search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: основатель агентства недвижимости Upright Estate Яна Мандрыкина

, 3 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: основатель агентства недвижимости Upright Estate Яна Мандрыкина

Я родилась в пятницу, 13-го, в славном бандитском городе Люберцы Московской области.

Мой папа — военный летчик, поэтому мы часто переезжали. Жили в Москве, в Твери, в военном городке рядом с Одессой. В детстве собиралась стать переводчиком на кораблях дальнего плавания. И стала — метафорически.

В недвижимость я попала случайно. Оканчивала школу в первые годы после распада СССР: Чечня, сепаратизм, вот это все. Поступила на юрфак — собиралась стать депутатом. Хотела влиять на законотворческий процесс: считала всех, кто сидел в Госдуме, мягко говоря, неумными людьми.

Депутатом я не стала (во всяком случае пока). Отгуляв лето перед пятым курсом, решила, что пора идти зарабатывать. Это уже 1999 год: дефолт, взрывы домов, полубандитская Москва, рекламные перетяжки, казино, гей-клубы, DAMPS-телефоны, пейджеры, а наш президент — уже председатель правительства. И посреди всего этого я, 20-летняя, рафинированная крепким родительским тылом, решившая покинуть семейное гнездо.

Я купила газету «Из рук в руки». Работу, более или менее связанную с юриспруденцией, предлагали адвокатские и риелторские конторы. Я понятия не имела, кто такие риелторы, но стало интересно: судя по количеству разворотов в газете, спрос был огромный. Я тогда жила в Люберцах, и ездить каждый день на собеседования мне было не с руки. В одном из объявлений приглашали на круглый стол директоров по персоналу в сфере недвижки. Я поняла: мне туда.

Круглый стол проходил в Гильдии риелторов Москвы. На вопрос секретаря, какое отношение я имею к их славной братии, я сообщила, что никакого, но хотела бы выступить «с целью дальнейшего трудоустройства».

«Вы серьезно?» — секретарь откровенно прифигела. — «Ну пожалуйста! Я мечтаю о работе с недвижимостью! Это же так романтично», — я включила абитуриента МХАТа. Я ведь как себе представляла: риелтор в Москве — это что-то вроде Кэрри Брэдшоу в Нью-Йорке. Ага.

Не знаю, как она «купилась», но меня пустили, и, более того, вышла я от них со стопкой визиток. Дома я выложила перед собой «трофеи». В одном из агентств мне понравилась фамилия директора — Удачная, а в другом привлекла сама визитка — из плотного картона приятного фисташкового цвета. Я позвонила в оба и договорилась о встречах.

Первого собеседования я так и не дождалась — просидела сорок минут, и ко мне так никто не вышел. Решив, что «удачу» свою они упустили, я поехала к «фисташковым визиткам». Они-то меня и взяли.

В первый день я прилетела на работу натурально на крыльях: в шубе, юбке-карандаше, на каблуках, при мейкапе. А директор посмотрел на меня и говорит: «Ну привет. Будем звать тебя “ребенок”». Так меня три года и звали.

А еще тогда был страшный деликатес — куры гриль. Однажды захожу, а на столе кура гриль и водка. Коллеги меня спрашивают: «Будешь?» Ну я согласилась. А позже я стала главным юристом этой компании.

Я сначала думала, что недвижимость — это бежишь по городу с горячим кофе, волосы развеваются. А оказалось, это водка, куры гриль и много долларов.

Сейчас недвижимость — это бизнес. А тогда это было абсолютно криминализированное болото. Рынок пер: деньги в страну прибывали, активы дешевели. Были и убийства, и мошенничество с участием риелторов, милиции, опеки. Расчеты происходили баксами на столе: люди приходили на сделки с пакетами денег. И огромное количество недостроя, где стройки даже не начинались: застройщик собирал деньги и исчезал навсегда.

Сейчас поменялось примерно все: среда, законы, представление о бизнесе внутри страны. С 2014 года серьезно регламентировалось долевое участие в стройке, а с 2019 года оно стало еще жестче.

Открыть свое агентство я решила в 2010 году. Однажды, часов в 11 вечера, мне позвонила подруга и куда-то позвала. Я тогда была исполнительным директором агентства недвижимости, сидела в пустом офисе, и мне надо было еще немного поработать. И тогда подруга сказала: «Ян, на часы посмотри! Вот что ты работаешь как на себя?»

В тот момент у меня что-то щелкнуло. В начале 2011 года я открыла франшизу одного из известных агентств. А в 2019 году вышла из-под него со своим собственным брендом Upright Estate.

Я открыла свое агентство не только, чтобы зарабатывать больше. Я хочу поменять риелторский бизнес: сделать интеллигентным, открытым, нетоксичным. Мое агентство на фейсбуке так и называется: Upright Estate. Интеллигентные риелторы Москвы. Я пропагандирую идею, что настоящий риелтор — это не посредник, а высококлассный консультант, стратег, аналитик, психолог и партнер, с которым цель становится реальностью максимально прозрачно. В планах — открыть франшизы, чтобы представление людей о риелторах окончательно поменялось не только в Москве, но и в регионах. Ведь быть риелтором больше не стыдно, я знаю.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: из личного архива Яны Мандрыкиной