search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Почему вы должны нас знать: кураторы выставки «Неизвестный Берлин» Лия Чечик и Елена Якович

, 3 мин. на чтение
Почему вы должны нас знать: кураторы выставки «Неизвестный Берлин» Лия Чечик и Елена Якович

Елена Якович: Я режиссер-документалист, сняла много фильмов, в частности фильм «Прогулки с Бродским», за который получила первую в истории премию ТЭФИ.

Написала несколько книг, делала видеоряд для выставок «Взгляни в глаза войне» в Малом Манеже и «Некто 1917» в Третьяковке. Но куратор выставки я впервые.

В августе я возвращалась из Израиля в Москву, и по дороге в аэропорт таксист рассказал мне, что он сын фронтового оператора Ильи Аронса и у них с братом Владимиром сохранился архив отца. Они думали, что там только семейные фотографии, но однажды Владимир открыл одну из коробок, а из нее выпал боевой патрон от парабеллума, табельного оружия Ильи Аронса. Так он обнаружил фронтовые пленки отца и начал их восстанавливать и изучать. Еще один домашний «берлинский» архив попался мне за год до того; я делала фильм про Александра Галича и случайно увидела фотографии, сделанные его младшим братом Валерием Гинзбургом, оператором многих картин Шукшина и аскольдовского «Комиссара». Десятилетия они пролежали в конверте, на котором его рукой написано: «Германия, 1945… »

Большинство фотографий Ильи Аронса и Валерия Гинзбурга были сделаны в Берлине в мае 1945-го. Я сразу поняла, что это выставка ко Дню Победы, и с августа моталась с этой идеей по Москве. Только в феврале предложила ее Лии Чечик, и уже на следующий день Еврейский музей и центр толерантности принял наш проект.

Чтобы разобраться в сюжетах фотографий, нам были нужны не военные архивы, а историки и семьи наших героев — операторов, мы много общались с их сыновьями, разыскали внука и правнучку маршала Рокоссовского.

Лия Чечик: Я по образованию искусствовед, окончила исторический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, защитила диссертацию в венецианском Университете Ка-Фоскари. 1 июля будет семь лет, как я работаю в Еврейском музее, пять из которых возглавляю образовательный отдел, два последних года я также принимаю участие в процессе формирования наших выставочных проектов.

Про то, как сложился проект «Неизвестный Берлин. Май 1945 года», можно снимать отдельное кино. Лена уже рассказала его начало. Продолжение же разворачивалось в стенах нашего музея. Буквально в тот момент, как я села за компьютер, размышляя о том, что интересного мы могли бы сделать к Дню Победы, получила письмо от Лены с историей ее находок. Через пару недель мы нашли поддержку проекта от нашего партнера, банка ВТБ, за что в очередной раз признательны коллегам. Немедленно проект утвердили и начали работу. Такое чудесное стечение обстоятельств не может быть случайным.

Через две недели мы уже были в Израиле, где провели несколько дней с сыновьями одного из наших героев, Ильи Аронса. Сидели на террасе загородного кафе в одном из красивейших регионов страны, под Кесарией, и разбирали семейный архив; нам удалось снять интервью со страшим сыном Владимиром, который самостоятельно восстановил часть биографии отца.

Илья Аронс прошел практически всю войну в составе кинобригад сначала Южного фронта, а затем 1-го Белорусского.

Уже в Москве мы работали с историками, начали поиск потомков героев, запечатленных на фотографиях, общались с детьми и внуками режиссеров, операторов, военнокомандующих.

С Валерием Гинзбургом было чуть сложнее. Его послевоенная творческая судьба (он был оператором большинства фильмов Шукшина, с Аскольдовым снимал фильм «Комиссар») хорошо известна, но события его военной биографии нам пришлось восстанавливать по крупицам.

Все происходившее с нами стало невероятным опытом исследования личной истории на фоне большой истории.

Как показала наша работа последних трех месяцев, несмотря на то что история Великой Отечественной войны — популярнейший сюжет как для академических исследований, так и для выставочных и художественных проектов, очень многое еще не известно, не открыто и не показано.

На нашей выставке представлены картины не только величественного Берлина, разрушенного бомбардировками и восстающего из пепла, но и множество ключевых исторических моментов мая-июня 1945 года, показанных вне протокола — с личной интонацией, увиденные в неожиданной перспективе, сохранившей схваченные врасплох мимику, эмоцию, ситуацию.

В случае Ильи Аронса — это фотографии, на которых запечатлены важные исторические моменты «вне протокола», например операторы, ожидающие прибытия в Карлсхорст (пригород Берлина, где был подписан Акт о капитуляции) военнокомандующих, встречу с союзниками и др. Кроме того, у него пойманы моменты первых мирных дней города — сценки в кафе, регулировщики дороги. Гинзбург же гуляет по городу и пытается поймать атмосферу — это апокалиптические картины разрушенного города. Его взгляд более художественный, он выстраивает композицию, показывает удивительные детали.

Историки, которые ознакомились с нашими материалами, нашли их весьма интересными. Проведено большое исследование, но, на мой взгляд, это лишь начало. Будем рады, если у наших зрителей родятся комментарии, которые дополнят его. По сути, мы представляем work in progress и обязательно будем ее продолжать.

Тотчас же после нашего возвращения из Израиля был введен карантин, и работа над выставкой шла в жестких условиях самоизоляции. Однако все эти недели мы работали предельно интенсивно. Не только над экспозицией, которую можно будет посетить, как только в Москве заработают музеи, но и над ее онлайн-версией, доступной для просмотра с 9 мая.

Фото: Мари Ворожи, Владимир Яроцкий