, 4 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: владелица галереи Maer Art и ресторана Maer Оксана Сколотина

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: владелица галереи Maer Art и ресторана Maer Оксана Сколотина

В 2017 году мы устроили пленэры для художников России на Северном Кавказе, в горах Чечни. Потом выставляли их работы как в Грозном, так и в Москве, возили по другим городам России. Мы и не подозревали, что организовали первый за всю историю Чечено-Ингушетии академический пленэр. Все были потрясены. И сами чеченцы, которые нас принимали, и художники, которые увидели красоты этого края.

А потом мы сняли помещение на Бадаевском заводе, сделали ремонт и в один прекрасный день вышли познакомиться повнимательней с территорией. Я подняла голову и увидела незабываемое зрелище: в этой подсветке, в иллюминации «Сити» и гостиницы «Украина» стояло в темноте потрясающей красоты здание. Кутузовский 12, строение 1. Состояние этого здания, с деревьями на крыше, с выбитыми окнами, поражало своей индустриальной и в тот же момент какой-то готической красотой.

На следующий день я пошла в администрацию завода. Спрашиваю, что это стоит такое красивое и нет ли здесь небольшого помещения, чтобы расширить галерею. Оказалось только очень большое — 1800 квадратов. Состояние помещения было настолько ужасным, что его хотелось в прямом смысле слова вылечить. Первым делом поставили кровлю, без которой несколько десятилетий разрушались прекрасные своды Монье. Черновые работы начали в декабре: канализации нет, отопления нет, электричество временное, воды тоже нет. Прежде, чем что-то делать, пришлось вывезти накопившийся здесь мусор — 149 двадцатитонных контейнеров!

В этом месте — в этих кирпичах, чугунных колоннах, потрясающих сводах — есть своя магия, что-то такое притягательное, от чего уйти уже невозможно. Естественно, в ходе работы поднимались архивные материалы, чертежи. Стало понятно, что действовать здесь надо с максимальным уважением к истории, архитектуре, начальному замыслу. Отчистить от всего лишнего и показать эту красоту. Мы достаточно быстро все это сделали. Большая половина помещений была готова уже летом 2018 года. В части помещения открылся ресторан «Тбилиси», один из самых успешных на Бадаевском заводе.

Параллельно нашли на территории еще одно заброшенное здание в 200 квадратов. Зданием его вообще назвать сложно, там были три полуразрушенные стены. Оказалось, это самое первое строение, которое появилось здесь, на Бадаевском. Открылась прекрасная артезианская скважина, чугунные инженерные сооружения. Мы отчистили кирпич, покрыли кровлей, восстановили все технические сооружения. Артезианскую скважину закрыли стеклом, подсветили.

Потом, к сожалению, настали черные дни. Летом 2019 года мы получили уведомление о расторжении договора. На Бадаевском собираются строить жилой комплекс по экстравагантному проекту: восьмиэтажные корпуса должны стоять на 35-метровых колоннах. Комплекс зданий Бадаевского пивоваренного завода — памятник промышленной архитектуры регионального значения. Вообще здесь архитектор Клейн. Среди его работ — ГМИИ им. Пушкина, Чайный дом на Мясницкой, Средние торговые ряды, ЦУМ. Но в проведенной экспертом Соловьевой экспертизе часть помещений завода, которые были раньше памятниками, вдруг оказались не памятниками и подлежат сносу.

Было трудно, хотелось все равно запечатлеть так, как это есть на сегодняшний день. Я обратилась к братьям-художникам и организовала пленэр в поддержку Бадаевского. Для меня было неожиданно количество откликнувшихся. Несмотря на дождь, пришли почти 50 человек. Приезжали даже дети из художественной школы. Рисовали корпуса, обнимали их, становились живой цепью. Муниципальные депутаты откликнулись, в том числе нас поддержала депутат округа Дорогомилово Наталья Алехина. Было написано открытое письмо министру культуры и мэру Москвы в поддержку Бадаевского завода, чтобы обратили внимание на то, что к экспертизе есть вопросы, что там не все так хорошо, возможно, утвердили вообще не ту экспертизу, и ее нужно пересмотреть.

25 октября 2019 года тут все должны были закрыть. Конечно, нам, арендаторам завода, жалко свои труды, помещение, привыкаешь к каждому кирпичу здесь. Мы начали разговаривать с застройщиками, местные жители выходили на акции. В третьем строении до сих пор висит плакат «Спасем Бадаевский». Сложно сказать, чем закончится наш диалог. Есть только сегодняшний день. Мы все друг друга услышали. Все остались, работаем. Мы даже рискнули открыть ресторан.

На самом деле это как будто продолжение жизни. Бадаевский продолжает жить. Мы не могли его не открыть. Maer — это ресторан с вайнахской кухней из настоящих чеченских продуктов. Это тоже был шаг. Я не чеченка, не вайнашка, но я полюбила традиции этого народа и его кухню. «Вайнах» — значит «свой». Так называют себя чечены и ингуши. Кухня их очень настоящая, простая и сытная. Знаете, мало кто из народов сохранил умение готовить так, как это было сто и двести лет назад. Мы же все сейчас пользуемся холодильниками и морозильниками. А вайнахи мясо не замораживают, они до сих пор его сушат, чтобы потом готовить.

И вот эту традицию нам удалось в Maer соединить с французскими кулинарными техниками. Это как промышленный интерьер XIX века поженить с лофт-эстетикой. Но смелость берет города. И заводы. Мне хочется сломать стереотипы. Чтобы это был не просто ресторан, где есть кухня такого смелого, отчаянного народа. Мы будем здесь делать и выставки, и творческие вечера с интересными людьми, знакомить Москву с культурой Чечни. И в то же время вайнахам, нашим друзьям, немного открывать что-то другое, показать, что вся их жизнь, кухня точно так же прекрасно уживается с интересными традициями других стран.

Мы не просто открыли ресторан, мы подготавливаем помещение и еще расширим выставочный зал. Мало того, мы хотим сделать здесь первую выставку, как раз по результатам того пленэра «Спасем Бадаевский». Хотим дополнить ее старыми архитектурными материалами: каким завод был, какие люди здесь работали. Мы нашли бывших сотрудников, которые работали здесь всю жизнь, их детей, архивные планы и фотографии. Пока он живет… Невозможно к нему относиться безразлично. Будем продлевать эту жизнь в историческом и культурном плане. На самом деле все договоры заканчиваются в 2022 году. Конечно, будет чудом, если все продолжит существовать.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: Оля Иванова