search Поиск Вход
Регистрация
Через соцсети
С паролем

Восстановление пароля

Введите email на который будут высланы инструкции по восстановлению пароля

, 6 мин. на чтение

Короли Пятницкой: «Патрики — витрина, у нас — душевные тусовки»

, 6 мин. на чтение
Короли Пятницкой: «Патрики — витрина, у нас — душевные тусовки»

Часть Пятницкой улицы, которая находится у метро «Новокузнецкая», всегда была бойким местом, но редкие заведения продержались здесь долго.

Вместо них открываются в основном бары одной ресторанной группы, которая начала веселый и мирный захват района почти пять лет назад открытием бара Parka. В чем секрет рестораторов, которые, кажется, наконец изобрели формулу успеха именно для этого места? Основатель GASK Bro Group Сергей Гаспаров (на фото слева), архитектор Валерий Лизунов (на фото справа) и директор японского бара-гриль Hachiko Алексей Савотин рассказывают о том, как они за несколько лет превратили Пятницкую в барный кластер.

Пятницкая сейчас — лакомый кусочек для рестораторов. Но пять лет назад, когда здесь появился ваш первый бар Parka, она выглядела совсем иначе. Ближе к Садовому были (и остаются) тихие камерные и дорогие рестораны, у метро — дешевые забегаловки и фастфуд. Пятницкая была тихой и непримечательной, но ваши бары все изменили. Почему вы в свое время выбрали именно ее?

Сергей Гаспаров: Само название «Пятницкая» говорит за себя. Здесь каждый день — пятница. (Смеется.) К Пятницкой я присматривался очень давно как к возможности создать здесь кластер небольших заведений с дружелюбной атмосферой. Места на потоке здесь освобождаются редко, но волей судьбы мне удалось выйти на переговоры с собственником помещения, который уже практически договорился с очень крупной сетью. Путем переговоров и уговоров мы смогли получить это помещение для себя.

Валерий Лизунов: Надо сказать, Сергей умеет договариваться.

С. Г.: Да, у меня за плечами большой опыт. Раньше я развивал крупную сеть игровых объектов. У меня много опыта общения с собственниками, я знаю, как найти подход к человеку и расположить его к себе. Это важно — когда берешь в аренду помещение, ты вступаешь с арендодателем в партнерские отношения.

Поняли ли вы, что люди здесь хотят получить? Что вы можете им дать такого, что они захлопают в ладоши? 

В. Л.: Мы создали кластер, в котором одинаково хорошо очень разной аудитории. Вот есть качественный крафтовый бар Parka с 48 кранами разливного пива. Это интроверт. Туда приходят пить и общаться, находятся внутри долго, и людям там ничто не мешает. В Prscco Bar мы подумали, что нам нельзя пересекать аудитории, сделали его более женским и заморочились на еде. Hachiko мы намеренно сделали концептуальным и выше уровнем.

 С. Г.: А потом мы открыли еще Apr’l Bar, где можно не только выпивать и общаться, но и потанцевать. В сравнении с остальными нашими барами он намного больше, там люди по полной программе веселятся. 

В. Л.Там площадка клубная и больше банкетная. Закрытая территория, красивый панорамный вид на Замоскворечье. Для экстравертов место, людей посмотреть и себя показать.

С. Г.Совсем недавно открыли бар «Моряк и чайка» тоже на самой Пятницкой. Было грандиозное открытие с оркестром на улице, приехали две полицейские машины, потому что гости и прохожие заполнили собой проезжую часть, буквально через 30 минут приехали телевизионщики. Благодаря тому, что мы с нуля создали этот кластер на Пятницкой, к нему уже начинают присматриваться. Вон Дима Левицкий заявил, что он мэр Сретенки и развивает там свой кластер. Я считаю, что эту тенденцию в территориальной организации барных проектов дали мы с Валерой.

В. Л.: Первая улица, которая стала развиваться как ресторанная — это Мясницкая. Ее обустроили, сделали широкие тротуары, сузили дорогу. Но она более холодная что ли, более тяжелая. А у Пятницкой более европейский размер: ширина дороги, тротуара, высота домов — это все создает определенную атмосферу. Это одна из таких улиц, где всегда людно, и здесь не хватало заведений уровнем повыше рюмочной «Второе дыхание».

Любопытно, что на Мясницкой, которая кажется почти проспектом по сравнению с Пятницкой, работает много демократичных мест. Там едят днем, быстро, дешево и сердито. А на Пятницкой развилась посадочная культура, люди приходят и на обед, и на вечеринки. Что вы скажете о здешней публике?

Алексей СавотинАбсолютно разные гости. От молодежи до людей в возрасте. Есть постоянные гости, которые живут в соседних домах. Много туристов. Концепция японского бар-гриля Hachiko, в котором еду подают на лопатках-шамоджи, понравилась китайцам и японцам, например. Публика разная даже по времени. Если день выходной, то это семьи, если ночь пятницы или суббота — молодежь. Будни — офисы и туристы.

В. Л.: Близость к Красной площади тоже имеет значение, на Пятницкой обычно много иностранных туристов. Плюс на Мясницкой есть пятиэтажные дома, а здесь двух- и трехэтажки. Такая застройка дает иную энергетику. После открытия бара Parka Сергею предложили еще одно помещение через дверь, там мы открыли Prscco Bar. Тогда же родилась идея сделать здесь барный кластер, который бы показал, что правильными, грамотными проектами можно формировать среду. Поэтому люди здесь не только проходящие, но и те, кто приезжает специально.

С. Г.: Район разнообразный, и каждый человек может выбрать заведение на свой вкус. Когда Валерий выиграл серебро в международном конкурсе за интерьер Parka, мы отправились получать награду на озеро Комо. Пока ждали своего выхода на церемонии награждения (это было очень долго), выпили очень много просекко и ничуть не опьянели. Так и родилась идея Prscco Bar.

То есть в пивную Parka ходят парни, а в Prscco Bar с игристым — девушки?

В. Л.: На самом деле Parka сделали таким, чтобы его посещали не только парни и не только молодежь. Туда заходят люди разного возраста. Кстати, я обратил внимание, что ни Parka, ни Prscco Bar еще нигде не повторили.

С. Г.: Подожди, Prscco Bar ведь повторили сразу же. Дело в том, что мы строили проект долго, и о нас говорили еще до открытия. Конкуренты узнали об этом и построили свое заведение за полтора месяца, назвав его так же.

В. Л.: Точно, был еще один негативный момент: когда забиваешь «Просекко бар» в поисковике, высвечивается не наш бар, а их. Якобы они первые открылись. И было так, что гости, которые хотели попасть к нам, попадали к ним. Но концепция у нас все же очень успешная.

С. Г.: У нас было очень яркое открытие. У входа в огромном бокале танцевала девушка, люди, не помещаясь, рассыпались по улице, дорогу перегородили.

Здесь вообще случаются загулы? Вы работаете допоздна?

С. Г.: Большинство наших проектов работает круглосуточно.

В. Л.: В пятницу и субботу — до утра. Здесь народ куролесит волнами. До полуночи — одна волна, после — вторая. Есть даже утренняя волна. Есть такой человек из барной тусовки, Дима Борщев, он эту улицу назвал «новые Пятники» по аналогии с Патриками. Это действительно очень подходит для Пятницкой.

В чем вы видите сходство Патриков и Пятницкой?

В. Л.: В блуждающей аудитории. Но если на Патрики аудитория приходит себя продать, то сюда люди приходят отдыхать и развлекаться. Там — витрина, здесь — душевные тусовки.

С. Г.: Здесь бывает такое, что, сидя на разных верандах, гости начинают общаться между собой. Тусовка из Prscco Bar перетекает в Parka или наоборот.

Вы делаете для этого кросс-промо или все происходит спонтанно?

С. Г.: Валерий правильно сказал, что душевные люди друг друга чувствуют. Им не нужно никаких кроссов. Друг идет к другу, и общение приобретает разный формат. Поесть японскую кухню и выпить саке, или выпить пива или просекко, или зайти в «Моряка и чайку» — портовый бар, где есть еще более крепкие напитки и коктейли совсем в демократичном формате. Здесь существует разноплановость. Плюс мы стабильно выдерживаем качество наших заведений, и людям это нравится.

Все ваши заведения на Пятницкой сосредоточены в самом людном месте, в шаге от метро. А что вы думаете о флангах?

В. Л.: Я думаю, что и фланги начнут развиваться. Так бывает, когда есть ядро. Аренда будет дорожать, и на флангах тоже. Потому что они рядом, а у людей есть мотивация пойти и туда, и сюда.

В целом на Пятницкой почти нет серьезных ресторанов, все маленькие, с меню на зубок. А почему здесь не создаются рестораны, где можно задержаться надолго? 

В. Л.: Во-первых, нет нормальной парковки, во-вторых, любой центр — это офисные движения. Аренда здесь дорогая, поэтому нужно как-то выживать. Для большого ресторана высокая аренда будет нерентабельна. Хотя, например, много лет работавший здесь ресторан «Тарас Бульба» большой. Улица недорогая, и публика здесь не с высоким достатком. А на Патриках публика с высоким достатком, там и обороты другие, и гости другие. Но этих гостей мы потихоньку начинаем привлекать сюда, чтобы им было и здесь комфортно. Если отмотать время на десять лет назад, то, как вы говорили, улица жила на последнем дыхании.

А. С.: Кроме всего прочего, запустить ресторан с полным производством возможно только в больших помещениях. Нужно много цехов: заготовочный, приемный, кондитерский и т. д. Такое требует площадей, а те дорого стоят. Плюс нужно провести вентиляцию, электрические мощности. Все это сказывается на стоимости проекта.

Чего, по вашему мнению, не хватает Пятницкой?

 В. Л.: Не хватает еще 20 тысяч баров. (Смеется.) Здесь форматов может быть огромное количество, просто нужно интуитивно смотреть на помещение, где оно находится, какой трафик, и создавать там нужное людям место.

С. Г.: А я считаю, что не хватает тихих мест, небольших ресторанов с качественной подачей, с интересной кухней, но домашних по ощущениям.

В. Л.: Казалось бы, здесь не хватает кофейни. Совсем недавно закрылся Surf Coffee. Было ощущение, что он в нужном кластере очутился. Но не пошло. 

С. Г.: Здесь аренда очень высокая. Пятницкая по уровню аренды точно в первой пятерке городских локаций. У нас еще много идей, и мы будем здесь реализовывать и другие свои новые проекты.

Фото: Александр Лепешкин