search Поиск Вход
, 13 мин. на чтение

Онколог Али Мудунов: «Я не видел ни одного пациента, который вылечился нетрадиционными методами»

, 13 мин. на чтение
Онколог Али Мудунов: «Я не видел ни одного пациента, который вылечился нетрадиционными методами»

Онколог Али Мудунов — президент Российского общества специалистов по опухолям головы и шеи, заведующий отделением опухолей головы и шеи НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина — считает, что москвичи заболевают раком не чаще других жителей планеты. Но все-таки жизнь в большом городе накладывает отпечаток.

Какая онкология в Москве встречается чаще всего?

Конечно, Москва как мегаполис более загрязнена, чем менее населенные города меньшего размера. Но больших различий по онкологической заболеваемости в мегаполисе и в небольшом городе где-то на удалении на самом деле нет. Бывают разве что небольшие изменения в сторону болезней, которые напрямую связаны с экологической обстановкой.

Известно, что в районах и регионах индустриально более развитых (в любой стране по всему миру) всегда преобладают такие заболевания, как рак легкого, рак желудка, рак почек — болезни, напрямую связанные с воздействием внешней среды. Москва тоже не исключение из этого правила.

Что в Москве влияет на заболеваемость помимо экологии? Стресс?

Стресс в определенной степени влияет даже не на появление рака, а на скорость его развития, потому что стрессовая ситуация истощает в первую очередь иммунную систему. Есть общая иммунная защита от инфекционных заболеваний, и есть такая же иммунная защита от развития или прогрессирования опухолевого заболевания. У человека, который не подвержен сильному стрессовому влиянию, этот период может длиться очень долго, и опухоль может и не развиться в развернутую, полноценную клиническую картину заболевания. Но есть риск у жителя, который постоянно находится в стрессе, не соблюдает режим сна, отдыха и бодрствования, сильно перегружается на работе, подвержен информационной перегрузке, которая истощает ресурсы организма. Если даже есть какая-то предрасположенность к развитию ракового заболевания или предрак, который достаточно хорошо сдерживается иммунной системой, то у таких людей он может прогрессировать в более развернутую клиническую картину или перейти из предракового заболевания в раковое. Такое возможно. Такие механизмы описаны. В принципе, теоретически это возможно, но опять-таки нет четкой статистики, то есть никто эту статистическую работу о том, как стресс влияет на развитие определенных онкологических заболеваний, не проводил не только в нашей стране, но и в мире.

Есть мнение, что стресс даже провоцирует рак.

С точки зрения обоснованных научных фактов таких данных нет. Я не беру крайние варианты (такое в повседневной жизни не встречается), когда человек находится в критической стрессовой ситуации и что-то угрожает его жизни. Такие маргинальные формы стресса, безусловно, могут приводить к развитию чего угодно, в том числе и онкологии. Если мы берем среднестатистического жителя такого города, как Москва, у нас нет таких экстремальных стрессовых ситуаций. Есть хроническое стрессовое воздействие на организм. Это приводит к переутомляемости, к развитию депрессий, которые сами по себе с течением времени, с десятилетиями могут увеличить риск развития такого заболевания, но не так, что какая-то стрессовая ситуация привела к развитию рака. Такого не бывает.

Каков процент раковых заболеваний, полученных по наследству?

Всего по статистике в мире около 5% злокачественных опухолей являются наследственными, то есть это опухоли, возникающие вследствие мутаций, которые закреплены в геноме и передаются через половые клетки. Это так называемые герминальные мутации. Чаще всего они обладают аутосомно-доминантным типом наследования — у каждого второго из наследников такого человека развивается аналогичное заболевание.

Кроме этого, есть еще так называемые семейные формы рака, для которых характерен аутосомно-рецессивный тип наследования — их примерно 15%. В данном случае передается определенная предрасположенность к развитию злокачественной опухоли, но степень этой предрасположенности на самом деле выражена в гораздо меньшей степени, чем при классических формах наследственного рака.

В целом перечень наследственных форм рака достаточно большой. Они делятся на так называемые синдромы и чаще связаны с мутацией какого-то одного определенного гена. Как правило, обладатели наследственных форм рака имеют риск развития нескольких типов опухолей.

Доктор Курпатов написал в своей книге, цитируя своего друга-онколога, что «мы все умрем от рака, только не каждый до этого доживет». Согласны ли вы с этим утверждением?

Не согласен с этим утверждением по нескольким причинам. Во-первых, рак, или, как принято говорить, злокачественная опухоль, может развиться и в детском возрасте. Во-вторых, мы знаем много случаев отсутствия злокачественных опухолей у людей старшей возрастной группы. Если говорить правильно с точки зрения статистики, то есть науки, то существует определенное распределение по возрастным группам. Чаще раком заболевают люди старшей возрастной группы — в силу ряда причин, о которых я уже говорил ранее (длительное воздействие вредных факторов внешней среды, курение, алкоголизм, хронические инфекционные заболевания, например язвенная болезнь желудка, производства, связанные с вредными канцерогенными веществами, и многое другое). Почему люди старшей возрастной группы? Да потому что нужно время, чтобы воздействие этих факторов пробило брешь в обороне организма.

Кто ваши пациенты?

Я занимаюсь лечением злокачественных опухолей головы и шеи. Это определенная популяция людей из общей группы больных, которые заболевают раком. Среди моих пациентов преобладают люди зрелого возраста. Это 60–65 лет, потому что пик заболеваемости той патологией, которую мы лечим, приходится на эту возрастную группу, но в то же время среди моих пациентов сейчас достаточное количество лиц молодого и среднего возраста.

Те пациенты, которые не заболели раком ротоглотки из-за курения, стали замещаться пациентами, у которых рак вызван новым фактором риска — вирусом папилломы человека.

Есть еще одна интересная особенность: в последние 10–15 лет (это по всему миру происходит — такая тенденция) растет количество молодых пациентов, у которых развивается рак ротоглотки, ассоциированный с вирусом папилломы человека. В то время как традиционные формы рака верхних дыхательных и пищеварительных путей развиваются на фоне длительного курения и чрезмерного употребления алкоголя у людей старшего возраста. Это то, чем я занимаюсь. Например, это рак полости рта, рак ротоглотки, рак гортани.

То есть курение — превалирующий фактор?

Да. И злоупотребление крепкими спиртными напитками. Порядка 90% раков, с которыми мы встречаемся, как раз связаны с курением. В последнее время в нашей стране, как и во многих развитых странах мира, вводятся ограничительные меры по курению. И это дает свои плоды, так, наметилась выраженная тенденция к снижению заболеваемости раком гортани, вызванного именно курением. То же самое наблюдается для рака ротоглотки, при этом происходит интересное явление с точки зрения эпидемиологии — те пациенты, которые не заболели раком ротоглотки из-за курения, стали замещаться пациентами, у которых рак вызывается новым фактором риска — это вирус папилломы человека, который совсем недавно вышел на арену. Самое важное и интересное, что им страдают лица молодого возраста, то есть люди от 25 до 40 лет. Таким образом, одна возрастная группа пациентов стала замещаться другой, более молодой. А по полу среди моих пациентов преобладают мужчины, потому что меньшее количество женщин злоупотребляет курением и алкоголем.

Что вы называете словом «злоупотреблять»? Сколько надо курить, чтобы злоупотребить?

Речь идет о злостных курильщиках, то есть о человеке, который курит пачку, две пачки в день. Нет, конечно, четкой градации, одна сигарета или десять сигарет, выкуренных в день, приводят к развитию какого-то онкологического заболевания, но чем больше человек курит, тем больше риск заболеть раком. Что касается плоскоклеточного рака, то есть рака, который развивается из слизистой оболочки дыхательно-пищеварительных путей, — это преобладающая морфологическая форма, которая бывает у наших больных, — соотношение примерно четыре к одному в сторону мужчин. Есть другая патология, которой мы тоже занимаемся, — это рак щитовидной железы. В этой группе преобладают женщины в обратной пропорции, то есть у женщин чаще бывает рак щитовидной железы. Он регистрируется чаще в группе людей, у которых есть узловые образования в щитовидной железе. Как раз в женской популяции чаще бывают различные аутоиммунные заболевания щитовидной железы, которые сопровождаются образованием узлов в щитовидной железе.

Вирус папилломы человека, о котором вы говорили раньше, есть у всех, разве нет?

Это грамотный вопрос. Есть определенные типы вируса. Вирус папилломы человека — это большая группа. Это семейство, внутри которого больше двухсот типов вируса. Из них есть наиболее опасные в канцерогенном плане, которые приводят к развитию рака. Для рака ротоглотки 95% — это вирусы 16-го и 18-го типа. Они чаще всего приводят к развитию рака, но это не значит, что у всех людей. Из всех носителей вируса папилломы человека в области полости рта и ротоглотки всего примерно у 1% людей развивается рак ротоглотки, то есть должно быть определенное стечение обстоятельств: и снижение локального иммунитета, и наличие носительства, низкие титры антител и так далее. Все это приводит к развитию заболевания. Кстати, этот риск намного выше в мужской популяции, чем в женской. Этому тоже есть объяснение.

Какое?

Эволюционно женский организм обладает гораздо большим иммунитетом и против бактерий, и против вирусов, чем мужской. Связано это с тем, что вообще организм женщины гораздо устойчивее в физиологическом плане, чем мужской. Это научный факт. Начнем с того, что организм женщины может выносить длительные кровопотери, то есть на тех уровнях гемоглобина, на которых может жить женский организм, мужской организм погибнет сразу же. То же касается защиты от различных инфекционных факторов, в том числе и вирусов. Это такое эволюционное приобретение женского организма. Иммунитет против вируса папилломы человека у женщин в разы выше, чем у мужчин, именно благодаря этой особенности женщины в разы реже заболевают ВПЧ-ассоциированным раком ротоглотки, чем мужчины.

Почему вы выбрали именно эту сферу онкологии?

В моем случае это нельзя объяснить научно-практическим интересом, хотя этот интерес у меня сейчас, безусловно, есть. Сейчас я понимаю, почему я этим занимаюсь, но когда человек приходит в эту профессию, он еще не руководствуется такими соображениями, то есть выбор фактически неосознанный. Знаете, чем он обоснован? Призванием лечить людей. Если говорить конкретно о специальности — почему я выбрал именно опухоли головы и шеи — у меня был жизненный пример, это мой учитель, которого я знал с детства, у меня был ориентир. Мне с детства нравилась эта специальность. Когда я повзрослел и уже учился на медицинском факультете, я готовился стать специалистом, который будет лечить пациентов с опухолями головы и шеи. У меня была такая, можно сказать, немножко предрешенная ситуация в жизни. Сейчас я получаю удовлетворение от своей работы. Я доволен тем, чем занимаюсь.

Расскажите, как заметить первые симптомы рака.

Они все очень разные. Рак — это не одно заболевание, это сотни различных заболеваний, которые объединяются одним понятием «рак». Все они отличаются друг от друга диаметрально противоположными проявлениями, поэтому все зависит от того, где локализуется опухоль. Если говорить в общем, есть пятерка лидирующих видов рака (по количеству заболевших людей). Это рак легких, рак молочной железы, рак желудка, рак предстательной железы и рак толстого кишечника. Эти пять онкологических заболеваний лидируют по количеству заболевших ежегодно во всем мире. Все остальные раки регистрируются значительно в меньшем количестве. Эти пять наиболее распространенных видов рака можно диагностировать на очень ранней стадии. И это при том, что они не проявляются клинически рано — в то время, когда человек что-то почувствует, будет уже поздно. Как правило, опухоль, которая дает проявления, это уже опухоль на поздних стадиях, а успешное излечение при раке зависит напрямую от ранней диагностики. Чем меньше опухоль, тем выше выживаемость, тем выше процент вылечившихся людей. При первой стадии рака головы и шеи вылечиваются 90%, а при четвертой – 20%. Понимаете, какой разрыв?

У этих пяти раков есть свои методы ранней диагностики. Это так называемый онко-чек-ап, который у всех на слуху, — рентген легких, маммография, фиброгастроскопия, общий анализ крови на ПСА (простатический специфический антиген, ПСА — опухолевый маркер, определение которого проводится в сыворотке крови, применяющийся для диагностики и наблюдения за течением рака простаты и аденомы простаты. — «Москвич Mag») и колоноскопия. Каждый из этих методов позволяет диагностировать рак на очень-очень ранней стадии. В развитых странах, которые могут себе позволить специальные программы по ранней диагностике (так называемые скрининговые программы), государство оплачивает этот скрининг. Таким образом, в масштабах страны увеличивается количество людей, у которых болезнь диагностирована на ранних стадиях. Это позволяет, соответственно, вылечить в разы больше людей, чем в ситуации, когда люди приходят сами и обращаются с уже развернутым заболеванием на поздней стадии. Но справедливости ради нужно сказать, что это касается не всех, а подавляющего большинства людей, которые заболевают раком в принципе. Еще есть так называемые редкие формы рака, которые пока невозможно диагностировать на ранней стадии, к сожалению.

Какие?

Например, саркомы — вид злокачественной опухоли. Мягкотканная саркома не заметна до тех пор, пока она не достигнет больших размеров. Проявляется как шишка где-то на руке или ноге. Пока она не вырастет и не появится над поверхностью кожи, человек ее может просто не замечать.

А вы слышали о канцерофобии, боязни рака?

Да, конечно.

Обращаются ли к вам пациенты с канцерофобией?

Вы знаете, в общей численности пациентов, которые приходят ко мне на обследование, таких больных очень мало. Может быть, 1%, а может быть, меньше, но действительно такие люди есть. Как правило, канцерофобия у них развивается на фоне какого-то предшествующего столкновения с онкологическим больным. Часто это родственник, который умер от рака. Канцерофобия развивается на фоне таких подсознательных переживаний. Потом уже человек начинает проецировать на себя эту ситуацию и в любом своем симптоме находит проявления рака. Он начинает искать заболевание, которого на самом деле нет.

Это можно как-то «лечить»?

Конечно. Есть психологическая помощь. Причем есть психологи, которые специализируются только на онкологических пациентах, а канцерофобия может быть и у пациента, который не болеет раком и не болел никогда, и бывает у пациента, который уже прошел через это состояние и вылечился. Это состояние наложило отпечаток, и человек попадает в жутчайшую депрессию с проявлениями канцерофобии в том числе. Во всех очень серьезных больших онкологических клиниках всегда существует служба психологической помощи онкологическим пациентам. Это специально подготовленные люди, которые знают, как с ними работать, как выводить их из этого состояния, как осуществлять медикаментозное лечение и сопроводительные практики. В тяжелых случаях без медикаментов не обходится. На самом деле очень много примеров успешного исхода — вылеченных от этого состояния я знаю лично, они есть и среди моих пациентов.

Пять наиболее распространенных видов рака можно диагностировать на очень ранней стадии.

Причем пациенты, страдающие канцерофобией, которые находятся в депрессии, иногда даже этого не понимают. Они чувствуют, что с ними происходит что-то не то, но не могут дать себе оценку. Только выйдя из этого состояния, они начинают рассказывать, что «я не мог понять, что со мной происходит». Это такое глубокое состояние, что человек не может осознать его, даже обратиться за помощью, просто потому что он не понимает, что ему нужно обратиться за помощью.

Расскажите о мифах о раке и о псевдолечении. Сейчас в интернете можно нагуглить не только симптомы, но и лекарства. Были ли у вас такие пациенты и как они собирались лечиться?

Таких пациентов много. Одна из самых распространенных групп — это пациенты, которые не находят помощь в системе здравоохранения, и у них развивается недоверие к врачам. Оно может складываться по разным причинам. Если рассматривать ситуацию с позиции медицины, правда это или неправда, что нетрадиционные методики помогают людям, вылечивают их от рака или нет, я могу отталкиваться только от своего опыта. Я в своей жизни видел много людей, которые занимались самолечением, в том числе и нетрадиционными методами. К большому сожалению, я не видел ни одного пациента, который нетрадиционными методами вылечился. Туда входят и различные травы, и биологические добавки — все что угодно. Если рассматривать этот вопрос в плане помощи пациенту перенести побочные эффекты, например от химиотерапии, то есть положительные примеры, когда прием правильно подобранных гомеопатических средств помогает снизить проявление побочных эффектов химиотерапии или лучевой терапии. Такие случаи описаны, они известны традиционной науке, но в плане излечения — нет, конечно, нет.

А были ли случаи, когда пациенты пытались излечиться магией — приворотом, отворотом?

Такие истории есть, но для пациентов это заканчивается трагически. Расскажу вам один из печальных случаев, когда пациент пришел ко мне с диагнозом рак гортани. Была реальная возможность его вылечить, но он сказал мне: «Вы знаете, доктор, я понимаю, что я, может быть, делаю ошибку, и эта ошибка может стоить мне жизни, но я хочу попробовать, я верю в одну методику (а этой методикой была уринотерапия), я верю в эту методику и я хочу попробовать, потому что если я ее не попробую и у меня что-то не получится в традиционной методике лечения, то я себе этого не прощу, что я упустил эту возможность». Настолько велико было его убеждение. Я никакими способами не смог убедить его в том, что этого не нужно делать. Так этот пациент и погиб. Он лечился уринотерапией и погиб, хотя приходил ко мне, к врачу. Во время этого «лечения» он убеждал сам себя, что ему это помогает, но я, видя, что не помогает, старался его убедить в обратном. Это был его выбор. Его невозможно было переубедить.

Вот такие истории из жизни. Есть и приятные истории, когда ты видишь пациента, которому тебе удалось помочь. Знаете, специальность онколога очень своеобразная и интересная. В каком плане? Если ты один раз встречаешься с пациентом, то ты с ним знакомишься на всю жизнь. Потом ты общаешься с ним даже тогда, когда он вылечился. В онкологии не бывает бывших пациентов. Это сначала пациент, а потом это перерастает уже в знакомство и дружбу на всю жизнь. Любой онколог живет тем, что он вспоминает и видит тех людей, которых он вылечил, и это для него колоссальный источник жизненной силы (как это ни странно звучит для человека, который занимается лечением онкологических больных) и стимул для помощи другим людям. Это такая уникальная, очень интересная специальность.

Ваша профессия не вгоняет вас в депрессию?

Она может вогнать в депрессию людей, которые работают не по призванию. А в онкологии невозможно работать не по призванию. Человек, который пришел работать сюда ради денег, не задерживается в этой специальности. Никакие деньги, никакие стимулы не могут удержать его на этом месте, потому что это тяжелая специальность. Если человек не будет получать удовольствие от своей работы, он просто не сможет пропустить через себя этот объем эмоций, сопровождающий лечение любого пациента.

Дорого лечиться от рака?

Как ни странно, вопреки распространенному мнению в нашей стране система здравоохранения покрывает подавляющее большинство случаев лечения рака. Бывают редкие случаи, когда пациенту нужно какое-то дорогостоящее лекарство, которого просто нет в конкретном регионе, но даже из этой ситуации можно выйти. Лечение онкологического больного — это не какой-то один метод: это и операция, и лучевая терапия, и химиотерапия. Если говорить по каждой конкретной методике, вы и сами знаете, что лечение онкологических пациентов в нашей стране бесплатно, и оно покрывается действующей системой финансирования — это обязательное медицинское страхование или есть специальные разделы, так называемые квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь. Если говорить вообще, виртуально о стоимости лечения онкологического больного, безусловно, это одна из самых финансово емких отраслей не только в нашей стране, но и во всем мире. Это дорогостоящее лечение из-за самых продолжительных операций, дорогого аппаратного обеспечения и самых дорогих лекарственных препаратов. Безусловно, это очень финансово затратная отрасль медицины, но в то же время она развивает всю медицину в целом, потому что производит огромное количество открытий и в фундаментальной медицинской науке, и в прикладной — очень много достижений из онкологической практики и исследований переходит в другие отрасли, и специалисты других, смежных специальностей ими пользуются.

Фото: Александр Лепешкин