search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: основатель курсов Oldich Art and Sculpture Мария Хайуард

, , 3 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: основатель курсов Oldich Art and Sculpture Мария Хайуард

Я родилась в Москве. Художественное и архитектурное образование получала и в Москве, и в Европе.

Так сложилось, что с 19 лет я жила и училась за границей, и это, пожалуй, во многом определило мою жизнь — я открыла для себя многообразие культур, людей и их образа жизни.

Долгое время я жила между Англией и Россией, занималась собственными проектами и семьей.

В России моим первым бизнесом стало туристическое агентство, которое разрабатывало индивидуальные туры по всему миру — персональные и для компаний. Мы открывали для наших соотечественников новые места и, не побоюсь сказать, новый на тот момент вид отдыха, не связанный с крупными отельными сетями, известными туристическими маршрутами и достопримечательностями. Моя компания успешно работала чуть меньше 10 лет, но когда стали развиваться технологии и оказались доступны самостоятельные путешествия, мы решили уйти с этого рынка.

А потом случился «Олдич».

Это было квинтэссенцией моего пережитого и осмысленного опыта жизни в Великобритании. Я много лет жила в обществе небольшого английского городка, где очень уважали традиции. Не я первая скажу, что англичане ценят обычаи, не наигранно, не по принуждению, а искренне и с невероятным достоинством. Собственную идентичность англичане порой сохраняют вопреки всему существующему миропорядку.

И, конечно же, это кружит голову, влюбляет в себя навсегда.

Был период, когда я часто ездила в Москву и мне так хотелось иметь в ней кусочек моей Англии, что я решила попробовать сделать паб. Да-да — маленький паб, такое место «на районе», куда все приходят, общаются, делятся эмоциями о пережитых днях, выпивают свое пиво или коктейль. Место не про тусовку, не про модность, а про атмосферу. Где тебе интересно общаться и быть в одиночестве.

Но, как это происходит во всех историях, по мере созревания проекта, поиска места, людей он стал превращаться в нечто большее, чем паб «на районе».

Об «Олдиче» до сих пор неизвестные мне люди вспоминают с теплотой и восхищением. Это был магазин винтажной одежды и аксессуаров, которые мы искали и покупали на рынках и аукционах Парижа, Лондона, Нью-Йорка. Одновременно это был гастробар с авторской кухней, которая объединяла в себе модные тенденции главных столиц мира, которые только-только начинали проникать в Москву. Это была концертная площадка для начинающих и состоявшихся артистов из Америки и Европы и театральная площадка для камерных показов, место для литературных чтений и знакомства с молодыми авторами. И, конечно же, место пятничных вечеринок, шумных и очень запоминающихся даже для искушенной в вечерней жизни Москвы.

Я и моя команда занимались проектом несколько лет, но в силу внешних обстоятельств я приняла решение его закрыть и вернулась назад в Великобританию.

В силу своего характера я не могла сидеть без дела и вернулась к своему юношескому увлечению скульптурой: когда я училась в московской художественной школе, меня завораживала глина, рождение формы под усилием рук.

В прошлом году на зимние школьные каникулы я повезла одного из своих детей учиться в художественную школу во Флоренцию и заодно пошла на учебу сама: в течение двух недель ежедневно по 8–9 часов я занималась скульптурой с мастером.

Так я поняла: хочу заниматься скульптурой. Поняла, что это оно. Вернувшись в сентябре в Москву, я начала искать курсы, где могла бы продолжать заниматься, учиться и совершенствовать техники под руководством мастеров. И поняла, что такие курсы с академическим образованием по скульптуре есть только в Санкт-Петербурге. Я бронирую курс в Петербурге, но понимаю, что с Москвой надо что-то делать. Так я и открыла свои курсы скульптуры. Название у меня уже есть — нас знают по «Олдичу». Есть репутация красивого места. Курсы называются Oldich Art and Sculpture.

Все закрутилось очень быстро. Когда ты начинаешь запускать импульсы во вселенную, все приплывает само: аренда помещения, люди, скульпторы. Тебя захлестывает волна — и ты уже все открыла. Мы проводим мастер-классы. Я хочу их сделать интернациональными, привозить лекторов из других стран, потому что у всех разные техники, разное видение, разная энергетика. Хочу привозить скульпторов из Австралии и Новой Зеландии, Европы, объединять их, чтобы они обменивались опытом. Весной у нас прошел уже третий курс. (Сейчас можно записаться на однодневные занятия.) Сначала я думала, что это будут занятия для профессионалов, но стало понятно, что профессионалы пока не идут, ждут, присматриваются к нам. А начинающих талантливых ребят, которые никогда не занимались скульптурой, но имеют отношение к искусству, приходит очень много. Например, некоторые оканчивают гончарные курсы и понимают, что хотят заниматься дальше — для себя. Академическое образование в институте занимает четыре года, а у нас ты можешь получить академические знания — от создания каркаса до формовки — быстрее. Приходят дико талантливые. Я спрашиваю: «Вы когда-нибудь лепили?», они говорят: «Нет».

Мы находимся на Садовнической набережной, дом 7, в прекрасном помещении с огромными окнами, что несвойственно для большинства мастерских, потому что они обычно или в подвалах, или на чердаках. А у нас очень красивое пространство, много света. Сейчас я понимаю, что ста квадратных метров нам недостаточно — больше 11 человек на один курс не поместится, а желающих заниматься у нас все больше и больше.

Фото: Даниил Овчинников