search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: основатель проекта Levitov Chess Илья Левитов

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: основатель проекта Levitov Chess Илья Левитов

Я родился в Москве в 1979 году и прожил тут всю жизнь за исключением двух периодов по полгода, когда я жил в Нью-Йорке.

Я рос в педагогической семье: отец — учитель русского языка, литературы и мировой художественной культуры, а мама и обе бабушки — преподаватели английского. Так что с детства меня заставляли много учиться, хотя, признаться, получалось у меня это плохо.

В детстве и юношестве я мечтал стать футболистом и даже делал некоторые успехи, а родители отдали меня на скрипку вместо спортивной секции. Но музыкой позаниматься не удалось. Мне попался весьма понимающий педагог, который ответил согласием на предложение получать оплату за уроки, которые я не посещал: вместо гамм играл на улице в футбол. Через несколько месяцев афера была раскрыта бдительными родителями.

В шахматы меня научил играть папа. Я, как и всякий советский ребенок, играл дома, иногда с друзьями. Но ярких воспоминаний об игре из детства не осталось, кроме, конечно, телетрансляций матчей Карпов — Каспаров 1985–1986 годов.

В 2001 году летние каникулы проводил в городе и именно тогда по-настоящему увлекся шахматами: перечитал всю домашнюю литературу, пока не наткнулся на одноименную книгу. Ее написал замечательный детский тренер Виктор Пожарский. Интересно, что десятилетие спустя мы вместе работали в Российской шахматной федерации (РШФ), когда я стал ее исполнительным директором.

Я полюбил игру и быстро нашел себе тренера. Мне очень повезло: Сергей Кишнев оказался специалистом, который воспитал плеяду замечательных игроков. Его главный ученик Юрий Дохоян — многолетний секундант и тренер 13-го чемпиона мира Гарри Каспарова.

Мы занимались три-четыре раза в неделю, и вскоре тренер (кстати, так мы до сих пор называем Сергея в шахматном кругу) познакомил меня со многими ведущими игроками, гроссмейстерами. В частности, я встретился с Евгением Бареевым, многократным олимпийским чемпионом, чемпионом мира в составе сборной России, на тот момент четвертым шахматистом мира. С ним вместе в 2005 году мы написали книгу «Записки секунданта», которая получила «шахматного Букера» — стала книгой года по версии Английской шахматной федерации — и была переведена на несколько языков, издана в Германии и во Франции.

Почти десять лет игра была только захватывающим хобби, а интеллектуальное, по-настоящему особенное шахматное сообщество — моим как будто вторым миром, удивительным, отличным от привычного «работа-дом-работа». А в 2010 году Российскую шахматную федерацию возглавил Аркадий Дворкович, который после долгих перипетий пригласил меня на должность председателя правления, то есть исполнительным директором в РШФ.

За четыре года мы построили внутреннюю функциональную структуру федерации и структуру соревновательную, провели массу ярких турниров. Я с большой теплотой вспоминаю это время, хотя поначалу было непросто. Шахматы из хобби стали полноценной второй работой, которая отнимала очень много времени и сил. А когда мы вместе с Дворковичем из федерации ушли, сложно было уже переключиться на то, что это снова всего лишь хобби. Хотя в шахматном мире есть определенная магия — из него нельзя уйти насовсем.

Вот и я продолжал посещать турниры, плотно общаться с шахматистами, которые меня интересовали. И желание что-то делать в шахматном сообществе и для него не оставляло.

В 2019 году я сделал себе подарок на 40-летие: организовал турнир в Амстердаме, куда позвал своих боевых товарищей. В частности, 14-го чемпиона мира Владимира Крамника, 15-го чемпиона мира Вишванатана Ананда из Индии, восьмикратного чемпиона России Петра Свидлера. Прекрасный состав! Веселый был турнир, в ходе которого был создан документальный фильм под названием «Chess Pride», который в этом году был представлен на фестивале неигрового кино «Артдокфест».

Когда же началась пандемия, изоляцию я проводил на даче с родственниками и, как и большинство людей, не мог вести привычный, максимально активный образ жизни в плане работы, хобби, всяческой деятельности. Поэтому я решил комментировать шахматы. Тогда начинался турнир претендентов — второе после матча на первенство мира событие в шахматном мире. Мы с Евгением Бареевым освещали его на русскоязычном канале Chess24. Нам понравилось…  и я решил создать свой канал на YouTube.

Мою идею — представить шахматы в достойном виде — очень поддержали друзья-гроссмейстеры и специалисты. Дело в том, что в интернете очень много шахматного контента, 99% которого хочется просто…  сжечь, как в Средневековье что-то еретическое. К сожалению, немало самопровозглашенных «мастеров» несут попросту чушь.

Я с неподдельным интересом слежу за всем, что происходит в шахматном и околошахматном мире. После выхода сериала «Ход королевы» (кстати, единственного популярного произведения об игре фигурами на доске, не вызывающего отторжения у причастных к ней; консультантами выступили известнейшие гроссмейстеры) мир наш сильнейшим образом расширился. Практически как в книге Маклюэна «Понимание Медиа: внешние расширения человека»: появилось огромное количество людей, которые с удовольствием играют на разных серверах и берут уроки. И я своей задачей поставил создать место, которое может стать самым популярным для русскоязычной аудитории в интернете и давать шахматы в том виде, в котором они должны быть — из уст людей, которые в этом понимают, потому что всю жизнь провели в шахматном мире.

Сложностей в мире шахмат хватает. Прежде всего шахматы — игра, в которой нужно думать. А заставлять людей думать на платформе YouTube — довольно смелый ход. Мы понимаем, что популярность сейчас достигается совсем другими способами, и тем не менее со всей любовью к игре и профессионализмом делаем то, что считаем нужным. Если человек интересуется шахматами, интеллектуальным развитием и захватывающим, но не притупляющим досугом — ему у нас понравится. Мы для этого все делаем.

Фото: Даниил Овчинников