search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: художник и архитектор Нат Апанай

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: художник и архитектор Нат Апанай

Одним из моих первых воспоминаний было удовольствие от лепки из пластилина в тишине своей комнаты или рисование цветными карандашами за столом напротив окна, выходившего во двор детского сада.

Я созерцала миры, разворачивающиеся перед моим воображением: часами наблюдала за муравьями, обнимала деревья, говорила с ними, собирала ветки и кору тех из них, что были отмечены под спил, бережно хранила их части как память, а после создавала скульптуры из сушеных цветов, ракушек, камней, коры и дарила маме.

Моя семья целиком состоит из врачей: папа — хирург, в том числе пластический, работал долгое время в Анголе с медицинской гуманитарной миссией, мама — педиатр, сестра — реаниматолог-кардиолог. Ни одной куклы у меня не было, я предпочитала медицинские атласы, протезы, скальпели и зажимы, кунсткамеры и анатомички, фотоальбомы с документацией операций, выполненных папой. До сих пор самый успокаивающий запах тот, что в больницах, а ученые и доктора для меня полубоги. Расти среди сильных людей великая честь и в то же время ответственность, многие в моем родном городе Набережные Челны знают и ценят моих родных. Кроме того, фамилия Апанаевы принадлежит к древнему, еще с XV века, тюркскому роду купцов, меценатов и просветителей, мэров Казани, где есть даже дом-музей и Апанаевская мечеть.

Родители научили меня любить и глубоко чувствовать природу, относиться с эмпатией к людям, быть одержимой делом, совершать действия без права на ошибку, словно доктор, который делает надрез, и всегда стремиться к новым знаниям, требовать от себя постоянного развития, а также находить баланс между наукой и тем, что она не может пока объяснить — чудом. Они принимают меня всецело, поддерживают и никогда не ограничивают, благодаря этому я довольно рано стала самостоятельной. Уже в пять лет я сделала заявление, что буду художником, и пошла учиться академическому искусству в специализированную гимназию. Интеллектуальные лагеря, конкурсы искусств, медали и дипломы — все давалось легко. А потом мне стало тесно в городе, я отправилась в столицу Татарстана Казань за профессией архитектора. Спустя шесть лет, получив степень магистра архитектуры и параллельно отучившись на второе высшее — переводчик в сфере профессиональных коммуникаций — и умудрившись еще пройти профильную практику в Нью-Йорке и Лондоне, стало очевидно, что и Казань теперь мне мала. Еще тогда на шумных улицах Манхэттена и в окрестностях Пикадилли меня посетило осознание, что важнейшей целью является воплощение своего дара.

После переезда в Москву мне вскружила голову работа в крупнейших мировых корпорациях. Помимо наращивания экспертности должность главного архитектора в японской и британской компаниях предоставляла райские социальные условия: я выступала руководителем интереснейших проектов от заводов до испытательных полигонов, бутиков, плюс многочисленные поездки в штаб-квартиру в Лондоне, еженедельные командировки по России и СНГ бизнес-классом, медицинская страховка в лучших клиниках Москвы и статус в профессиональном сообществе. Потом меня пригласили возглавить проекты у самого крупного девелопера Москвы, где масштаб управления в качестве главного архитектора возрос уже до небоскребов, резиденций, реновации целых районов и реконструкции одних из самых важных исторических памятников. Моя рабочая неделя состояла из бесконечного числа встреч с международными архитектурными бюро, представителями департамента строительства Москвы, командировками в Европу и аудитами строительных площадок.

В таком режиме прошло около пяти лет и стало невозможно не замечать возникший внутренний кризис из-за нереализованности основного потенциала и желания — авторства в искусстве. Сижу я как-то в переговорной комнате в одной из башен «Сити», одетая в строгий костюм, созерцаю открывающийся вид на мегаполис и понимаю, что мне пора…  Я обеспечила себе безопасность и финансовую независимость, теперь пора освободить крылья от пут конвенций и направить свой путь всецело на исследования силы искусства для создания пользы людям. Тогда я приняла решение кардинально изменить образ жизни: переехать из модной квартиры возле «Сити» в уединенный дом на западе Подмосковья. И первым делом отправилась в Гималайские горы, где после восхождения, медитаций и психотерапии внутри возникла та самая тишина, которая необходима для акта искусства. Теперь в моей рутине много интуитивного: я загружаю живописную работу в автомобиль и отправляюсь в любом направлении, пока спонтанно не пожелаю остановиться, беру картину в напарники и захожу в лес, бреду так же произвольно, гуляю два-три часа, пока не нахожу то самое место, где картина соединяется со средой, возвращается в свое исходное положение.

Еще я снова пошла учиться. О, обожаю учиться. Обратилась за помощью к ученым на философском факультете МГУ им. Ломоносова, где изучаю современную философию сознания и концепты искусства. Помимо этого для более глубокого проживания опыта своих перформативных практик посещаю актерские интенсивы в «Гоголь-скул» — их психофизические практики вывели меня из крепости комфортных состояний.

И было сложно, особенно в первое время, когда по привычке ожидаешь сообщения из банка в один и тот же день ежемесячно с вестью о поступлении зарплаты или когда осознаешь, что нужно нарабатывать связи практически с нуля: не за тобой охотятся, а ты стучишься в новые и новые двери.

Сейчас я наполнена идеями так, что они уже издают шум из каждой клетки, я счастлива в обретении самой стабильной одержимости: изучения мироустройства через практику духа в действии — зову этот язык панпсиходелизмом, так как, обладая ясным духом-сознанием, возможно постигнуть суть жизни, жизни человека и космоса через мышление мироцентризма, построить мост между материей и метафизикой. Образно (да и буквально), взяв за руку ученого, сейчас я создаю несколько art&science проектов совместно с нейрофизиологами, философами, биологами и программистами. Эти проекты и новые живописные и скульптурные артефакты, а также публичные арт-перформансы можно будет увидеть в конце лета и начале осени в государственных музеях Москвы, в галереях Берлина и Франции, на моей родине в Татарстане, а также в музее имени Кастеева в Казахстане.

Перформанс Нат Апанай «Страна чудес в Алисе» в рамках фестиваля EverArt Weekend состоится 2–4 июля на Патриарших прудах у памятника Крылову с 19.00 до 20.00.

Фото: Даниил Овчинников