, 3 мин. на чтение

Почему вы должны нас знать: создатели проекта Eggsellent Полина Юрова и Светлана Михалева

, 3 мин. на чтение
Почему вы должны нас знать: создатели проекта Eggsellent Полина Юрова и Светлана Михалева

Света: Я родилась в Москве и живу здесь всю жизнь, но истинным москвичом, который живет не только в своем спальном районе, я стала лет шесть-семь назад, когда начала активно работать и перемещаться по городу, совмещая работу и учебу в МГТУ им. Н. Э. Баумана.

Я училась на инженера-теплофизика, хотя всегда знала, что по профессии работать не буду. Впрочем, учеба в университете помогла мне развить гибкость ума, многозадачность и смекалку, что очень помогает сейчас.

Полина: Я тоже родилась в Москве, но все детство провела где-то между Москвой, Минском и Клайпедой: моя бабушка — человек мира. В десятом классе я придумала, что буду международным экономистом, а потом увидела рекламу «Баунти» и подумала, что лучше буду придумывать рекламные ролики. Так я поступила в Вышку на факультет интегрированных коммуникаций. Думала, что буду работать в рекламном агентстве, потом — что в маркетинге какого-нибудь глобального бренда, потом влюбилась в ресторанный бизнес. А сейчас я занимаюсь и брендом, и агентством, и ресторанным бизнесом — всем сразу.

Света: Мы были знакомы давно, так как крутились в одной тусовке гастроэнтузиастов первой волны, но никогда особо не болтали и не общались, только были подписаны друг на друга в инстаграме. Так все и началось: три года назад я жила недалеко от Полининой работы и страдала мини-депрессией, Полина написала мне, и мы пошли в соседнюю булочную выпить кофе.

Полина: Я тогда работала в большой ресторанной сети и вела соцсети книжного магазина. В дополнение к этому мне хотелось делать что-то свое. Вижу Светины сториз в том же районе, где и я, и думаю: «Интересно, а чем она сейчас занимается?»

Света: В тот же день, на нашей почти первой встрече, мы обменялись мыслями, что было бы классно что-то делать. Потому что проект, в котором я провела много времени — The Burger Brothers на «Красном Октябре», закрылся, а желание развиваться в этом направлении осталось. Тут мы с Полиной полностью совпали — ее место силы Durum-Durum закрылось тоже. Так на нас свалился Eggsellent. Нельзя сказать, что его кто-то придумал, сам проект до сих пор недодуман, потому что развивается, увеличивается, преобразуется каждый день, каждую неделю уже почти два с половиной года. Мы даже не придумали ничего более подходящего по его описанию, кроме как «креативная кулинарная группировка».

Полина: Примерно за два месяца до нашего первого завтрака я была в Париже. У меня там есть любимое место, Holy Belly. Там какая-то невероятная атмосфера, вечная очередь на вход, простая еда, классные владельцы, которые любят то, что делают. Видно, что место живое, туда хочется возвращаться. Наверное, меня это так вдохновило, что где-то подсознательно я хотела, чтобы и в Москве такое было. Другой вопрос, что я уже работала в ресторанной сфере и понимала, что кафе для души и кафе для бизнеса — это разные вещи. И сейчас, спустя два с половиной года, Eggsellent из мечты про кафе превращается в сильный бренд и бизнес, который нам со Светой интересно развивать.

Света: Сложности, конечно, были. Без них никуда, но нам очень повезло: у нас их мало. То ли потому, что мы очень осторожны, то ли, наоборот, слишком рискованны и не боимся. Не знаю! В любом случае работать с партнером очень приятно. Полина смелая и многое может решить разговором, не доводя до появления проблем.

Полина: Сложности у нас каждый день. Правда, мы относимся к ним как к рабочему процессу и аккуратно их решаем, стараясь заново не допускать. Мы все еще, как и в самом начале, максимально вовлечены во все процессы, много спорим (каждый день), даже бывает ругаемся. Но в этом наша сила, что мы можем рассмотреть со всех сторон.

Света: Я поняла, что проект выстрелил, когда начала выходить в зал и видела много знакомых лиц (наши постоянные гости) и хвост очереди на столик на улице.

Полина: Когда Eggsellent стал основной работой, дел и гостей стало так много, что мы поняли: ага, кажется, это не просто завтраки по выходным! А то, что мы нравимся гостям, понимаем по повторным заказам.

Света: Отзывы слышим в основном хорошие. Но бывают и негативные — когда мы правда накосячили, испортили блюдо или случилась ошибка в сервисе. Всегда с этим работаем, отвечаем, реагируем и внутри команды, и напрямую с гостем. Улучшаем все процессы. Еще бывают снобистские, в духе «не понимаю, почему их хвалят». Но я к этому никак не отношусь: мы показываем делом, почему нас так хвалят.

Полина: На пять положительных отзывов всегда найдется один, который вернет на землю, хотя мы и так на ней, и станет стыдно. Мы и наша команда, как и все, бывает ошибаемся, и чаще всего мы об этом узнаем. Мы специально просим гостей всегда нам писать, если хорошо и тем более если плохо. Негативные отзывы делают нас сильнее. Мы видим ошибку, исправляем ее, делаем, чтобы гостю было приятно, и работаем дальше. Ну и я верю, что из самого негативного гостя можно сделать самого лояльного.

В масштабах глобального бренда мы еще маленькие — нанобренд. А хочется, чтобы в каждой столице был красивый розово-желтый Eggsellent и мы ассоциировались с лучшими завтраками.

Фото: София Панкевич