, 4 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: архитектор и дизайнер Мария Яско

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: архитектор и дизайнер Мария Яско

Я родилась и выросла в небольшом поселке в Республике Коми. Население — 12 тыс. человек, две школы, один Дом культуры.

Окончив школу, уехала в Киров, училась там на дизайнера интерьеров и малых архитектурных форм. Когда закончились занятия по пропедевтике и композиции, приступив к первому интерьеру, стала разрабатывать для него мебель и другие предметы — не было мысли, что можно использовать уже готовые изделия. Так я поняла, что мне интересен предметный дизайн, и следующие несколько лет параллельно с интерьерами в свободное время им занималась. Делала полки для книг, стулья. Они довольно быстро стали популярными и разлетелись по разным зарубежным изданиям, публиковались в книгах и журналах. В какой-то момент мы вместе с моим молодым человеком и еще одним другом организовали мастерскую в Нижнем Новгороде, закупили оборудование, материалы, но длилось это недолго, наша любовь закончилась, а вместе с ней и мастерская.

Мой друг очень отговаривал меня учиться по направлению интерьеров, говорил, что потом придется делать евроремонты. Поэтому после учебы я решила уехать в Москву, мне хотелось участвовать в интересных, нестандартных проектах, в небольших провинциальных городах это почти невозможно.

Пару лет в Москве я занималась предметным дизайном и небольшими пространствами, у меня уже было хорошее портфолио, но опыта реализации было мало. В 2013-м я нашла вакансию в бюро тогда еще Nefaresearch (теперь Nefa Architects). Не подходила ни по одному пункту, перечисленному в требованиях, но влюбилась в их работы и осмелилась написать.

Бюро на тот момент занималось реконструкцией аэропорта в Екатеринбурге, и моим первым заданием было разработать новогоднюю елку для холла аэропорта. Поскольку уж я занималась предметным дизайном, мне дали соответствующее задание, елка была из самолетов. Помню, как я все медленно делала: сначала разрабатывала самолет, рисовала ему асимметричные крылья, собирала композицию, но буквально через пару дней узнала, что такое сжатые сроки.

Возвращаясь домой после работы, я переодевалась, включала компьютер и снова садилась работать. В таком стрессе жила полгода, но, в общем-то, и потом мало что изменилось, просто это стало образом жизни. Я не знала, что такое перерывы на обед или уходить домой вовремя, но мне и не хотелось, я была счастлива.

Компания развивалась, и я тоже. В одном из последующих проектов меня включили в команду, которая занималась интерьерами нового терминала международного аэропорта в Самаре. Вообще-то мне просто повезло, на тот момент девушка, которая была ведущим дизайнером, уходила в декретный отпуск. Все происходило постепенно, сначала мы все вместе занимались обновлением старого терминала, потом работали над концепцией нового. Я росла, и зона моей ответственности тоже. Очень часто, когда я ехала домой из студии, внутри меня все сжималось от чувства причастности к чему-то особенному. И это чувство навсегда со мной осталось. Я работала в рамках бюро и над другими интересными проектами, но именно этот стал мощной проверкой на прочность во всех отношениях и, конечно, очень важным опытом и ростом. Спустя три года, когда я ушла из бюро, у меня не было мысли или амбиций создать что-то свое собственное. По большому счету для меня никогда не было важным, делаю ли я свои собственные проекты или это проекты в рамках бюро, мне были важны интересные задачи.

В бюро я получила достаточно опыта и свободы, чтобы не бояться выражать свои мысли и отстаивать идеи, поэтому после, пробуя себя в других компаниях, мне было сложно встроиться в их рамки. Моя внутренняя энергия разрослась уже слишком широко, и я не могла это игнорировать. Мне нужна была свобода в проектах, но не все готовы дать ее: сначала нужно заслужить. Здесь я очень признательна Nefa, они, если можно так сказать, растили нас абсолютно свободными людьми, не зажимали. Ты всегда мог почувствовать себя полноценной творческой единицей. Они очень вдохновляли. Я всегда считала, что лучшее, что учитель может дать ученику — это свобода.

Часто в других бюро я слышала, что мои проекты слишком концептуальные, непродажные, что надо быть более понятным, но зачем? Есть сотни хорошо сделанных, но скучных проектов, кому нужен еще один такой же? В этом смысле я никогда не была ориентирована на финансовый успех, всегда первично было делать то, что любишь.

Мне близок принцип образного проектирования и нестандартных подходов. Нравятся выразительные формы и смелые (иногда даже наглые) решения. Если работа будет серой и невзрачной, то и моя жизнь будет такой же.

Уже несколько лет я занимаюсь собственными проектами под творческим названием YoYo. Четыре года назад профессия сблизила меня с темой спорта. Меня пригласили в команду, которая планировала запустить сеть доступных фитнес-клубов нового поколения с автоматизированным оснащением и симпатичным дизайном. Я присоединилась к команде заказчика, и вместе через полгода мы построили два клуба. Этим летом мы открыли новый клуб, большой и красивый, с космическим дизайном в самом центре города — Kometa Black на Неглинке. Он просторный, удобно зонирован, очень живой и подвижный. Владельцы хотят выйти за рамки понятия фитнес-пространства, устраивают там вечеринки и различные мероприятия, приглашают художников.

Параллельно со строительством «Кометы» я работала над проектом площадки для игры в сквош и бадминтон, заказчиком которой выступила Всероссийская ассоциация бадминтонистов России, которую мы также ввели в эксплуатацию этим летом. На данный момент спорт привел меня в киберспорт, и сейчас я занимаюсь проектированием киберспортивной арены, и это новый интересный опыт.

Параллельно с этим я пробую себя в концептуальных архитектурных проектах. Мои друзья из бюро IND Architects часто приглашают меня поучаствовать с ними в конкурсах или тендерах. Я всегда охотно соглашаюсь, так как творческий обмен очень важен и это всегда дает интересный результат. А год назад я участвовала в конкурсе на создание образа мечети в новом районе Дубая. Проект публиковался на разных интернет-ресурсах, отзывы в основном были восторженными, но, конечно, были и другие мнения, что это здание мало похоже на мечеть. Я в такие моменты всегда чувствую силу своего внутреннего голоса. С большим уважением отношусь к другой культуре и религии и не претендую на то, что должно быть именно так. Но конкурсы для того и существуют, чтобы была возможность по-новому взглянуть на привычные вещи и высказаться. Я люблю сложные и неоднозначные проекты. Однозначность, как и однобокость — понятия, от которых мне хотелось бы остаться в стороне.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: София Панкевич