search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: основатель сервиса курьерской доставки Broniboy Александр Радионов

, 6 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: основатель сервиса курьерской доставки Broniboy Александр Радионов

Я родился в Краснодаре, окончил Кубанский государственный университет по специальностям «учитель истории» и «юрист». Как видите, разброс интересов довольно широкий. Адвокатом я потом работал, учителем — не довелось.

Идея нынешнего бизнеса была подсмотрена: я вообще люблю путешествовать, и вот в США мое внимание привлек проект системы предзаказа еды в ресторанах. Разработали его, кстати, украинские предприниматели. До этого у меня уже был опыт в подобном бизнесе: ресторанную группу «Кушать подано» в Краснодаре мы с совладельцами продали после шести лет довольно успешной работы. Но тут была принципиально новая тема — не просто еда, а с большой технологической составляющей. Это показалось интересным и перспективным (как потом оказалось, несколько преждевременно, но по сути верно).

Один бы я это, конечно, не потянул — моим Стивом Возняком стал программист Иван Труфанов, который в свои 20 лет был уже довольно известной фигурой в своей сфере. Помимо его крутизны и самоотдачи я отдельно ценю, что он включился в бизнес специфического направления, которое айтишнику такого класса могло бы показаться слишком приземленным, бытовым. Но я убежден, и наш опыт это подтверждает, что нет «высоких» и «низких» задач, все зависит от твоего отношения и профессионализма.

С реализацией все было отлично: путь от концепции до первого заказа занял всего около полугода. Наше предложение тоже выглядело понятным: клиенты получали экономию времени, заведения — четкое планирование загрузки, а мы — свой скромный процент.

Но трех месяцев «боевой обкатки» хватило, чтобы понять — не взлетело: 40 тыс. рублей, заработанные за первый месяц, так примерно и остались нашей планкой на тот момент. Интересно, что решение, ориентированное на оптимизацию темпа обслуживания, не зашло ни в Краснодаре с его неторопливостью жизненного уклада, ни в Москве, где вроде бы все считают, что время — деньги. В общем, это распространенная участь IT-стартапов: идея опередила рынок. Так что в этот момент мы могли почувствовать себя вполне технологичной компанией.

Но шутки шутками, а именно IT-ядро, на которое мы сделали принципиальную ставку (сейчас мы являемся резидентами «Сколково» с моделью прогнозирования спроса на основе искусственного интеллекта), дало нам возможность максимально быстро отреагировать на ситуацию, миновав стадию посыпания головы пеплом.

Но, конечно, одних технологий мало — из этой истории я вынес для себя убеждение в том, что слушать в бизнесе нужно только себя, надо уметь побеждать сомнения и не идти на поводу у страха. Это не отменяет осмотрительности и внимания к мнению профессионалов, но факт в том, что прими я к действию те советы, которые мне давали со всех сторон, и нового этапа просто не случилось бы.

Мы буквально за две недели скорректировали наше приложение, добавив в него услугу доставки еды. На тот момент, а это был 2017 год, для Краснодара наш сервис был уникальным: федеральные компании на него еще не зашли, а местные принимали заказы только по телефону или через сайт.

На первый взгляд кажется, что это дико благоприятная ситуация: ты первый, ты собираешь все сливки. Но на самом деле это оказалось скорее проблемой, поскольку у потребителя не было сложившейся привычки заказывать еду через приложение, а формировать ее выходило довольно затратно и по труду, и по деньгам. При этом доставка запускалась полностью на мои средства. Всего за первые полтора года разработка и продвижение Broniboy обошлись более чем в миллион долларов.

Поэтому когда в начале 2018 года свою экспансию начали Delivery Club и «Яндекс.Еда», то мы, конечно, столкнулись с конкуренцией, но важнее было другое — теперь они своими могучими лапищами, как волк из известного мема, прокладывали широкую колею к пользователям смартфонов, имея возможность вкладывать в это совершенно иного порядка средства. Фактически это был своеобразный симбиоз: гиганты формировали рынок, а мы, обладая при меньшем масштабе большей гибкостью и скоростью отклика на запросы этого рынка, допиливали качество сервиса и говорили потребителю: смотрите, мы такие же, как эти большие парни, только удобнее для вас. Конкретный пример — работа с претензиями. Если крупные курьерские службы могут рассматривать вашу жалобу до трех дней, то в нашем чате время реагирования — 7–10 минут максимум.

Партнерам мы тоже предлагаем преференции относительно федеральных сетевиков: наша комиссия в среднем на 15% ниже. Но зато позволяем себе быть разборчивыми и сотрудничать только с теми, в чьем качестве полностью уверены.

Вообще в отношении к бизнесу я глобально вижу себя не новатором, а оптимизатором. Мне нравится взять интересную готовую идею и адаптировать ее к рынку, отшлифовать, довести все процессы до возможного идеала.

Как я уже говорил, концепцию ресторанных предзаказов я нашел в Штатах. А в конце 2019 года мы запустили в Краснодаре в партнерстве с сетью «Магнит» доставку готовой еды и продуктов из магазина, и это тоже не ноу-хау (хотя в России в обоих случаях мы были первыми) — в Европе эта модель работает давно. Но работает хуже в разных деталях; наш потребитель заметно требовательней западного, и я как технологический перфекционист стремлюсь максимально попадать в его ожидания.

Собственно, из-за этого перфекционизма мы первое время не стремились за пределы Краснодара, пока не убедились, что продукт и процессы полностью отточены и выверены. По этой же причине мы до сих пор не запустили франшизу, хотя она уже «на флажке», но мы должны быть уверены в безупречности отношений с потенциальным партнером и контроле над качеством его работы — это параметры, которыми мы не будем жертвовать даже ради перспектив небывалой прибыли.

Следующим шагом в январе 2020 года стал Ростов-на-Дону — тут нам на руку сыграла самоизоляция, уже на старте обеспечившая поток заказов.

Потом были Нижний Новгород, Екатеринбург, Казань и, наконец, Москва, где мы работаем с 25 декабря прошлого года. Это пока единственный город, где мы сознательно ограничились по районам — прорабатываем центр. Как вы уже, наверное, поняли, охват ради охвата не наша тема, будем расширяться плавно, по мере тестирования логистики и понимания, что сможем наращивать территорию без потери в качестве.

Но Москва для нас не конечная станция, в этом году планируем открыться в Амстердаме. Благо европейский рынок с его плюсами и минусами нами изучен досконально.

Хочу подчеркнуть: вне зависимости от страны или региона наш подход принципиально не меняется, главная ставка — предлагать наилучший сервис за счет бескомпромиссного отношения ко всем деталям, огромных функциональных и аналитических возможностей нашего IT-ядра и — last not least — энтузиазма команды. Об этом хочется сказать пару слов отдельно.

Бизнес ресторанной доставки таков, что, как бы совершенно ни были выстроены все остальные процессы, финальное звено — курьерская служба — может все или запороть, или, наоборот, идеально закруглить. В Broniboy выстроена своя система мотивации, не денежная. На самом деле для курьера важнее самоощущение как полноценного участника команды, а не обслуживающего персонала. Поэтому кроме хороших базовых условий и всяких внутренних фишек типа внутренней валюты, системы лояльности в ресторанах-партнерах, премирования бесплатными путешествиями и стрижками в барбершопе мы периодически меняемся ролями: руководство выходит на линию доставлять заказы, а курьеры приходят в нашу штаб-квартиру. И это работает как в цифрах (10–12% текучки — очень низкий показатель), так в отношении людей к своей работе, личностной вовлеченности.

И раз уж речь зашла о цифрах: по возвращаемости клиентов у нас на сегодня один из самых высоких показателей по рынку.

Будущее Broniboy я вижу через призму трех своих базовых принципов в подходе к бизнесу.

Первое — это независимость. Отдавать контроль над компанией инвесторам мы не будем ни при каких условиях. А по-другому серьезные инвестиции практически не предлагают. Не проблема, стратегия окупаемости нас вполне устраивает.

Второе — рентабельность. Бизнес — это в первую очередь деньги, и мы ориентируемся на долгосрочную стратегию поэтапного развития. Мы не гонимся за горящей прибылью, связанной с системными рисками для бизнеса, а двигаемся в своем темпе, сохраняя безубыточность и устойчивость компании.

Наконец, третье — амбициозность. Здесь есть и экономическая составляющая: к 2030 году мы рассчитываем выйти на биржу и для этого поднять оборот с текущих 300 млн до 3 млрд рублей. По расчетам, план должен быть даже перевыполнен до 25 млрд.

Но есть еще и другой аспект — то, что сейчас называют миссией. Мне не очень нравится нынешний экономический климат и отношение к бизнесу в нашей стране. Экономика, ориентированная на компании-гиганты, которые заглатывают любой мало-мальски успешный частный бизнес, мне кажется бесперспективной в современном мире. Я надеюсь, что пример и работа Broniboy позволят хоть как-то сдвинуть эту систему с мертвой точки и оживить бизнес-климат в стране. Но если мы просто организуем идеальную доставку для максимального числа людей в России и мире — что ж, тоже неплохо.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: Даниил Овчинников