search Поиск Вход
, , 11 мин. на чтение

21 главный архитектурный проект Москвы в 2021-м

, , 11 мин. на чтение
21 главный архитектурный проект Москвы в 2021-м

В конце прошлого года я написал статью «20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно». В этом году столько нестыдных проектов не набралось, поэтому мы решили написать о, с одной стороны, характерных, с другой стороны, значимых.

Это своеобразный срез того, что происходило в московской архитектуре — несколько действительно важных общественных и инфраструктурных проектов, в том числе реставраций и реконструкций, оригинальный пример тактического урбанизма, практически полное отсутствие офисов (всего один объект), много жилья (больше половины списка). Слово «характерное» как раз относится к жилью, чтобы никому не было обидно.

Павелецкая площадь

Все московские площади несчастливы по-разному. Обширная площадь перед Павелецким вокзалом образовалась по историческим меркам относительно недавно — в 1970-е годы, когда здесь снесли обширный квартал старых домов. Сам вокзал реконструировали к концу 1980-х. Его объем увеличился в 6 раз. А до площади перед ним добрались уже в 2000-х, когда началось строительство подземного торгового центра, которое превратилось в один из самых главных долгостроев постсоветской Москвы. Проект, реализованный сегодня по проектам и американской архитектурной студии 5+Design, и российского бюро АПЕКС, — сложное многофункциональное пространство. Под землей — торговый центр, на поверхности — квинтэссенция собянинского благоустройства: деревья, цветники, скамейки, качели. Самые эффектные элементы — и самые функциональные — это фонари — входы в подземную часть. Парк устроен на крыше торгового центра, но неизбежные венткиоски и коммуникации архитекторам удалось разместить максимально незаметно.

White Khamovniki 

(Олсуфьевский пер., вл. 9)

Сегодня Хамовники — это новая «Золотая миля», фокус застройщиков самого дорогого жилья сконцентрирован именно здесь. Немудрено, что у главных архитекторов московского тяжелого люкса — бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры» здесь строится несколько объектов. Самый примечательный — White Khamovniki, две белоснежные скульптурные башни с танцующим силуэтом. Этот эффект достигается за счет того, что каждый этаж здесь по площади больше предыдущего. Архитектурные достоинства этих зданий не вызывают сомнений, а вот уместность 17-этажных башен в камерном Олсуфьевском переулке — да.

ГЭС-2

(Болотная набережная, вл. 15)

Главная московская архитектурная премьера, и, похоже, не только этого года. Трамвайная электростанция на берегу Водоотводного канала была построена в 1905–1907 годах по проекту Василия Башкирова. Историческая постройка стала для Ренцо Пьяно отправной точкой для создания абсолютно авторского пространства, ведь у соавтора Центра Помпиду в Париже может быть только авторская архитектура. Нет, исторические стены на месте, но внутри это произведение искусства от Ренцо Пьяно, одновременно и очень технологическое, и поэтичное. Ослепительно-белое пространство, наполненное светом, максимально открытое и проницаемое. Старые сохранившиеся элементы конструкции сплетены с новыми (их невозможно отличить). Словно парящие в воздухе антресоли и лестницы из светлого бетона, увеличенная по сравнению с историческим площадь остекления. В ГЭС-2 стоит прийти хотя бы ради того, чтобы увидеть самые сложные, уникальные и дорогие архитектурные решения в России. Конструкции, материалы, особенно бетон, уже сами по себе произведение искусства, их хочется рассматривать и трогать. Здание хотя и самодостаточно, но не замкнуто на себя. Наоборот, оно активно работает с пространством вокруг, обозначая себя в городе. Это и спуск-амфитеатр к воде, где была установлена пресловутая «Большая глина №4», и березовая роща во дворе здания, высаженная над его паркингом. Апофеоз проекта — синие трубы, это не только радикальный художественный жест, но еще и функция — они забирают с 70-метровой высоты более чистый воздух, который затем попадает в пространство ГЭС-2.

ЖК Titul 

(Серебряническая набережная, вл. 7–11)

Целый квартал очень дорогих домов на Яузе архитектора Вадима Грекова по диагонали от сталинской высотки на Котельнической набережной. Один из самых противоречивых проектов: он, с одной стороны, сделан с претензией стать новым лендмарком, с другой — архитектура слишком робкая для таких амбициозных задач. Белые фасады «Титула», выходящие на Яузу, вроде как про нейтральность и контекстуальность, золотые боковые — про эксклюзивность. Замысловатые силуэты зданий и элементы классического декора вроде как должны обогатить облик домов, но силуэт странный, неорганичный, а деталь слишком плоская и невидимая даже на среднем расстоянии. А еще комплекс, как это обычно бывает в Москве, задает новую, более высокую этажность, так что стоящий рядом храм Троицы Живоначальной в Серебряниках теперь кажется меньше.

Большая кольцевая линия

В этом году были открыты сразу 12 станций самого амбициозного проекта московского метростроительства — Большой кольцевой линии. Каждая станция создана с претензией на индивидуальность, а некоторые еще и на инстаграмность. Две несомненные удачи — станции «Мневники» и «Терехово», построенные в результате архитектурных конкурсов. «Мневники» архитектурного бюро Тимура Башкаева — своеобразный метамодернизм — колонная станция в серых тонах с яркими красными элементами, самый главный из которых портал посередине платформы. Образ станции «Терехово» от команды Buromoscow реализован с помощью одного материала — стеклофибробетона разных оттенков и фактур, из которого выполнены элементы классической архитектуры в современной интерпретации.

«Алкон-2»

(Ленинградский проспект, 70)

Офисы — жанр нынче непопулярный, поэтому появление масштабного офисного здания на одной из самых важных столичных магистралей — Ленинградском проспекте — и от хороших архитекторов (бюро ADM) — это событие. Здание очень протяженное, но архитекторы не стали применять стандартный прием и разбивать его на фасады нескольких зданий. Его образ формируют три «волны» терракотового цвета высотой два этажа каждая, которые накладываются друг на друга. На первом и последних этажах — сплошное остекление, внизу — лобби и рестораны с семиметровыми потолками, наверху — офисный пентхаус. Дополнительную узнаваемость зданию придает фасад терракотового цвета.

ЖК «Крылья» 

(Лобачевского, вл. 120)

Новый масштаб жилых комплексов практически стирает границу в их облике между офисными и жилыми зданиями. Характерный пример — ЖК «Крылья» от транснациональной проектной компании Aedas, имеющей 12 офисов по всему миру. Три гигантские башни построены в форме трилистника (или пропеллера). Каждая из них имеет переменную этажность: первый корпус — 21–26–31 этаж, второй — 28–34–39 этажей, третий — 25–30–35 этажей. Все вместе — это почти 1500 квартир. Сплошное синее остекление, которое оживляется с помощью горизонтальных и вертикальных белых полос, никаких балконов и лоджий, пространство между тремя корпусами — двор.

«Чкалов Арена»

(Летная, 73)

Спортивный комплекс на бывшем Тушинском аэрополе, в другой части которого построен стадион «Открытие Арена». В комплексе огромное количество функций и помещений — две ледовые арены, центр хоккейной подготовки, центр художественной гимнастики с двумя залами и центр фехтования, универсальный зал для игровых видов спорта и фитнес-центр с бассейном. Традиционно такой набор разных функций размещается в разных зданиях, здесь же все соединили в одно гигантское, состоящее из нагромождения прямоугольных объемов. Чтобы сделать образ «Чкалов Арены» хотя бы немного цельным, его фасады облицевали двумя популярными сегодня материалами — металлическими панелями и деревянными ламелями. История проектирования здания также сложна, как и его структура. На разных этапах им занимались словенское бюро OFIS Arhitekti, известнейший и старейший американский офис Skidmore, Owings & Merrill и российская компания «Меерсон и Воронова».

Tatlin Apartments

(Бауманская, 5)

Бывшая конструктивистская телефонная станция, как и ее два близнеца на Арбате и Ордынке, была построена на рубеже 1920–1930-х годов. Они были современны не только по внешнему облику, но и по функции — междугородная переговорная, телеграф и зал почтовых операций, а также оборудование собственной автоматической телефонной станции. Здание около «Бауманской» радикально реконструировали по проекту бюро Architects of Inventions, от него фактически остался только фасад, это самая характерная часть постройки. Бывшая станция увеличилась в размерах до 14 этажей, над историческим зданием появился новый объем, который как бы парит над постройкой. Этот визуальный эффект достигается простым приемом: этаж между новой и старой частями остеклен. Новая часть отличается более пластичным фасадом с крупными ячейками и драматически скошенным углом. Все вместе выглядит убедительно.

Парк Малевича

(Одинцовский городской округ, д. Раздоры)

Проект в Подмосковье, которое вслед за столицей увлеклось благоустройством — там даже есть целое министерство благоустройства. Парк в Раздорах создан по проекту архитектурного бюро Basis, неподалеку отсюда был похоронен Малевич. Индивидуальной облик парку придают павильоны при входе — они как бы собраны из черных квадратов, кругов и треугольников. Самая инстаграмная часть парка — черные ворота-портал с зеркальными стенами. Это работа скульптора Григория Орехова.

Кинотеатр «Художественный»

(Арбатская пл., 14)

Еще один долгострой — старейший московский кинотеатр, который был закрыт 7 лет. В общем, это вполне объяснимо. Сделать в объекте культурного наследия, которому больше ста лет, современный кинотеатр — задача невероятно сложная. Пространство получилось, с одной стороны, очень эклектичное, с другой — цельное. Что-то удалось восстановить, как, например, главный фасад, созданный по проекту Федора Шехтеля, его вновь украшают лепнина и раскрытые окна. Какие-то пространства созданы с нуля и транслируют ретророскошь из условного золотого века кино с иногда нарочитой избыточностью. Над созданием этого сложного пространства работала целая группа архитекторов — merz merz, Strelka Architects, испанский дизайнер Ласаро Роса-Виолан и архитектурная мастерская «Фаросъ».

Сameo Moscow Villas 

(Долгоруковская, вл. 23а/1)

17 двух-трехэтажных вилл, ну или особняков, или таунхаусов (кому как нравится), с собственной территорией по проекту бюро Wall Рубена Аракеляна. Как и многие стройки в центре, эта вызывала конфликты с местными жителями, у которых буквально во дворе выросли виллы, огороженные 2,5-метровым забором из стеклопрофилита. Образ вилл — светлые объемы, расставленные по территории, фасад некоторых из них — с полукруглыми окнами. Этакий мини-дворец итальянской цивилизации в Риме, известный также как Квадратный Колизей — белоснежное здание-куб с рядами полукруглых окон было построено в эпоху Муссолини и предназначалось для проведения Всемирной выставки, которая, впрочем, так и не состоялась.

«Долгоруковская, 25» 

(Долгоруковская, вл. 25)

Остроумный проект от бюро АПЕКС рядом с романтичной колокольней в районе «Новослободской». Два кирпичных «ларца» — не очень высокие (пять этажей) квадратные в плане здания со скошенными крышами. «Ларцы» создают со стоящей рядом неоштукатуренной кирпичной колокольней храма Николая Чудотворца в Новой Слободе довольно причудливую композицию. Оба облицованы темным кирпичом, оба достаточно сомасштабны. Основной объем храма был почти снесен в 1930-е годы, на его месте вдоль Долгоруковской улицы построили пятиэтажное здание, в котором многие годы располагалась студия «Союзмультфильм». Сегодня этот странный комплекс из колокольни начала XX века и сталинского здания студии передан РПЦ. Возможно, колокольню оштукатурят, и новые жилые дома будут выглядеть просто жилыми домами, а не перекличкой с колокольней.

Временные сооружения

Офис продаж ЖК Først (Автозаводская, 24a). Проект архбюро Wall

Бум жилого строительства породил новую типологию — офисы продаж, и если раньше это были безликие коробки, то сегодня к их созданию привлекают известных архитекторов. Это могут быть как авторы будущих комплексов, так и архитекторы, хорошо работающие с малыми формами. Задача офисов очевидна — своим внешним видом и внутренним наполнением привлечь покупателя, погрузив в иллюзорный мир будущего счастья, гармонии и уюта.

Суперметалл

(2-я Бауманская, 9/23)

Еще не до конца открытое новое пространство на месте бывшего НИИ с обоснованной заявкой на модность. Команда Алексея Капитанова, которая до этого делала корабль «Брюсов» и «Хлебозавод №9», взялась за пространства бывшего НИИ черной металлургии на Бауманской. Основа проекта — микроофисы, кафе и рестораны. Во внутреннем дворе обещаны амфитеатр, сад и опять же гастрономия. Главное архитектурно осмысленное пространство — ЦЕХ. В брутальном здании сталинской эпохи сделано невероятное лобби — оно построено на контрасте бетона и растений.

ЖК «Медный 3.14»

(Донская, 14)

Архитектор Сергей Скуратов прославился в начале 2000-х годов двумя домами в Бутиковском переулке на остоженской «Золотой миле». Новый жилой комплекс из трех домов на полусонной Донской улице вроде как тактичен по отношению к окружению — кирпич здесь довольно нейтрального, бежевого цвета, под стать окружающей застройке. Но это же Скуратов, и дом не может не быть авторским — силуэт зданий с тонкой элегантной башней, активная пластика поверхностей, а главное — один фасад каждого дома отделан самой настоящей медью, которая должна естественным образом стареть и делать облик дома благородным.

Hill 8

(Проспект Мира, 95)

Мастера коммерческой недвижимости и корпоративных интерьеров ABD architects спроектировали свой первый жилой дом, который, как часто бывает, прикрывается эвфемизмом «апартаменты». Динамичный фасад из каскада ячеек сменяется более спокойным остекленным фасадом и вновь «взрывается» ячейками. Хорошая композиция, красивые детали, натуральный камень, но дом стоит на очень затесненном участке на проспекте Мира. Так что интересные фасады оказались боковыми, а на сам проспект дом выходит малоинтересным второстепенным фасадом.

Аэропорт Шереметьево, терминалы B и C

Международный терминал C аэропорта Шереметьево — повторная премьера этого года. Из-за пандемии он был закрыт в 2020-м спустя несколько месяцев после открытия и снова заработал летом этого года. Как и соседний терминал внутренних линий B, это предельно функциональная черная коробка из стекла с оранжевыми элементами — фирменный стиль Шереметьево. Оба терминала разработаны архитекторами из сербского офиса международной компании RMJM и вроде как отсылают к эстетике русского авангарда. Хотя понятно, что это не более чем маркетинговый ход, который поддерживают графические элементы внутри от британской компании. Но все это не важно. Главное, что в Шереметьево наконец появился просторный комфортный терминал. Все предыдущие попытки как-то не удавались: терминал D был мал уже к моменту открытия, Е — заужен из-за особенностей участка. В конце концов архитектура — это не столько и не только фасады, но и планировочные решения и комфортные пространства, которые здесь получились.

ЖК Spires 

(Нежинская, вл. 5)

В современной московской архитектуре то и дело проявляется обращение к историзму. Активное высотное строительство — это, конечно же, прекрасный повод обратиться к облику сталинских высоток и американских небоскребов, грань между которыми очень тонка. Очередной заход — ЖК Spires, то есть «Шпили», из трех башен 22–26 этажей и еще нескольких таунхаусов. Spires апеллирует к стилю ар-деко, архитекторы из «Рилайд-проект» честно отработали тему, применив все знакомые им декоративные элементы этого стиля — стрелы, карнизы и т. п. Но получилось не очень убедительно.

Дома по программе реновации

Такие дома редко (то есть практически никогда) попадают в архитектурные обзоры. Стандарты, которые декларируются мэрией, не всегда удается «упаковать» в эстетически привлекательную оболочку. Тем не менее интересные или хотя бы приличные дома есть во многих районах. Например, дома в Стрелецком переулке, на улице Щорса, Зеленом проспекте и Бауманской улице. Результат достигается достаточно просто — пластичный фасад, клинкерный кирпич, взвешенные цветовые решения. В этом году прошел конкурс «Облик реновации» на фасадные решения домов по программе, но как и когда его результаты будут воплощены, пока не известно.

«Москва-Сити»

Пока строятся очередные небоскребы «Москва-Сити», здесь решили наконец заняться существующей средой. Ведь самый футуристический проект Москвы, придуманный, правда, еще в позднесоветское время, отличается чуть ли не самой некомфортной средой в городе. Понять, где тротуар, и не попасть под машину, здесь было трудной задачей. Теперь все изменилось. Вокруг «Афимолла» убрали транзитное движение, сделали пешеходные пространства, зоны для остановки такси и кратковременного ожидания, организовали выделенные полосы для автобусов, которые теперь ходят до метро «Краснопресненская», «Белорусская» и «Улица 1905 года». Очередной пример того, что наличие воли не менее важно, чем наличие денег.

Фото: stroi.mos.ru, Capital Group, наш.дом.рф, архитектурное бюро Тимура Башкаева, ADM, etalongroup.ru, facebook.com/parkmalevicha, apex-project.ru, facebook.com/forst.forma, facebook.com/supmetall, abdarchitects.ru, svo.aero