search Поиск Вход
, 8 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: барбер, основатель «Пижонъ» в Москве и Rowdy в Берлине Степан Акентьев

, 8 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: барбер, основатель «Пижонъ» в Москве и Rowdy в Берлине Степан Акентьев

Я пришел в профессию не сразу. Если вы думаете, что после школы я помчался в парикмахерскую, то нет, этого не было.

Не могу сказать, что я всю жизнь об этом мечтал, а в детстве стриг кукол. Это был мой осознанный выбор во взрослом возрасте. Когда я окончил школу, вообще не понимал, на кого мне выучиться и куда идти. Поэтому я поступил в заведение, рекомендованное родителями, в техникум городского хозяйства в Петрозаводске (я из Карелии, из города Костомукши) на факультет водоснабжения и водоотведения.

Однако всю свою школьную жизнь я четко понимал, что не хочу работать технарем в грохоте, шуме и грязи. У меня вся семья техническая, и я в свое время достаточно побывал на заводах, знаю, о чем говорю. Именно поэтому после школы я просил родителей дать мне год для раздумий. Мне хотелось поработать и подумать, кем хочу стать. Но такой роскоши у меня не было, и я поступил в техникум. Это был 2003 год, мне нужно было учиться четыре года. В итоге я честно ходил на занятия полтора месяца, а потом понял, что больше не могу все это выносить, и забрал документы, хотя туда я поступил на бюджет.

После этого я просто работал в Петрозаводске и думал, кем хочу стать. В процессе такого самоанализа я вспомнил, что все детство мне нравилось что-то делать руками: рисовать, лепить. В результате у меня сформировалась мысль: я хочу творческую профессию, которая позволит мне создавать что-то руками и ездить в командировки. После я вспомнил, что в 11-м классе меня звали в качестве модели на показ одного из салонов красоты. Тогда мне там очень понравилось: большая команда, креативные стрижки, укладки, внимание людей и ощущение праздника. И тут я решил научиться делать людей красивее — стать парикмахером. Это профессия творческая, всегда будет востребована и к тому же я в любой момент могу собрать чемоданчик с инструментами и отправиться в другой город, где точно найду работу. И это идеально ложилось в сферу моих интересов: я следил за стилем и модными тенденциями, ходил с окрашенными волосами, в протертых джинсах с разводами.

Мои родители мне сказали, что я могу делать все что хочу, но без их финансовой поддержки. Ведь их первая попытка отправить меня в техникум оказалась неудачной.

Сначала я пошел учиться выбранной профессии в Петрозаводский лицей №18, которого сейчас уже не существует. В нем я ничему не научился. Образовательная система в этой индустрии в нашей стране довольно слабая. Тогда преподавателям не было никакого смысла вкладываться в учеников, мотивации у них не было. К тому же все упирается в размер зарплаты. В то время ведь в подобные заведения приходили учиться те, кто никуда не поступил. Даже вступительные экзамены туда проходят уже после завершения экзаменов в вузы. Из 60 выпускников нашего курса по профессии работают только трое. И этим все сказано.

Я начал учиться в сентябре, а заканчивал учебу в июле, как и все. А 3 декабря я устроился стажером в парикмахерскую студию «Локон» у себя в городе. Это был жесткий эконом и находился недалеко от завода, поэтому контингент там был соответствующий. Было много народу, что для меня стало интенсивной практикой. Меня поставили к мастеру Марии Сафрон, которая меня научила очень многому. Я работал за 10%. Каждый день я учился с 9.00 до 15.30, потом бежал в салон и работал там до 9 вечера. И в выходные с 9.00 до 21.00 я находился в салоне. Долгое время я работал вообще без выходных. У меня была большая цель, я не жалел себя, впитывал информацию везде где только мог. Ведь парикмахерское ремесло — это дело, которое должно передаваться от мастера ученику. Этому нельзя научить только в теоретической части. Если нет практики, нет и профессии. Парикмахерское искусство — это 1% таланта и 99% практики.

После того как я отучился в Петрозаводске и у Марии Сафрон, я вернулся в свой родной город Костомукшу. Поработал в паре салонов, но, к сожалению, мне там не нравилось. Чего-то не хватало либо коллектив был не очень, не хватало развития. К тому же я понимал, что маленький город — слишком тесный и хочется большего — возможностей. И я пытался всеми способами оттуда выбраться. В первый раз я попытался уехать в Санкт-Петербург. Там я прожил семь месяцев, но не получилось «зацепиться», пришлось вернуться. Первый блин комом. А потом, десять лет назад, я попытался переехать в Москву, и у меня это получилось. Это оказался город, который подходил мне по динамике, и город, где есть возможности. Здесь есть где поучиться: много вариантов, курсов, школ, приезжает много преподавателей.

Когда начал жить в Москве, я не работал парикмахером. Чтобы попасть в салон, тебе все-таки нужно иметь какую-то базу, у меня не было такой возможности и особых средств. Поэтому мне нужно было срочно искать работу, где я смог бы получать деньги практически сразу. Я работал барменом, копил деньги, чтобы можно было поменять профессию. Мне очень помогали люди вокруг. Я попал ассистентом к Эдуарду Тришкину — это хороший мастер с большим опытом. Он меня многому научил. Мне нужны были опыт и возможность развиваться, и я стал его ассистентом. А ему нужен был человек, который поможет организовать обучающие студии. Так у меня появился управленческий опыт. Я ему помогал со студией, а он помогал мне учиться и развиваться как парикмахеру. Потом я сам стал управлять студией, стал директором. Я знал, как устроен бизнес со стороны мастера, и посмотрел, как это происходит с точки зрения управления.

Потом несколько лет я работал в разных салонах, но в какой-то момент устал от того, что везде, где работал, появлялось что-то, что меня не устраивало: отношения в коллективе, отношение клиентов.

Владельцы салонов подходят к работе парикмахера как коммерсанты. Им зачастую наплевать на творческий момент, главное — заработать денег. Мне в некоторых местах не разрешали стричь моделей бесплатно. Обязывали оплатить процент салону. А ведь стрижка моделей — это возможность развиваться в креативной стрижке. В одном из люксовых салонов, где я работал, отношение к мастерам было ужасное. Парикмахер был никто — невидимая обслуга, у которой нет прав. Однажды в этот салон клиент опоздал на стрижку на два часа, но не счел необходимым предупредить об этом, хотя жил в этом же доме. Заявившись с двухчасовым опозданием, он требовал, чтобы его обслужили, но у мастера сидел уже другой клиент, который пришел в назначенное время. Опоздавшему предложили стрижку после закрытия, в 21.00, он отказался. После он написал жалобу, и почему-то оштрафовали мастера, который должен был его стричь. Подобное отношение для меня неприемлемо. Затем я начал работать на себя: арендовал место в салоне. Там было проще, потому что все организационные вопросы, бухгалтерский учет, налоги решал арендодатель.

Мне не хотелось больше зависеть от кого-то, к тому же у меня был опыт управления парикмахерской студией, и я понимал, как это устроено.

Когда я работал в студии у Тришкина, как мы познакомились с Николаем, который был в студии технологом. Технолог — это преподаватель по косметике (то есть рассказывает, как пользоваться тем или иным продуктом). Мы с ним очень сдружились и решили открыть барбершоп «Пижонъ».

Мы с Колей обсудили идею открыть свое заведение, где нам будет комфортно работать. Нашли мастеров, помещение, где всем нам и нашим клиентам кайфово.

Начать свой бизнес в этой сфере в России не так страшно, как говорят. Когда я занимался регистрацией бизнеса и всеми тонкими вопросами с налоговой, я позвонил на горячую линию, чтобы меня проконсультировали. Может, только мне попалась работница, которая в течение 40 минут разложила мне все по полочкам и подробно все объяснила, а может, все они там такие стали. Другие нюансы мы дорабатывали уже в процессе.

Но самая большая сложность и проблема при открытии своего дела — это поиск помещения. У нас есть представительства в Германии: один салон в Берлине, а другой в Гамбурге. Это не франшиза, мы ведем эти барбершопы и разрабатывали бизнес-план. Поэтому мы и там прошли через организацию подобного бизнеса. И мне есть с чем сравнивать. Самая большая проблема у нас в том, что договор аренды помещения заключается на 11 месяцев. А значит, я инвестирую в ремонт и дизайн помещения, а через 11 месяцев владелец может сказать: плати больше или уходи. Мои права не защищены. В Германии все иначе: ты арендуешь помещение у государства, а оно — у владельца. Этот посредник защищает твои права от необоснованного прерывания договора, повышения размера арендной платы и других нюансов.

Другая сложность — это поиск мастера. Мы искали людей, которые не только разбирались в профессии, но и были с нами на одной волне. Наша команда сформировалась с учетом небольшой текучки в течение полутора лет. Сейчас у нас стабильный коллектив, который уже три, почти четыре года работает у нас.

Имея опыт работы в разных странах, могу сказать, что русские мастера — самые лучшие в мире. Я не шучу. Последние годы на всех чемпионатах с мировым масштабом призовые места занимают мастера из России. А весь секрет в том, что у нас не было таких возможностей, которые есть у мастеров в других странах. Нам приходилось все учить самостоятельно, искать информацию, видео и мастеров. Также большую роль в профессионализме российских барберов сыграл фотошоп. Да, это не шутка.

Когда только началась волна барбершопов, каждый старался учиться как мог. Все подписывались на страницы иностранных профи и смотрели на снимки их работ, которые почти всегда доводили до совершенства благодаря ретуши. То есть фотошоп делал стрижки идеальными, а мы пытались сделать такое же руками в реальной жизни. И у нас это получилось.

Когда к нам приезжают прославленные барберы из Англии, США, Германии или других стран, они поражаются, что мы делаем стрижку, окраску и укладку как на картинке. Теперь уже они подглядывают за нами.

К тому же Россия — многонациональная страна, и мы умеем работать с разными волосами: тонкими, толстыми, кудрявыми, волнистыми, прямыми, жесткими, мягкими. Например, в Италии мастера специализируются на кудрявых и довольно грубых волосах и идеально с ними управляются, а на тонких и прямых волосах работать не умеют.

То есть тот факт, что у нас нет стандартизированной образовательной программы в профессии — наш козырь. Именно из-за этого каждый, кто действительно хочет стать профессионалом и жаждет знаний, находит информацию сам. Так он становится «универсальным солдатом», который прошел и огонь, и воду, и медные трубы.

Сейчас индустрия начала жить, идет процесс чистки. Когда это стало модным, барбершопы начали появляться как грибы после дождя. Однако со временем их становится все меньше. Ведь многие открыли студии, не учитывая того, что это полноценная профессия, которая требует высокого профессионализма и соответствующего качества выполнения работы. Изначально клиенты полагали, что все барбершопы — это единая сеть. Пошел к одному мастеру, заплатил полторы тысячи рублей и получил хорошую стрижку, пошел в другой салон, отдал те же деньги, но получил кошмар на голове или на лице. И тогда клиенты начали понимать, что к чему, отдавая предпочтение действительно профессиональным барберам. Так происходит процесс естественного отбора. И сейчас мы наблюдаем чистку в действии.

Одно из самых масштабных мероприятий в нашей сфере — это Barber Connect Russia, который в этом году пройдет в павильонах КВЦ «Сокольники» 31 августа и 1 сентября. Это действительно крутая конференция, где соберутся мастера из многих стран, а также пройдут баттлы барберов в нескольких номинациях. Конференция будет одинаково интересна как для любителей, так и для профессионалов. Я выступлю на главной сцене: проведу мастер-класс и покажу многие технические приемы. Barber Connect Russia несет не только развлекательный, но масштабный обучающий характер. Здесь можно прослушать мастер-классы профи только за цену входного билета, тогда как посещение отдельно каждого мастер-класса у этих барберов стоит в разы дороже. Кроме того, конференция дает шанс молодым мастерам завести полезные знакомства с настоящими профи. Лично я благодаря Barber Connect Russia обрел новых друзей и коллег по всему миру.

Фото: из личного архива Степана Акентьева

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru.