search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Только у нас новогодние праздники длятся два месяца

, 2 мин. на чтение
Только у нас новогодние праздники длятся два месяца

Первые признаки появления Санта-Клауса и Деда Мороза возникают на витринах наших магазинов еще в октябре. Если в ноябре выпадает снег, то всё — беспринципные мерчандайзеры осыпают прилавки еловыми ветками и дождиком, чтобы, поддавшись новогоднему настроению, мы скупали их товары. В этом году, правда, ничего подобного не происходит ни в России, ни в мире. По разным причинам: в мире народ избегает столпотворений из-за ковида, а у наших людей просто нет денег.

Магазины буквально принуждают нас задуматься о скором празднике. Весь декабрь все друг у друга спрашивают: «А ты где будешь отмечать?» И обычно с середины месяца уже шлют друг другу подарки. Хотя официально последний рабочий день 30 декабря (а совсем недавно еще был вообще 31-го), числа с 25-го уже почти никто не работает. Заканчивается все это веселье, как правило, не в январе, когда мы выходим на работу, а после Старого Нового года и китайского Нового года. Более или менее успокаиваются с этим к середине февраля, а там уже и День святого Валентина, и защитника Отечества, и 8 Марта, а потом и майские.

Такое ощущение, что у нас никто просто не хочет работать (что, конечно, не новость). Проникновение праздника в законодательство началось в 2004–2005 годах: тогда вместо 1 и 2 января выходные растеклись до 5-го, а 7-го уже Рождество, плюс выходные — получалось дней десять. А с 2013 года в Трудовом кодексе появилось дополнительное условие, касающееся переноса выходных, выпадающих на каникулы…  Так мы и получили наши десять выходных подряд и держимся за них посиневшими руками. В январе 2021 года на работу нужно идти только 11-го числа.

Это самые затяжные новогодние каникулы в мире. Вся Европа за редкими исключениями отдыхает 25 и 26 декабря, 1 и иногда 6 января, США — 25 декабря и 1 января. Обеспокоенность длинным нерабочим периодом начали высказывать тогда же, когда он и возник, в 2005-м, мол, экономика страдает, печень россиян подвергается опасности.

«Вообще у нас праздники очень длинные. Для экономики это плохо, я как председатель правительства не могу этого не отметить, потому что практически 14 дней страна мало чего создает и очень хорошо “отмечает”», — критиковал каникулы премьер-министр Дмитрий Медведев в 2019 году.

Но есть и более категоричные заявления политиков. «Мы стоим на пороге декады ужаса, когда большинство граждан нашей страны будет предоставлено самим себе. А нет более страшного врага для нашего гражданина, чем он сам», — цитируют «Известия» бывшего главу Роспотребнадзора, а ныне депутата Госдумы Геннадия Онищенко.

Но изобретательный ум нашего человека придумал контраргументы: зато процветает туризм, деньги тратятся на развлечения. Это и правда так, но дело в другом: похоже, в глубине души нам действительно не хочется работать. В январе прошлого года ВЦИОМ провел опрос, сколько должен длиться праздник. Выяснилось, что каждый второй (51%) рад длинным выходным, а когда они только появились в 2005-м, так думали всего 36% (сейчас уже вошли во вкус). Причем поддерживают каникулы люди до 45 лет с хорошим достатком, а резко против те, кто старше 60 лет.

Правда, глядя в зеркало, всегда хочется сказать, что с Москвой все иначе: лень и нежелание работать — это же не про нас. Может, мы и не хотим, но работаем, и очень много. В течение года мы сильно устаем, здесь мало людей, которые ходят на работу для галочки и отсиживаться в офисе (а в этом году из-за закрытых границ многие и не ездили отдыхать). Поэтому москвичам эти праздники нужнее всех: кто хорошо работает, может себе позволить хорошо отдыхать, хочется сказать в свою защиту в страхе, что длинные праздники все же отнимут.