search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Почему именно сейчас все так раздражительны: колонка психотерапевта Дмитрия Ферапонтова

, 3 мин. на чтение
Почему именно сейчас все так раздражительны: колонка психотерапевта Дмитрия Ферапонтова

Когда к концу июня, по официальной статистике, в России погибло около 6 тыс. человек (не знаю, входят ли в это число мои личные дядя и тетя, но они скончались именно из-за COVID), для немалого количества людей наступили дни скорби. Остальные же осматривались подобно команде корабля, вышедшего из эпицентра шторма, проверяли плавучесть и пытались понять, успокоилась ли стихия.

Безусловно, в июле ситуация с заболеваемостью SARS-CoV-2 выглядела лучше, но вот в августе снова возникает нехорошая тенденция роста. Друзья из разных стран (Бельгия, Испания, Израиль) докладывают о перспективах возобновления локдаунов, Собянин уверяет, что планы по введению ограничительных мер в Москве не рассматриваются, что, разумеется, автоматически укрепляет веру в то, что с конца сентября будет объявлен карантин.

И хотя со стороны общественного здоровья мы уже получили значительный урон, кажется, что только сейчас подходим к пику заболеваемости по многим нозологическим группам. Еще не в полной мере заявили о себе функциональные нарушения, дебюты и обострения сердечно-сосудистых заболеваний, проблемы со стороны желудочно-кишечного тракта, сахарный диабет второго типа и ожирение. О психических проявлениях пандемии говорить можно бесконечно, но здесь мы наблюдаем все что угодно, вплоть до посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Бесконечное мытье рук (обсессивно-компульсивное расстройство), избегание людных мест (агорафобия), чрезвычайное внимание к собственным дыханию, обонянию, кашлю и т. д. (ипохондрия), нарушение пищевого поведения (гиперфагическая реакция на стресс), многочисленные нарушения сна (диссомния) etc. — все это, имея свое объяснение в период изоляции, начинает выглядеть весьма невротически в обычной жизни.

К этому же стоит добавить значительное увеличение потребления психоактивных веществ и алкоголя (в мае россияне оставили в алкогольных магазинах денег больше на 21,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Не думаю, что летом потребление алкоголя уменьшилось). Впрочем, по мнению некоторых специалистов в области даркнета, наметилось снижение уровня продаж наркотических средств (денег у наркопотребителей стало значительно меньше). В любом случае символом этого периода, пожалуй, могла бы стать не только самоотверженность медработников, но и чудовищная по своей банальности история с Михаилом Ефремовым.

В целом же уровень эмоциональных и психологических проблем заметно растет. В начале лета люди массово испытывали негативные эмоции: гнев, разочарование, страх, возможные многочисленные их комбинации и цепочки, соединяющие примитивные эмоции со сложным социальным поведением. Страх зачастую предшествовал гневу, превращаясь в чувство вины или агрессивное поведение. На фоне разочарования гнев, как известно, труднее контролировать, а его продолжительность увеличивается. Порой гнев может быть не такой уж плохой альтернативой депрессии — в этом случае мы обычно без труда находим внешний объект, который препятствует нашему благополучию, получаем прилив сил и энергии, находим виноватых и бросаемся на борьбу с ними. Кстати, в беспорядках, охвативших в последнее время США (страна, пострадавшая от пандемии в наибольшей степени), мне видятся отголоски «холерных бунтов» XIX века, которые историк Самюэль Кон назвал «пандемией ненависти» — негативные чувства напуганных людей всегда найдут выход. Возможно, что и события в Белоруссии отчасти связаны с неадекватным уровнем агрессии у так называемых правоохранителей — ведь не впервые за 26 лет Лукашенко манипулировал результатами голосования.

Немало людей, принадлежащих к среднему классу (что бы под этим ни понималось в России) и среднему возрасту (границы которого весьма расплывчаты во всем мире), выстраивали свой бизнес, занимались карьерой и, хотя нехорошие сигналы поступали довольно давно, все-таки нащупывали перспективы больше при помощи веры в себя, нежели при участии объективной реальности. Теперь же, израсходовав весь запас эмоциональных сил и использовав полностью ресурсы психологической защиты, многие жалуются на ощущение апатии на фоне повышенной тревожности. Нередко речь идет о психастении в сочетании с гипервозбудимостью. Ощущение раздражительности, невозможности отдохнуть, выспаться, восстановить силы — вот жалобы, которые я слышу чаще всего за последние недели.

Лето в наших широтах — период отпусков, и по известным причинам теперь люди проводят его внутри России: Подмосковье, Алтай, Байкал и сотня других великолепных мест любезно предоставили свою красоту, чистоту и фермерскую еду для восстановления нервной системы горожанина. Но именно сейчас, когда до конца лета осталась пара недель, становится ясно, что для многих это не сработало. То ли организм способен отдыхать только во время радикального изменения окружающей среды  (хотя такая медицинская наука, как курортология, учит нас обратному), то ли стресс такой, что его ни Плес, ни Суздаль, ни «экоферма с хаски» не берет, а только недоступные Лазурка и Форточка победить могут.

Плюс некоторым пришлось столкнуться с результатами собственных не самых лучших выборов и решений, сделанных непосредственно во время карантина и сразу после. Известно, что убеждения искажаются под воздействием эмоций, но недавние исследования показали, что речь может идти и о снижении уровня когнитивных способностей и, соответственно, качества решений под воздействием стресса. Префронтальная кора испытывает, к счастью или к сожалению, влияние гиппокампа, отвечающего за реакцию на стресс. То есть у нас не только могли измениться ценности после изоляции, но и теперешнее поведение обусловлено решениями, которые мы априори принимали не в самом лучшем психофизиологическом состоянии.

Это далеко не весь спектр социально-психологических оттенков этого лета. Но даже эти разрозненные наблюдения говорят о том, что восстановиться и запастись правильными эмоциями получилось далеко не у всех. Что же делать на пороге осени, которая, надеюсь, будет не такой, как весна и лето? Думаю, всем стоит задуматься о взаимодействии на основе доброжелательности, сострадания и контроля собственной агрессивности. Особая ответственность здесь лежит на лидерах мнения и, конечно, на СМИ. Не стоит получать удовольствие от враждебности и насилия — это лишь последствия перенесенного заболевания.