже, чтобы стать лучше

В Москве есть только два вида обслуживания: прекрасное и отвратительное. Почитав отзывы, можно увидеть, что клиент не видел ничего лучше или ничего хуже. Небо или земля. Хорошее обслуживание достигло «потолка», но ему есть куда развиваться — нужно стать чуть «хуже». Москвичам нужно правильно хамить.

Приведу пример. Недавно я был в Калининграде. Здесь мне рассказали об одной удивительной кофейне. «Представляешь, там не делают капучино! Зайдешь, попросишь, а они: “Мы такое не делаем”. И смотрят как на дурака. Так здорово!» Услышав это, я почувствовал, как бьется сердце. Именно такого сервиса мне не хватает в Москве. Хамство иногда выдает не дурака, а, наоборот, профессионала. Так говорят с пациентом хорошие врачи или эстеты. Они доходчиво объясняют, чего не стоит пить или носить. Хамство — это маленький яд, который работает в гомеопатической дозе, то есть психологически. В Москве, увы, хамство накладывают щедрой ложкой. Другое дело — Калининград.

Я решил обязательно зайти в эту кофейню. Но меня тут же расстроили: «Там сейчас новые бариста — девушки. Не знаю, как они хамят…  Раньше были мальчики, вот они умели!» На следующий день, проходя мимо кофейни, я увидел через окна двух девушек-баристок. Красивые, приветливые лица. Я решил все-таки зайти.

— Здравствуйте! Говорят, вы не делаете капучино. Это правда?
— Почему? Делаем, — удивилась баристка. — Мы не делаем американо.
— А почему?
— У кофе есть более интересные вкусы.

И это все хамство? Я ждал легкой порки, но мне просто помогли выбрать кофе. «Покрепче и пообъемней? Тогда вам подойдет флэт уайт». Приняли заказ, предложили присесть. Оставалась робкая надежда, что, когда кофе будет готов, мне выльют его на голову. Или, может быть, бариста тихо нажала кнопку под столом и вызвала помощь? Сейчас в зал войдет тот самый «мальчик-хам», подойдет и скажет: «Так вот ты какой! Ну-ну, кофеман, который утром намешивает две ложки растворимого “Нескафе”, заливает молоком и греет это в микроволновке. Не перебивай! Ты, человек, который пьет кофе во “Вкусно — и точка”. Ты думал, что мокко — это “кофе с корицей”. Было такое? Зачем ты вообще пьешь кофе? Тебе же все равно, что лакать. Пей тархун! Слушай и запоминай: кофе не должен быть горьким, как остаток твоих дней, а должен быть с кислинкой, как твое лицо. Понял? Повтори».

Но всего этого не было. Не было мальчика-хама, была только добрая девушка, она сказала:

— Ваш флэт уайт. Хорошего дня.
— Спасибо и вам…  всего доброго…

Я выпил кофе залпом. Как рюмку водки. Завтра я вернусь в Москву, в этот город одинакового сервиса. Здесь уже много лет случаи хамства связаны только с таксистами. Потому что в такси происходит что-то личное: ты заперт в железной коробке наедине с другим. Человек с человеком. Но таксист не обернется, не скажет: «Извините, но вам не подходит “Комфорт+”. Попробуйте общественный транспорт, там вам предложат более простую схему лица».

Меня очень расстраивает банальность московского сервиса: мне предлагают то, что я и так хочу. Или то, что дороже всего. Все. Желания клиента, конечно, закон. Но это не значит, что он должен принимать безумные законы. Есть один простой способ понять, что сервис действительно хороший. Это когда вам в нем отказывают. Однажды друг рассказал мне, как пришел к барберу, а тот заявил: «Я не буду вас стричь. У вас слишком красивые волосы. Приходите через месяц».

В Москве каждый сервис хочет взять то, что нужно ему от меня — деньги. Но ни один сервис не хочет сказать, что по-настоящему нужно мне. Поэтому Москва должна стать столицей культурного хамства. Товар или услугу нужно заслужить. И только попробуйте со мной не согласиться. Я прав — и точка.

Подписаться: