, 6 мин. на чтение

«Мы должны работать и услаждать взгляд. А те, кто не хочет услаждать, они как бельмо» — феминистка Татьяна Никонова

, 6 мин. на чтение
«Мы должны работать и услаждать взгляд. А те, кто не хочет услаждать, они как бельмо» — феминистка Татьяна Никонова

Феминистка и секс-блогер Татьяна Никонова рассказала о процветании московского сексизма, вине в нем женщин и сексуальных проблемах, которые беспокоят москвичей. Скажите, ведь у нас сексизма в западном понимании нет?

Я думаю, что это смелое утверждение. Чтобы утверждать, что его стало меньше, нужно было бы измерить, сколько его было раньше. Я абсолютно уверена, что сексизм есть. И то, что я слышу от людей, доказывает, что сексизм пропитывает все наше общество.

А о каких примерах сексизма вам чаще всего рассказывают?

Все что угодно. К тебе приходит сантехник и спрашивает: «А хозяин где?» Он хочет с хозяином поговорить. Приходишь в барбершоп и говоришь: «Височки мне тут побрейте». Они: «Нет, мы женщин не обслуживаем, у нас мужской салон». Или идешь учиться в государственное учебное заведение, а тебе продвинутые студентки говорят: «Ты вот к этому иди в короткой юбке и декольте, тогда точно поставит». Или наступает 8 Марта и тебе вместо пожелания офигенной карьеры, отличной зарплаты и классного резюме говорят: «Оставайтесь такими же прекрасными, добрыми и нежными, нашим украшением коллектива». И дарят цветы и набор из «Л’Этуаль» вместо того, чтобы подарить деньги или отгул. А на сайте Росстата можно узнать, что в среднем женщинам на тех же местах платят на 30% меньше, чем мужчинам. Причем в Москве и в регионах ситуация не особо отличается.

Было исследование «Яндекса», согласно которому до 5-го класса у мальчиков и девочек одинаковое количество запросов технического характера и в математике, а после 5-го класса этот интерес у девочек начинает стремительно снижаться. Почему? Потому что девочки начинают понимать, где их место. Как в фильме «Дрянные девчонки», где героиня Линдси Лохан переходит в новую школу и хочет пойти в математический кружок, и ей говорят: «Да ты что, это социальное самоубийство!» Потому что там одни мальчики. И в итоге она смиряется. И, к сожалению, это совершенно обычная история: в какой-то момент девочка перестает воспринимать себя как человека и начинает играть по правилам игры для девочек. И ей старательно об этом говорит все вокруг: реклама, общественное мнение, учителя, родители: «Девочка, ты не человек, ты девочка! И обращаться мы с тобой будем соответственно».

Получается, что сами женщины очень активно участвуют в этом процессе?

Разумеется, иначе это было бы невозможно. В Китае, когда девочкам бинтовали ноги так, что они не могли ходить, кто этим занимался? Их матери. Если ты не понимаешь, как сильно промыты твои мозги, то, конечно, ты будешь вкладываться в то, чего хотят другие, к сожалению. Именно поэтому феминистки в первую очередь занимаются просвещением женщин.

Но в Москве много самодостаточных женщин, которые не согласны с таким ходом событий. 

Пока что недостаточно много. Если посмотрим на процентное соотношение женщин и мужчин в заксобраниях, мы увидим, что огромный перевес в сторону мужчин. Женщине не только сложнее выиграть выборы, ей в принципе сложнее дойти до момента, когда она сможет быть избранной.

К сожалению, это совершенно обычная история: в какой-то момент девочка перестает воспринимать себя как человека и начинает играть по правилам игры для девочек.

И выбирать ее не станут, в том числе потому, что она женщина. Им нужен тот, кто транслирует мужскую повестку. Вот посмотрите, сколько у нас в Госдуме феминисток? Ну примерно одна — Оксана Пушкина. И то она себя феминисткой особенно не называет, а просто говорит о правах женщин.

Если сравнивать с регионами, то у нас ситуация все-таки лучше.

Лучше, но знаете, я в прошлом году была в Стокгольме на конференции по гендерному равенству, и министресса иностранных дел в своем выступлении сказала очень хорошую вещь: «Многие думают, что Швеция — лучшая страна в смысле гендерного равенства. И я вам вот что скажу: она не лучшая, у нас просто дела обстоят наименее хуже, чем у всех». Так и в Москве по сравнению с регионами: дела у нас не лучше, они просто «наименее хуже».

Что может каждая среднестатистическая женщина с этим сделать?

Надо заниматься самообразованием, чтобы понимать, как все работает. Расскажу на своем примере. Я долгое время не понимала системности проблемы и только когда в нулевые стала модератором в сообществе Girls Only в ЖЖ на несколько тысяч человек, поняла, что происходит. Когда смотришь на постоянно повторяющиеся истории, в какой-то момент понимаешь, что это не личные проблемы женщин, это проблемы системного характера. Но у большинства женщин не было такого опыта. Ну и что, надо самообразовываться другим способом: читать книги, публицистику, знакомиться с людьми, которые об этом рассказывают, ходить на лекции, потреблять новое и выстраивать свою точку зрения, потому что самое главное — это самостоятельное мышление. А второе — хорошо, если рядом будет человек, который будет тебя поддерживать, потому что тяжело бороться с людьми вокруг в одиночку, мы же стадные существа, нам нужно ощущать поддержку. Поэтому если единомышленников рядом нет, нужно их искать и постараться сократить рядом с собой количество людей, которые резко высказываются против. Легко себе представить человека, который в такой ситуации просто сломается и решит, что не нужно особенно рыпаться. И для этого я участвую в Moscow Femfest — это ежегодный просветительский фестиваль о феминизме, гендерной грамотности и свободе выбора. В этом году он пройдет 24 ноября в Telegraph Hall на Тверской.

А как вы считаете, проводить такой фестиваль или устраивать выставку «Мир глазами женщины» (я не шучу, была такая выставка в центре Москвы пару лет назад) — это не перегиб в обратную сторону?

Ну какой же это перегиб, если ситуация не меняется? Мы сейчас видим мир глазами мужчин: режиссеры кино, известные фотографы — мы видим, что это преимущественно мужчины. Было такое исследование, которое показало, что когда женщин в коллективе 30%, то всем кажется, что их половина, а если женщин половина, то кажется, что их больше. Но несмотря на то что женщин в России больше на 10 миллионов, чем мужчин, нас воспринимают как некое меньшинство.

Почему?

Потому что наше место у параши: мы должны работать, обслуживать и не отсвечивать. И услаждать взгляд. А те, кто не хочет услаждать, они как бельмо на глазу: нежный мужской глаз очень сильно страдает, и им кажется, что феминистки все заполонили.

Как же мы до этого дошли, если женщины в России в меньшинстве не были, наверное, никогда?

Мужчин и женщин в России примерно одинаковое количество уже давно. Может, женщин немножко больше.

После войны мужчин же было меньше. 

Это проблема на два десятка лет.

В любом случае отношение к женщинам и тогда, и сейчас примерно одинаковое. 

Отношение к женщине как меньшинству, которое хочет получить права большинства. В то время как феминистки говорят, что хотят равных прав. Поэтому разговоры о том, что кто-то хочет для женщин каких-то привилегий — это попытка увести разговор не туда.

Было такое исследование, которое показало, что когда женщин в коллективе 30%, то всем кажется, что их половина, а если женщин половина, то кажется, что их больше.

Кстати, на фестивале у меня будет дискуссия с моим однофамильцем — Александром Никоновым, который написал книгу «Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека». Это такая точка зрения, которая сейчас активно педалируется. Именно поэтому мы идем на баррикады и публично разговариваем. Они пытаются сказать, что женщина — это вообще не человек, а мы говорим о том, что мы хотим равных прав.

А он в своей книге объясняет свою позицию? 

Он говорит, что женщина существо нерациональное, поэтому выдумывает себе всякие игрушки вроде феминизма. А бедный мужчина теперь угнетен, и с этим нужно что-то делать.

К вопросу взаимоотношений мужчин и женщин: стало ли в Москве меньше секса, как иногда сейчас пишут?

С сексом в Москве сейчас все в порядке. Он стал более разнообразен, сейчас стали появляться самые разные кинки-вечеринки. Я бы не сказала, что это люди, которые не хотят секса. Наоборот, у них все прекрасно, и они находят новые изощренные способы им заниматься.

В своем блоге я отвечаю на вопросы пользователей: один день — один вопрос. И мне пишут десятки людей из разных городов, но часто можно определить по вопросу, что человек именно из Москвы. И я могу сказать, что у москвичей много проблем, связанных с сексом. И не в том смысле, что его нет. Людей волнует ухудшение его качества или им нужен совет, чтобы изменить что-то. Секс чаще исчезает в паре, которая долго живет вместе, чем если бы это зависело от города.

И что больше всего волнует москвичей?

Что мужчины не хотят заниматься сексом или хотят очень редко. На это жалуются женщины. Еще женщины переживают, что мужчины пытаются склонить их к практикам, которых они не хотят. И, конечно, огромное количество женщин находятся в поисках оргазма. То есть сексом они занимаются, но оргазма либо нет совсем, либо нет такого, какого бы хотелось. Я бы понимала этих женщин, если бы они отказывались заниматься сексом. Потому что какого черта? Но они не отказываются, они полны надежд и считают, что все получится. Они смелые и храбрые.

Фото: из личного архива Татьяны Никоновой