search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Мы вышли из ковида с посттравматическим расстройством — и наш бой еще не закончен

, 4 мин. на чтение
Мы вышли из ковида с посттравматическим расстройством — и наш бой еще не закончен

В марте исполняется два года, как Москва столкнулась с ковидом (режим самоизоляции был объявлен 30 марта).

Каждая из волн пандемии имела свой «длинный хвост» последствий для нашего физического и психического здоровья. «Хвосты» тянутся до сих пор и во многом определяют уровень нервозности в обществе, тем более что 24 февраля для нас начался новый этап тревожной неопределенности.

Как именно пострадала наша психика за последние два года, рассказывает доцент кафедры психиатрии и наркологии Клиники психиатрии им. С. С. Корсакова Татьяна Максимова.

Как после теракта

Первая волна COVID-19 вызвала два вида осложнений, повлиявших на психику: первое связано непосредственно с вирусом, второе — c ситуацией в обществе. Страх инфекции, о которой ничего не было известно, страх разлуки с близкими и страх заразить их, стигматизация (кашлянул в транспорте — смотрят как на врага). Человек в тяжелом соматическом состоянии поступал в стационар и терял связь с окружающим миром. Родственники не могли попрощаться с умирающим, увидеть тело, захоронить по традиции — им выдавался прах.

Создавалась мощно травмирующая ситуация, приводящая к такому же ПТСР (посттравматическому стрессовому расстройству), как и во время катастроф. Симптомы те же: флэшбэки (неконтролируемые воспоминания о травме), ночные кошмары и тревога. На картины из прошлого человек реагировал так же, как на реальную опасность. Например, если его родственники попадали в реанимацию и не выходили из нее, решение отдать в больницу следующего члена семьи порождало дилемму: не отдать значит убить — и отдать значит убить.

ПТСР порождает депрессии, тревожные расстройства, раздражительность и панические атаки.

Затяжной внутренний конфликт

Ко мне чаще всего обращаются с тревожной депрессией, нарушением сна. Треть заболевших имеют ковидный «хвост». По сравнению с ОРВИ от SARS-CoV-2 осложнения возникают в два раза чаще. Две трети тех, кто болел тяжело, до сих пор имеют осложнения, связанные с психикой. Многие обращались к психиатру впервые: им было трудно допустить, что от ковида может развиться депрессия.

Первая волна запустила большую часть постковидных ментальных расстройств, ко второй люди успели адаптироваться, третья показывала старые страхи, наличие ПТСР (паника от любого насморка, стигматизация любой болезни).

Я часто говорю студентам: «Когда случился первый теракт в метро, пассажиры разделились на три группы: первая перестала пользоваться метрополитеном, вторая ездила по необходимости, но боялась, присматривалась к подозрительным персонажам и оставленным вещам, третья решила, что от судьбы не уйдешь, и ездила как обычно».

Реакция на психологическую травму и соматическое течение болезни зависит от характера. Кто-то складывает крылья в духе «все мы умрем». Кто-то бодрится. Здоровая личность старается переработать травму.

У каждого есть свой стрессовый фактор — родственники, деньги, изоляция. Невроз возникает, когда травматическая ситуация подходит к личности как ключ к замку. Невроз по сути есть затяжной внутренний конфликт.

Немного патофизиологии

Вернемся к воздействию вируса на нервную клетку. Все эти два года по всему миру ведутся исследования. Коллеги пишут, что:

— SARS-CoV-2 способен преодолевать гематоэнцефалический барьер — он отделяет мозг от кровотока и охраняет его от микроорганизмов и токсинов. S-белок вируса взаимодействует с человеческим ферментом ACE2, а поскольку молекул этого фермента много в клетках нервных окончаний, пронизывающих поверхность эпителия носовых ходов, через них вирус проникает в центральную нервную систему и поражает ее;

— ковид может не проникать в мозг и не атаковать нейроны напрямую, а воздействовать на астроциты, вспомогательные клетки мозга звездчатой формы с множеством отростков. Из всех клеток мозга от ковида они страдают чаще всего. Из-за их поражения возникают слабость, депрессия, нарушение памяти, спутанность сознания;

— в ответ на атаку вируса иммунная система производит антитела не только к нему, но и к собственным тканям. Аутоантитела проникают в мозг через гематоэнцефалический барьер и вызывают неврологические расстройства;

— вирус поражает перициты, клетки соединительной ткани в капиллярах, сосуды сокращаются, крови к органам и тканям поступает меньше, клеткам не хватает кислорода. Недостаточный приток крови к мозгу приводит к нарушению функций нейронов. А поскольку легкие при ковиде поражены, дыхательная недостаточность усугубляет кислородное голодание.

Вирус проникает через стенки сосудов, возникают цереброваскулярные нарушения, а значит — инсульты. Глюкокортикоиды, гормональные препараты, применявшиеся при лечении ковида, нарушали работу эндокринологической системы. В первую волну после лечения возникали токсические гепатиты и поражение почек.

Уровень интоксикации при ковиде так высок, что возможны экзогенные психозы — острые психические состояния, связанные с повреждением головного мозга. Психозы могут проявляться помрачением сознания, бредом, галлюцинациями. У человека нарушается видение окружающего мира, он плохо считывает картинку, как будто окружающий мир не до конца проходит внутрь. Искажаются формы, цвета, пол двигается, стены шатаются. Такое может происходить на фоне тяжелого течения любой инфекции, но при ковиде случалось довольно часто.

Если вернуться от экстраординарных случаев к обычной симптоматике «длинного хвоста», то даже легко переболевшие могут до сих пор страдать от слабости, головокружений, головной боли, «мозгового тумана», нарушения концентрации, отсутствия и нарушения запахов и вкусов, отсутствия радости и интереса к жизни, депрессий, нарушений сна, тревоги и раздражительности, астении (синдрома хронической усталости). Все это накладывается на события последних недель и не добавляет бодрости духа.

Что делать

Постковидный синдром обрел шифр в Международном классификаторе болезней (МКБ-10) — U09.9 Состояние после COVID-19. Это мультисистемное заболевание, поражающее все органы и системы, поэтому необходимо комплексное восстановительное решение. Его можно получить по ОМС в реабилитационных центрах, куда любой человек имеет право обратиться без направления.

Человек не получает удовлетворения от вдоха? Значит, все еще поражены легкие, нужны упражнения на раскрытие грудной клетки, лечебная физкультура. Мучает астения? Нормализовать ритмы сна и уговорить себя ложиться в 10 вечера. Для лечения когнитивных нарушений назначают ноотропные препараты. Для контроля за свертывающей системой крови — коагулограмму, поскольку есть риск тромбообразования. И номер один для преодоления «хвоста» — ходьба, задающая ритм кровообращения и дыхания.

Кстати, гипотеза о том, что высокая концентрация в организме селена, цинка и витамина D уберегает от ковида, себя не оправдала.

Подписаться: