search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Обисните, пжалста — писательница Анна Матвеева о московском произношении и уральской скороговорке

, , 4 мин. на чтение
Обисните, пжалста — писательница Анна Матвеева о московском произношении и уральской скороговорке

Язык мой — враг мой. Особенно в смысле произношения, соответствующего столичным нормам. Ну не хочет он, мой язык, соответствовать! Сбивается на родную уральскую скороговорку, с аппетитом проглатывает гласные, выделяет окончания и вообще подводит на каждом шагу.

Любопытно, что раньше я об этом вообще не задумывалась. Мне казалось, что уж у меня-то никакой такой региональной окрашенности нет. Вот у Юли К., у нее — да. Слышали бы вы, как она говорит: сразу же поняли бы, что Юля с Урала. Там прямо говор — хоть сейчас в этнографическую фонотеку.

Я тоже с Урала и не отрекаюсь от своей немалой родины, тем более что моему московскому «сроку пребывания» еще и трех месяцев не сравнялось. Но как-то неприятно осознавать, что тебя могут в момент идентифицировать по речи — это как будто люди сразу же понимают, где ты покупала платье и от какого Диора у тебя духи!

Впервые разговор об этом зашел в гостях у приятелей — милейшей супружеской пары. Он с Украины, она коренная москвичка. Кормили вкусно, я от еды размякла и подрасслабилась. Спросила хозяев: слышно ли по мне, что я не из местных?

Коренная москвичка сказала, что нет. А вот муж ее с Украины тут же сказал, что слышно. Причем сразу! Я аж поперхнулась чаем от неожиданности. Как это? Я стараюсь не частить, четко проговариваю все слова и не окаю. А он слышит, причем сразу.

Но один опрошенный — это еще, конечно, не статистика. Может, ему померещилось. Через пару дней спросила у другого своего знакомого, есть ли у меня уральский говор. Этот знакомый уже был настоящий столичный житель.

— Есть, конечно, — услышала я.
— А почему ты мне раньше не говорил?
— А ты не спрашивала.
— Ну хорошо, объясни мне тогда, в чем это проявляется?
— Например, в том, как ты говоришь — «обисни». Москвич бы сказал «объясни».
— Я так и говорю!
— Нет, не так.

Вот тут я уже по-настоящему возмутилась. Я ведь в состоянии отличить одно от другого. Старомосковские нормы произношения вроде «булошной» и «дожжя» уже давно устарели, а выражение вроде «знаменитай московскай артист» можно услышать только в старых фильмах. В Москве не только все языки давным-давно смешались, но и все акценты. Так почему же именно мой выделяется, выступает из общей массы?

Бросила клич среди знакомых москвичей в фейсбуке — пусть скажут, в чем же проявляется мой говор. Вместо москвичей отвечать мне почему-то набежали жители Риги и Цюриха, а также канадцы, французы, израильтяне и англичане русского происхождения. Уральцы, конечно, тоже отметились, и жители Петербурга, и Хабаровска. Москвичи отделались несколькими противоречивыми комментариями: «Есть у тебя говор, и это прекрасно», «Никакого говора у тебя нет» и прочие взаимоисключающие заявления. Был, впрочем, один более или менее внятный:

«Слушал ваши выступления и как человек, бывавший на Урале и даже живший несколько лет в Перми, могу сказать — что да, очень ощущается именно “уральская” манера речи. А именно: сглатываете гласные, тянете последний слог. Я сразу идентифицирую уральца по речи и манере разговора».

Ответы немосквичей прояснили чуточку больше:

Юля (Тула):

«Что-то есть, какая-то интонация, мелодичность, слова больше друг к другу приклеены».

Светлана (Екатеринбург):

«Эта потому, что вы не акаете нараспев».

Костя (Хабаровск):

«Интересно, что в Москве мне тоже говорили, что у меня есть некий дальневосточный акцент. Но в чем он проявляется, никто толком не объяснил».

Дмитрий (Челябинск):

«Мы говорим очень быстро. Темп речи уральца — 120 слов в минуту, как в английском. Это установленный лингвистический факт. Влияние тюркоязычных соседей».

Марина (Цюрих):

«А сибиряки еще быстрее».

Арина (Екатеринбург):

«Нет, соседи тут ни при чем. Прожила 17 лет на границе Казахстана с Башкирией, среди мусульман, с окнами на мечеть. Акцента не было. Пару десятков лет в Екб, и он появился: многоударность, скорость речи, “так-то”, “свороток” и прочие местные примочки. Это еще при том, что мне речь ставили! Я на телевидении работала в прямом эфире!»

Светлана (Екатеринбург):

«Медленная речь меня малость раздражает)) хочется подгонять — ну давай, рожай уже! Особенно на работе. Пока москвич сформулирует, мы уже сделаем».

Елена (Ванкувер):

«А по-моему, темп речи зависит от темперамента человека, а не от места жительства. Тараторки есть везде».

Илона (Рига):

«Ваш язык как бы мягче иногда. Некоторые звуки. Это очень красиво!»

Елена (Екатеринбург):

«Да это сами москвичи с акцентом! Причем артисты нормально говорят, как мы, а население акает и ударение вечно в конце слова».

Владимир (Екатеринбург):

«Мы вроде рот почти не открываем, когда говорим».

В ходе дискуссии мне посоветовали пару преподавателей для исправления «говора» (хорошо, что не прикуса), сказали, что надо произносить слова медленнее, и признали мой выговор вполне подходящим для Питера. Кроме того, мне посоветовали не чёкать, не укать и не окать, проговаривать каждый слог и не выделять окончаний — при соблюдении всех этих правил непременно сойдешь за москвичку (и никто не узнает, откуда ты приехал).

Когда я поделилась результатами своих исследований с сыном, тоже три месяца как «москвичом», он глубокомысленно сказал:

— Если хочешь сойти за свою, важно совсем не то, как ты произносишь слова. Настоящий москвич всегда стоит на эскалаторе с невидящим взглядом. И когда его спрашивают, как пройти куда-то, он обычно не может помочь.
— Не может или не хочет?
— Именно не может, потому что очень устал или не узнает окрестностей, их ведь так перестроили! А как именно он тебе об этом скажет, с каким акцентом произнесет слова — это уже неважно.

«Неважно» сын произнес совершенно по-московски — не присев на окончании. И сказал, что готов «обиснить» мне все это еще раз!