search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: пилот Елена Горячева по прозвищу Кипяток

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: пилот Елена Горячева по прозвищу Кипяток

Я родилась и выросла в Москве. В старших классах общеобразовательной школы поступила в экономический колледж.

В детстве мне, как и любой маленькой девочке, хотелось стать и актрисой, и певицей, и доктором, и ветеринаром, и почтальоном, и продавцом, и даже космонавтом. Но стала я экономистом, параллельно увлеклась изготовлением эксклюзивных конфет ручной работы (во всем виноват карантин).

Мой путь в пилоты был интересным и совершенно для меня неожиданным.

Началось все с поискового отряда. В 2010 году в Орехово-Зуево пропали женщина, девочка и две собаки. Я была на поиске Лизы (так звали пропавшую девочку). Тогда я никак не могла понять, как это — человека не могут найти? Как можно потеряться в лесу? И множество других вопросов, которые никак не укладывались в голове обычного городского жителя.

Лизу нашли погибшей. Мне довольно сложно сейчас описать то свое эмоциональное состояние и попытки понять, как можно в XXI веке погибнуть от переохлаждения в нескольких метрах от населенного пункта. Вместе с такими же обычными людьми мы стали создавать волонтерское поисковое сообщество, которое назвали в честь погибшей девочки Лизы. С этого поиска ведет свое начало «Лиза Алерт», с этого началась моя поисковая история. Я была и информационным координатором поисков, и координатором на месте поиска, и в лес ходила. Однажды на поиске 17-летнего мальчика с аутизмом в Мытищинском районе мы поняли, что нам нужна помощь с воздуха, потому что где-то там, в огромном лесу, ходит беспомощный ребенок. Мы вышли на АОПА (Межрегиональная общественная организация пилотов и граждан-владельцев воздушных судов), созвонились с ними, попросили о помощи, и на следующий день к нам на место поиска прилетели Александр Михайлов (Лодочник) и Михаил Фарих.

Забегая немного вперед, скажу, что вертолет к нам прилетел и мальчика нашли не в природной среде. После этого поиска мы стали общаться с пилотами, выясняя и уточняя, каким образом «подружить» между собой небо и землю, а именно авиацию и пеших поисковиков.

Устроили первые совместные учения. Раньше я никогда не летала и не приближалась к самолетам и вертолетам, а на первых учениях их было очень много. Вокруг все жужжало, летало, крутилось, и я поняла, насколько сильно меня это затягивает. Стало невероятно интересно и, конечно же, захотелось полетать. Более того, один из пилотов в тот день пообещал мне, что я точно сегодня полетаю, но погода испортилась и вся авиация улетела на свои родные аэродромы.

С того самого дня я ждала своего первого полета девять с лишним месяцев и помню его, как будто это было вчера. Небо, солнце, облака, прекрасные пейзажи, восхитительный закат. В авиации есть такое понятие, как «бесплатный укол». Это когда тебя поднимают в небо и ты понимаешь, воздух — это твоя стихия или нет. Абсолютную уверенность в том, что небо — это моя стихия, я приобрела через несколько дней, когда состоялся первый полет на вертолете. Сначала было страшно, а потом ты ловишь невероятный кайф от полета. И я пропала. Влюбилась в вертолет, в небо, в солнце. Именно тогда очень захотелось научиться летать, но финансовые возможности были ограничены и я просто продолжала мечтать, занимаясь любимым делом.

Через несколько лет вместе с Александром Михайловым мы создадим вертолетный поисково-спасательный отряд «Ангел» — авиационное крыло отряда «Лиза Алерт». Будем много и часто летать на поисковые операции. Какие-то удачные, какие-то неудачные. В 2015 году нам наконец-то удалось добиться, чтобы службы передавали номера телефонов потерявшихся людей, и мы очень быстро увидели и почувствовали свою эффективность в таких поисках. Для сравнения: количество найденных на визуальных поисках меньше в несколько раз, нежели количество найденных с телефоном в руке.
Я мечтала научиться летать. Представляла все до малейших деталей, задавала много вопросов, читала литературу, которую рекомендовали друзья-пилоты.
Научиться летать и стать пилотом мне помогли друзья из нашего  вертолетного отряда «Ангел». Помощь была абсолютно разная, но главное — результат. Я — пилот. Для того чтобы летать на поисковые операции в качестве пилота, мне не хватает опыта, поэтому пока я чаще летаю в качестве второго пилота, поддерживая навыки, страхуя основного пилота. Летать — это, конечно же, дорогое удовольствие, и я верю, что через несколько лет заработаю на личный вертолет.

Поисковой деятельностью занимаюсь уже 11 лет и все эти годы трачу невероятное количество времени на спасение жизней. Раньше, в первые несколько лет, выезжала на поиски очень часто, могла работать на месте поиска до победного. Как-то жила на поиске целую неделю. Не могла уехать, пока не найду человека. Есть поиски, которые не зависят ни от пола, ни от возраста пропавшего, но они очень сильно западают в душу.  Сейчас количество моих выездов сильно сократилось, но я помогаю удаленно. За несколько лет удалось создать и развить региональное авиационное направление, и теперь мы оказываем помощь практически в любом регионе страны. Поэтому сейчас я занимаюсь в основном только региональными историями, у которых может быть абсолютно любой часовой пояс, любая длительность поиска и любой результат. Нервно, тяжело, непредсказуемо.

Сейчас на фестивале «Небо: теория и практика» 22–23 мая мы покажем и расскажем о тех вертолетах, на которых летаем в целях поиска и спасения. На нашей экспозиции будет представлен вертолет, доступ к которому будет строго ограничен (вертолет очень нежный и хрупкий), но мы будем подпускать к нему, показывать, рассказывать, фотографировать. Да, мы не сможем охватить всех интересующихся, но в данном случае нам всем важно сохранить вертолет в целости и сохранности, чтобы он в любой момент мог улететь на поисковые операции. К дежурным вертолетам у нас всех очень трепетное отношение.

А история появления прозвища Кипяток началась где-то в 2000-х — в 2003 или 2004 году. Я устроилась на работу в аудиторскую компанию бухгалтером-экспертом. У нас было две Лены Горячевы, и, чтобы нас как-то отличать, программист придумал мне ник — Кипяток. И использовал его в корпоративной «аське». Мне это дико не нравилось, и я там даже не сидела по рабочим вопросам. А потом в 2010 году, когда произошла вся эта история с Лизой, организовался форум и надо было там как-то зарегистрироваться. И я вспомнила про этот ник. И решила, что буду Елена Кипяток. И началась другая, новая жизнь. Кипяток стал брендом: большинство людей в поисковой и авиационной сфере меня знают как Кипяток. И очень удивляются, когда в интервью видят мою настоящую фамилию — Горячева.

Авиационный фестиваль «Небо: теория и практика» состоится 22–23 мая 2021 года на аэродроме Черное в Балашихинском районе Московской области.

Фото: из личного архива Елены Горячевой