search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Почему вы должны нас знать: авторы проекта FChairs Катя Калина и Оля Овчарова

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны нас знать: авторы проекта FChairs Катя Калина и Оля Овчарова

Катя: Сразу скажу, FChairs — дело, которое научило меня тому, что всему свое время.

Любая идея, затея, план должны отлежаться и отвисеться. Даже если хочется рвануть с карьера в обрыв в страхе, что кто-то съест эту рыбу до тебя. Нет! Должны появиться люди и сложиться звезды. По-другому не работает. Я два года дергала за рукав своих предприимчивых друзей и ныла: «Давайте продавать ресторанную бэушную мебель, вы посмотрите, сколько всего закрывается». Но от меня отмахивались как от назойливой мухи, бывший муж и вовсе считал, что я занимаюсь какой-то ерундой: «Шла бы лучше работать в телевизор», пока однажды в ресторане Food Embassy мы не разговорились со скучающей Овчаровой. Оля за минуту придумала провокационное название — и понеслось. Теперь нашу историю называют кейсом и приводят в «Сколково» как пример бизнеса из ничего.

Оля: Никакой мебели у нас сначала не было и в помине. Была идея сделать интернет-магазин и торговать обшарпанными диванами (почему-то мы были уверены, что у нас их будет целый склад) дистанционно. Потом мы, как фанаты блошиных рынков, поняли, что весь кайф трофейной охоты, особенно когда речь идет о предмете уже бывшем в употреблении, это возможность его пощупать, примерить. В нашем случае в прямом смысле — попой — посидеть на стуле.

Катя: Кроме того, хотелось, чтобы это все-таки была игра. Все эти сомнительные истории с аукционами мы как-то сразу отмели — много пафоса, невнятный выхлоп; все-таки никакой художественно-исторической ценности ресторанная мебель в преимуществе своем не несет. Интересная — да, иногда дорогая, реже, когда ресторан открывает чья-то жена или любовница, очень дорогая, но все-таки массовая. Хотелось, чтобы наш проект был хулиганским, легким, доступным.

Оля: Причем не только для покупателей, но и для продавцов, для которых закрытие ресторана часто личная трагедия. Особенно когда речь идет о маленьких проектах. Ну закрыли этот ресторан — откроете новый, мы подскажем, кто ищет управляющих, поможем пристроить персонал, инвентаризировать, оценить, вывезти и продать мебель — это всего лишь бизнес, это точно не конец жизни, даже если конец стульев! Поэтому родился тот игровой формат, который неизменно существует вот уже шесть лет. Закрытые списки, секретное место, ограниченное время и огромный выбор мебели. Модная музыка — к каждому сейлу, сезону, площадке у нас свой плейлист и бесплатное шампанское тем, кто у нас что-то купил — символически обмыть покупку!

Катя: Мы обожаем наших покупателей, знаем их всех в лицо и узнаем даже под масками. Это настоящие охотники, бойцы, но при этом великодушные и с чувством юмора. Если мы видим, что на площадке возник конфликт из-за мебели, обычно из-за того, что на один предмет случилось несколько претендентов — это точно новички или ребята-рестораторы, приехавшие из регионов. Решаем конфликт просто — разыгрываем на орел-решку, всегда даем выигравшим возможность перепродать лот проигравшим — прямо здесь, не отходя от кассы, а проигравшим наливаем шампанского, чтобы не переживали из-за ерунды.

Самые странные предметы у нас покупали беременные женщины, а их, надо сказать, к нам приходит много, несмотря на сложный формат — трон в виде яйца или черные стулья из логова Кощея Бессмертного — из-за них у нас вообще была драка. Дерущиеся из-за очень специфических стульев Кирилла Гусева беременные женщины — очень, я вам хочу сказать, необычное зрелище. Разнимали, успокаивали, дарили пуфики и шоколадки.

Оля: Кстати, рестораторы, которые избавляются через нас от своих пожитков (вы просто не представляете, какие сумасшедшие расходы у них на склады, где в прямом смысле гниет мебель), в последнее время все чаще и чаще становятся нашими покупателями. Мебельные заказы идут долго, из-за задержек на таможне срываются сроки открытия, а это деньги, нервы, поэтому берут подменную мебель у нас, а потом выясняется, что наша подходит лучше заказанной дизайнерами.

Катя: Дизайнеры и декораторы — это вообще отдельная каста. Они периодически по каким-то старым, видимо салонным, привычкам подходят к нам за откатами, типа мы вам покупателя привели, но единственное, что мы можем им откатить — это внести в черный список и больше никогда не приглашать на распродажи. Такая техническая возможность у нас есть. Есть достаточно большая уже группа декораторов, в том числе и театральных, которым мы еще до сейла можем показать какие-то необычные, не массовые предметы — стойки, дверные проемы, чугунину. Это наши покупатели, которые стали нашими друзьями. Однажды мы распродавали декорации к одному историческому сериалу, так вот практически все у нас выкупили для съемок другого сериала. Аренда мебели для кино — это, кстати, тоже одна из наших тем.

Оля: Про покупателей, с которыми мы дружим, это тоже отдельная история. Нас приглашают в загородные дома, меблированные предметами с распродаж FChairs — есть, например, дом на Рублевке, где около 50 позиций из закрывшихся ресторанов Москвы, мы передаем из рук в руки наших мастеров, которые за шесть лет из мелких кустарных стали целыми заводами. Сейчас, например, нашли работу в Венгрии нашему реставратору с Украины, который из-за всей этой политической и ковидной свистопляски не может вернуться на работу в Москву. Перетягивает мебель в гостинице под Будапештом. FChairs — это огромный клуб, где уже больше 60 тыс. человек. Закрытое и очень дружное комьюнити, в котором главная объединяющая сила не столько любовь в старым стульям, сколько легкое отношение к возможности эту любовь с первого раза не найти.

Мы посредники! Классические. Гибкие в условиях, быстро реагирующие, а поэтому удобные. Компания Новикова у Деллоса или «Гинзы», например, в силу разных причин мебель купить не сможет, а через нас — легко! Мы потом ходим в меблированные при нашем посредничестве рестораны и удивляемся, как ловко из «наборного гарнитура» сложилось интересное креативное пространство.

Катя: Хотя мы с Олей вместе в рестораны по работе стараемся не ходить (все-таки мы действующие ресторанные обозреватели). Не дай бог где-нибудь вместе зачекиниться, все — народ уже думает, что ресторан закрывается, и начинает себе мебель оттуда присматривать и всякие вопросы про цены задавать. А он только открылся! Жив и свеж!

Оля: В России большое количество фабрик или небольших производств, которые обслуживают ресторанный бизнес. И с каждым годом их число увеличивается. Чаще всего они делают копии популярных итальянцев или скандинавов. Для ресторанов редко покупают дорогие оригиналы. Так вот у этих фабрик остаются демонстрационные образцы или невыкупленные заказы. Плюс какой-то неликвид, который мы своими силами устраняем. Отсюда и возможность купить у нас на сейле еще не сиженый новый стул по цене, которая ниже рынка.

Катя: Кроме того, мы реставрируем старую мебель — меняем внутренности: поролон, пружины, подбираем новые ткани, восстанавливаем деревяшки. Наши запросы обслуживает несколько профессиональных мастерских. Часто бывает, что в нашем прочтении мебель выглядит гораздо круче, чем в обивке итальянцев. Портрет Ленина можем нашить на спинку дивана или узбекское сюзане пустить на пуф. Некоторым кажется, что хамим, а нам, что творим!

Фото: предоставлено авторами проекта FChairs Катей Калиной и Олей Овчаровой