search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: владелец бренда Grunge John Orchestra. Explosion Илья Нафеев

, , 3 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: владелец бренда Grunge John Orchestra. Explosion Илья Нафеев

Я родился четвертым ребенком в многодетной, девять детей, семье учителей в Одинцово. Семья советская, наивная, мечтатели, никакой коммерции не было и в мыслях.

Но начинались 1990-е, я стал подрабатывать на рынке запчастей. Свой 11-й класс стал через день прогуливать, хотя учился хорошо. Через год у меня уже работали шесть сотрудников, я начал закупать за границей автомобильный инструмент у лучших производителей, получил эксклюзивный договор. В этом году моей компании «Мастак» 25 лет, ее основной профиль — поставка высококачественного гаражного инструмента с пожизненной гарантией.

Тогда же, в 1990-х, началась наша дружба с Игорем Исаевым. В 2009 году он придумал марку городской одежды Grunge John Orchestra. Explosion. Первые три слова — название школьной рок-группы, в которой играл Джон (мы с друзьями так его всегда звали — Джон Исаев). В итоге название получилось чем-то похожим на The Jon Spencer Blues Explosion — музыкальный альтернативный коллектив. Когда в 2010-м мы делали с ним первый модный показ, сотрудник Игоря сказал, что стоит не просто давать деньги в долг, а возглавить процесс, иначе это все «уйдет в песок». Я рассказал об этом Игорю, и он с большим интересом это принял. Так я стал сооснователем, инвестором и гендиректором GJO.E. Игорь давно работал на фэшн-рынке и создавал в основном мужскую одежду, но лучше прочего — куртки.

Мы нонконформисты, настоящий андерграундный бренд. Никогда не ищем компромиссов в качестве, у нас всегда особые материалы. Мы эксперты по тканям: у нас их тысячи артикулов от лучших производителей со всего мира. Отличительная черта и сильная сторона — обработка. Это окраска, специальные обработки в готовом виде. Это довольно сложно технологически. Мы используем только лучший утеплитель — высококлассный гусиный пух.

Все обработки и конструкции авторские — мы дизайнерский бренд. Крупные компании нас копируют. Был случай плагиата, когда зимой 2013/14 года Zara скопировала три наших изделия. Абсолютно все решения, все пропорции, конструкции были сняты под кальку.

Мы вполне можем причислить себя к передовым дизайнерским брендам, которые ценят винтажное наследие и используют его в новых коллекциях. У нас большая библиотека старых военных архивов, идеи из которых вдохновили нас на создание новых вещей.

Куртка GJO.E стоит недешево, но цены мы не поднимаем, а даже снижаем. Если раньше хорошая зимняя куртка стоила 1–1,5 тыс. евро, а то и 2 тыс., то сейчас 1 тыс. евро — цена нашей топовой вещи. Мы не делаем какие-то продукты масс-маркета, которые разбирают как горячие пирожки. Возможно, так добиваются быстрого роста, но это просто не наш путь. Мы скорее стайеры, чем спринтеры. Мы лучше сделаем одну качественную вещь, чем сто дешевых, которые наденут лишь пару раз. Наши вещи могут кому-то показаться дорогими, но цены на них резонные, гораздо ниже, чем что-то сравнимое по качеству и дизайну. У нас очень высокий уровень продукции, скажу без ложной скромности — мирового класса, high end.

В мае мы откроем новый магазин на «Хлебозаводе», а в октябре появимся в аутлете «Белая Дача». Мы активно развиваемся, но не из-за каких-то сверхдоходов. Наша сила — в наших клиентах. Нас любят за глубину проработок, за многослойность в подходе. Когда незнакомые люди в наших вещах встречаются где-то, они улыбаются друг другу, узнавая своих по крови.

Кстати, в магазине на «Хлебозаводе» будет представлен и другой наш бренд — «Два мяча». Эти кеды производились в Советском Союзе с 1965-го по конец 1970-х годов. Мы производим их по тем же технологиям котловой вулканизации, что и тогда, со стопроцентной исторической достоверностью, с 2016 года. Наша обувь отшита целиком, таким цельным носком, они вклеиваются и запекаются методом котловой вулканизации. Почти как пироги печем. Так делают ведущие производители, но лишь в отдельных линейках и значительно дороже, чем у нас.

К пятилетию бренда выпускаем новую модель — кожаные кроссовки. То есть мы не просто восстанавливаем исторические модели и обновляем цветовые сочетания, но и разрабатываем с нуля абсолютно новый продукт. А еще будет зимняя коллекция, тоже впервые. «Два мяча» на год старше знаменитых Vans, но марка, как былинный Илья Муромец, спала те самые 33 года, и сейчас у нас есть и воля, и сила, и сила воли, чтобы продолжать развиваться.

Фото: из личного архива Ильи Нафеева