, 5 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: основатель проекта «Умная Москва» Михаил Кнеллер

, 5 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: основатель проекта «Умная Москва» Михаил Кнеллер

Я родился в Москве. Мои родители по образованию математики.

Они работали в огромном Институте проблем управления на Профсоюзной улице. Поэтому мы и жили неподалеку, на «Беляево». Когда мне было 9 лет, переехали на Ленинский, и каждый день по дороге в школу передо мной маячил шпиль университета.

Из школьных предметов я очень любил историю и географию. А еще любил систематизировать полученные знания: рисовал генеалогические древа Плантагенетов и Тюдоров, картировал путешествия Кука и Лаперуза, составлял каталоги минералов и горных пород. Вот и сейчас в «Умной Москве» пытаюсь упорядочивать научные знания в детских головах.

Наверное, моя любимая книга в детстве «Водители фрегатов» Николая Чуковского о мореплавателях XVIII–XIX веков и послужила причиной выбора географического факультета. Еще мою страсть к этому предмету подогрела прекрасная школьная учительница Вера Еремеевна. Ее весь район знал. Ей уже за 80 было, а она каждый день ходила в школу да еще «Беломор» курила не переставая.

Затем был университет, шесть лет в котором были абсолютно счастливыми. Атмосфера Главного здания и всего кампуса МГУ для меня почти эзотерична. Это главный для меня район Москвы. Я и сейчас живу неподалеку, и офис наш находится на Вавилова, около Черемушкинского рынка.

Еще на геофаке я выбрал себе самую романтичную специализацию — физическая география Южной Америки. Все бы хорошо, но найти работу по такой теме было сложно. А в Южной Америке побывать хотелось. Да и зарабатывать нужно было. Поэтому на пятом курсе повесил резюме на HeadHunter и попал в небольшую компанию, организующую в Москве и Питере выставки вузов и бизнес-школ.

Фактически компания продавала не очень-то нужные B2B-услуги, эффективность которых никто не умел, да и не очень хотел измерять. С тех пор у меня аллергия на B2B, хочется только с «физиками» работать. Но процессы там были выстроены неплохо, коллектив был отличный, поэтому получилась очень хорошая школа бизнеса, не говоря уже о всевозможных soft skills. Там мы познакомились с Мишей Каптюгом, химиком по образованию, и через несколько лет решили из компании уйти, чтобы делать что-то свое.

У нас не было ни красивого бизнес-плана на пять или десять лет, ни стартового капитала. Зато было желание строить с нуля что-то, где пригодились бы наши знания и опыт в науке и в рынке образования. Вот так и родилась идея популяризации.

Вначале это был лекторий для взрослых. Люди после работы приходили и слушали лекции по страноведению, истории искусств и даже по русской литературе. Потом решили делать тематические фестивали. И на первый же из них — День химии — все посетители пришли с детьми. Так, экспериментально, мы нащупали свою нишу — естественные науки для подрастающего поколения.

Через некоторое время от фестивалей перешли к более камерным форматам. Все-таки дети не будут сидеть в зале и слушать длинные лекции или стоять толпой перед сценой, наблюдая за демонстрациями. Им нужно делать опыты самим.

Сейчас наша программа выглядит так. Мы готовим четыре лаборатории с разными экспериментами. Эксперименты серьезные, уровня 1–2-го курса МГУ, но адаптированные для детей. Приходят 60 ребят, делятся на четыре команды и за полтора часа каждая команда пройдет через все лаборатории. Темы самые разные: «Химия и жизнь», «Хирургия», «Подводный мир», «Спасти планету» и т. д.

Вначале планировали работать только в Москве. Региональная экспансия значилась совсем в отдаленных планах. Помню, на первый Новый год после запуска бизнеса денег было совсем мало, поэтому в отпуск мы с семьей отправились в Нижний Новгород. И вот бродил я там под мокрым снегом вокруг кремля и мечтал: «Лет через десять, может, и этот город станет у нас “умным”». Но реальность опередила ожидания. Через два года у нас было семь городов, и Нижний в их числе. А сейчас, спустя пять лет, городов уже 36 в восьми странах.

В мегаполисах есть устойчивый запрос на качественный досуг для детей. Здесь много интеллигентных семей, желающих развивать детей. Конечно, в Москве прекрасные театры, музеи, да и детские проекты вроде нас регулярно появляются. Хотя естественными науками мало кто хочет заниматься — тут ведь все завязано на оборудовании. И бизнес сразу же превращается из чисто образовательного в образовательно-логистический. У нас половина компании занимается вовсе не постановкой экспериментов, а закупками, складским учетом и транспортной логистикой.

А в регионах хорошего научпопа практически нет. Там в выходные с ребенком можно только в торговый центр сходить на батуте попрыгать. Поэтому в миллионниках мы растем сейчас еще быстрее, чем в Москве.

У нас были промахи. Конечно, не все задуманное получалось, но всегда хватало идей для новых направлений. А успех для нас — это движение шаг за шагом, реализация проектов примерно полугодовой или годовой протяженности. Дальше этого срока пока не заглядываем.

Впрочем, есть у нас одна цель, мы рассказали о ней еще в начале 2016 года и постепенно к ней движемся. Звучит цель так — «Умный Лондон» или «Умный Нью-Йорк» в 2020 году. Когда заканчивался 2019-й, Лондона или Нью-Йорка у нас еще не было, но уже были Прага и Барселона. И еще целый год в запасе.

В этом бизнесе меня больше всего драйвит момент превращения идеи во что-то реально работающее. Придумали зимой летний городской лагерь, обсудили — и вот в июне он уже работает. Загадали 10 тыс. человек на елки в Москве, наметили план — и вот уже 11 тыс. билетов продаем.

Сейчас я очень горжусь тем, что мы потихоньку оцифровываем наши внутренние процессы. По кирпичикам строим «портал умных городов» — собственную систему для управления календарем, заказом расходников, перемещением грузов, обучением и тестированием сотрудников. Понятно, что в наше время таким не удивишь, но все же для рынка детского досуга подобные штуки весьма инновационны, у конкурентов вряд ли они есть. А главное — это фундамент для дальнейшего роста.

В первый год мы с Мишей все делали сами. Придумывали программы, закупали оборудование, даже билеты по очереди развозили по всей Москве — на курьера еще не заработали. Причем если выпадала моя неделя на развоз, я был счастлив, потому в это время Миша брал на себя телефон, который у нас всегда разрывался.

Сейчас же у нас классная команда из 30 человек. Большинство пришли к нам ведущими детских программ, пройдя многоступенчатый отбор с конкурсом 10 человек на место. Потом мы приглашаем лучших работать в офис. Средний возраст сотрудника — 26 лет. Все они умные, талантливые и амбициозные. Нашей командой я горжусь еще больше, чем порталом.

А мы с Мишей заняты развитием бизнеса: на мне — общее управление, HR и финансы, а мой партнер сосредоточен на освоении новых территорий.

Мы убеждены, что наш формат может быть востребован не только в русскоязычных странах. На просторах бывшего Союза мы не только развлекаем, но и монетизируем недостатки школьного образования по химии, физике или биологии. На Западе их может и не быть. Зато там точно есть классные интерактивные научные музеи. Но в них каждый месяц не походишь! К тому же ни в школе, ни в музее нельзя вдоволь похимичить или провести на макете большую хирургическую операцию. А у нас можно.

В Барселоне мы работаем уже год, причем не на русскую диаспору, а на испанцев. Испанцы ходят, и им тоже нравится! Это, безусловно, вселяет в нас оптимизм. Но Европа для нас пока все равно как миссия на Марсе — собираем ценные данные, обкатываем модель и боремся за выживание. Мы постепенно планируем расширяться на этой территории. А там, глядишь, и до Южной Америки дойдем. Впрочем, в отпуск я туда уже съездил.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: из личного архива Михаила Кнеллера