search Поиск Вход
Регистрация
Через соцсети
С паролем

Восстановление пароля

Введите email на который будут высланы инструкции по восстановлению пароля

, , 6 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: совладелица семейных ресторанов Ribambelle Ойгуль Мусаханова

, , 6 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: совладелица семейных ресторанов Ribambelle Ойгуль Мусаханова

Ribambelle не просто ресторан для взрослых с детьми. Это книга памяти для родителей нашего поколения. В какой-то момент мы увидели, что дети и родители живут как-то отдельно, и захотели объединить их, чтоб и тем и другим тут было классно.

Я родом из Ташкента, а образование у меня финансовое, я училась в Лондоне, в Университете Вестминстера. Я люблю считать, это у меня хорошо получается. После окончания университета я вернулась в Ташкент. Так требовали родители. И устроилась на работу в большую аудиторско-консалтинговую компанию PricewaterhouseCoopers. У меня неплохо шла карьера, и все было классно. Потом я вышла замуж, переехала в Москву, продолжила здесь работать в «Прайсе», но все-таки после рождения детей начинаешь очень сильно переосмысливать отношение ко времени и к своей деятельности. На одной чаше весов у тебя работа, а на другой — время, которое ты забрал у своего ребенка. В какой-то момент встал вопрос: чем я вообще занимаюсь? Что я полезного делаю для себя и для общества?

Это не был кризис среднего возраста. Это было «Ради чего я сейчас оставляю ребенка и ухожу? Где там ценность?» Здесь я ценность как раз понимаю, а там я никак не могла это для себя нащупать. В какой-то момент мы работали над очень большой сделкой, и я, конечно, жертвовала своим временем. А оказалось, что это было не нужно. Все уже договорились. И вот тогда я поняла, что хочу открыть свой бизнес, но бизнес, связанный с детьми.

Так случилось, что мой будущий бизнес-партнер Юля Федоришина тоже работала в «Прайсе», и общая культура дала нам точку опоры. Мы встретились 3 сентября, а 6 сентября следующего года открыли двери нашего первого клуба во «Временах года». Нам хотелось создать пространство, где дети будут чувствовать, что они приглашают взрослых в свое пространство. Именно так мы это сделали во «Временах года», поэтому там так все сказочно. Сейчас это немного устарело, нас уже много кто повторил, но это не страшно. Нам было важно создать это ощущение. Мы сделали больше акцент на игровую зону. Нам было важно, чтобы это было красиво. Вот мы прямо за «красиво» были. И в плане еды мы не хотели совсем уж простую кухню. Когда ты работаешь, у тебя есть одна возможность провести классный обед с семьей — выходные. И очень хочется эту возможность не испортить. Поэтому мы хотели совместить классный ресторан на выходной день и «с детьми», чтобы не приходилось разрываться.

Вложили мы в этот первый проект почти миллион долларов. Ужимались очень сильно везде, где могли. С одной стороны, нужно было сделать красиво и эффектно, а с другой — во «Временах года» нам достался бывший спортивный магазин на 800 кв. метров без вытяжки и канализации. Так что денег не хватало. Нам очень помогло, что мы быстро сообразили стать дистрибуторами домиков, которые у нас стоят на игровых площадках. И мы начали их продавать. Делают их в США из особого материала для улицы. Они стоят у людей на участках с 2012 года, и с ними ничего не случается: цвет не выгорает, крыши не протекают.

Мы никогда не привлекали и не хотели привлекать внешние деньги. Когда мы открывались, у нас не было цели завоевать весь рынок и сделать 150 точек. Мы очень интуитивно шли. Мы понимали, что спрос есть, проект встретили «на ура», что он действительно востребован и полезен, но мы не хотели открываться абы где. Много разных было предложений. У нас никогда не было такой цели, что мы откроемся только в торговых центрах. «Времена года» — это абсолютно случайная история. На тот момент это были единственные ребята, которые предложили очень адекватные условия и были очень дружелюбны. Когда мы поняли, что отбили инвестиции, скопили уже денег и хотим открыть вторую точку, нашли место с выходом в «Аптекарский огород». Это центр, но невероятно зеленый и тихий, настоящее окно в сад. Здесь ни один ресторан не выживал: один за другим закрывались. Но к нам не заходят «заодно», к нам специально едут. Мы это место очень любим. Здесь есть какая-то правильная энергия.

А вот проект в «Метрополисе» оказался очень сложным. Там все пошло не так. У них очень много проблем в управлении и согласовать невозможно ничего. Мы там уже четыре года, а нам так и не смогли повесить указатели на парковке. Решение открыться в «Метрополисе» не было внутренним. Мы просто шли за масштабом, не думая о том, чтобы место было полезным. Звучит не по-бизнесовому, но мы не только про бизнес, но и про творчество.

В Ribambelle я могу через красоту творить: это могут быть торты, праздники и так далее. Это создание эффекта, когда ребенок зашел и сказал: «Вау, как красиво». Чтобы он это запомнил. И родители без головной боли могут нам довериться. Если мы им пообещали, что будет красиво и вкусно, так и будет. Знаете, я из очень гостеприимной восточной семьи, там накормить — наша «фишка». И мне очень нравится, что я через этот проект могу накормить очень много людей.

Я заметила, что дети в возрасте 8–9 лет начинают переходить на взрослое меню, знаете, филе миньон, рибай. Раньше, года три назад, такого еще не было. А что касается младших, там все ровно. Как бы мы ни пытались внедрить кашу из киноа на кокосовом молоке с печеным яблоком, это никому не интересно. Людям нравится, что это есть, но они продолжают заказывать очень классические вещи. Взрослые предпочитают более щадящие варианты готовки, су-вид, например. Им важно, чтобы еда была нежирная, сбалансированная.

Я жутко расстраиваюсь, когда у нас что-то не получается. Потому что, конечно, мы косячим. Без этого не бывает. Но тем не менее для меня ценность Ribambelle в том, что мы создаем условия, когда родители без напряга проводят время с детьми, друг от друга никто не устает и нет чувства вины, что ты пришла с подругами посидеть, а ребенок сидит в гаджете. Ребенок тоже как-то развивается через игру, творчество, находится рядом, видит, как ты общаешься.

Кому-то наверняка кажется, что Ribambelle — это немного дороговато по сравнению с другими местами для детей, но мы не делаем вид, что мы не премиум. Просто когда начинаешь на некоторые позиции сравнивать цены, понимаешь, что у нас скорее дорогой имидж, чем реальная стоимость продукта. Мы постоянно работаем с качеством, чтобы люди чувствовали, за что они платят деньги, и главное, чтобы уходили с чувством, что все хорошо, и они хотят вернуться. В будний день безлимитный по времени билет в игровую зону с аниматором стоит 350 рублей, в выходные — 700, во «Временах года» эта цифра чуть выше из-за аренды. Вот и вся математика. Няня стоит дороже.

Драйверами желания в Ribambelle всегда были дети. Мы ориентировались на своих детей: что они любят и что бы мы хотели, чтобы у них было. Когда мы создавали Ribambelle, моему сыну было 2,5 года, а дочери — 5,5, у Юли был на тот момент один сын, сейчас еще две девочки родились. То есть я четко под них все это делала. Они подросли, и мы попробовали сделать проект для тинейджеров, как раз в «Метрополисе». Нам казалось, что, когда мы сделаем модную атмосферу со всеми этими играми и виртуальной реальностью, это будет вау. Но вы знаете, либо тинейджеры стали очень специфические, либо мы абсолютно не попали. Им не хочется, чтобы их куда-то «припарковали». Я смотрю на своих тинейджеров. Что им хочется? Starbucks и прогуляться. Им не хочется никуда. Я им говорю: «Может, пойдем в батутный центр?» А они мне: «Не, мы лучше просто прогуляемся в парке с латте».

Дети до восьми лет нормально реагируют на развлекательную парадигму столетней давности. А подростки на нас даже в их возрасте не похожи. YouTube, TikTok, тинейджерские фильмы — все про движуху, но сами они не обязательно ей увлечены. Если бы я задалась вопросом, что им нужно, построила бы open space, сделала бы там кофе/чай-станцию и healthy-снеки, тинейджеры действительно заморачиваются. И все. Они сами придумают, что им делать. Это интересный может быть проект, но мы его пока отложили на потом и сосредоточились на проекте мини-франшизы Ribambelle.

Мы планируем взять всю головную боль администрирования на себя и дать возможность женщинам, которые растят детей одни, вести небольшой стабильный бизнес. Задача женщины — открыть двери и улыбаться гостям, создавать атмосферу. Такой Ribambelle в каждом дворе, маленький мультифункциональный центр, где можно будет купить какие-то товары первой необходимости, игрушки, заготовки для еды с собой, можно будет попить кофе, поработать и там будет небольшая игровая.

Я воспитываю детей одна. В какой-то момент я поняла, что мне страшно, но при этом у меня есть бизнес и огромная семья, которая всегда поддержит. Я стала разговаривать с женщинами, у которых аналогичная ситуация, но при этом нет бизнеса, и они реально живут на пособие. И им страшно. Причина, почему они не идут во что-то свое — нет денег, нет идей, боится рисковать. Поэтому мы придумали создать такую микрофраншизу, под которую можно попробовать привлечь финансирование, чтобы начать менять ситуацию. Это по сути социальный проект, который сам себя окупает и приносит небольшую прибыль. Просто представьте себя на месте женщины, которая растит ребенка и готова влиять на жизнь своего двора, улицы, микрорайона. Сейчас мы в процессе вынашивания этой идеи и очень надеемся ее запустить.

Фото: София Панкевич