search Поиск Вход

Corpus

Люди Редакция Москвич Mag

«Ламповый» — да так уже сто лет никто не говорит! Фрагмент книги «Честное слово» Ирины Левонтиной

В издательстве Corpus вышла книга популяризатора русского языка, ученого-лингвиста, ведущего научного сотрудника Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН Ирины Левонтиной «Честное слово».
Люди Михаил Калужский

Страх отравляет вернее яда, говорит Сергей Лебедев в романе «Дебютант»

Полицейские были точно такими, как в британских криминальных сериалах, которые я смотрю больше, чем любое другое кино. Немногословный чернокожий мужчина, похожий на Адриана Лестера, и говорливая белая женщина, похожая на Сильвестру Ле Тузель. Полицейские расспрашивали меня, зачем я прилетел в Великобританию и чем я занимаюсь профессионально.

В книге «Преданность. Год Обезьяны» Патти Смит напоминает о необходимости бесцельных путешествий

То, как сейчас говорят о путешествиях, до боли напоминает армейские разговоры про еду — в казарме после отбоя и опостылевшего, всегда одинаково невкусного ужина. Реакция окружающих на «вот что я наконец съем после дембеля» всегда была черно-белой, без нюансов: одни с радостью присоединялись к фантазиям о светлом будущем, другие требовали немедленно заткнуться.
Город Михаил Калужский

В «Крае земли. Прогулка по Провинстауну» Майкл Каннингем вслед за Бродским обретает свободу

Никто не разгадал секрет обаяния маленьких прибрежных городов, которые стали центрами интенсивной художественной жизни, а потом и туризма. Остров Капри, крымский Коктебель, корнуолльский Сент-Айвз, нормандский Этрета начали притягивать живописцев и литераторов в силу случайности или стечения обстоятельств. Ну а туристы массово появились позже — они любят места, где тусуются художники.

Как эволюционировала сама дарвиновская теория эволюции, рассказывает научный журналист Борис Жуков

Когда начинаешь читать и постепенно читаешь все подряд, непременно найдется книга, в равной степени привлекательная и непонятная. Меня в младшей школе завораживали золотые буквы на коричневом переплете толстого тома «И. Е. Амлинский. Жоффруа Сент-Илер и его борьба против Кювье». Ничего, кроме «борьба против», понятно не было.