search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

После коронакризиса нас ждет рост цен на квартиры и жесткая конкуренция на рынке труда

, , 3 мин. на чтение
После коронакризиса нас ждет рост цен на квартиры и жесткая конкуренция на рынке труда

Если верить официальной статистике, эпидемия коронавируса постепенно отступает — 4 июня коэффициент распространения вируса в Москве упал ниже единицы.

Еще бы ей не отступать: третьего месяца добровольно-принудительного заточения ни люди, ни власти, ни экономика не выдержали бы. И хотя официально режим «нерабочих дней» в Москве продлен до 14 июня, мэрии приходится постепенно отпускать вожжи — разрешать прогулки, поэтапно «размораживать» сферу услуг и непродовольственную торговлю. Только открытие торговых центров и, как когда-то говорили, «промтоварных» магазинов вернуло к работе около полумиллиона москвичей. И несмотря на то что пережить двухмесячный простой смог далеко не весь московский бизнес, город начинает оживать. На дороги мгновенно вернулись пробки (и аварии), людей на улицах заметно прибавилось.

Надо пользоваться моментом, пока город не накрыло второй волной эпидемии, вероятность которой слишком высока, чтобы ее можно было игнорировать. И не только для того, чтобы размять отвыкшие от нагрузок ноги и надышаться не слишком чистым, но все-таки бодрящим после квартирного микроклимата уличным московским воздухом. К моменту, когда ослабление ограничений может смениться новым ужесточением, лучше подготовиться, причем не только морально.

За два месяца, проведенных взаперти вместе со своими чадами и домочадцами, многие даже из тех, кто считал для себя квартирный вопрос решенным окончательно и бесповоротно, пришли к неутешительному выводу, что еще одна, а то и две комнаты им жизненно необходимы. А поскольку доходы у многих в кризис серьезно просели, единственная возможность улучшить свои жилищные условия для большинства москвичей — ипотека. Благо ЦБ снижает, а правительство с начала мая еще и субсидирует ставки. Кредиты дают под 6,5%, которые еще пару лет назад казались недостижимой мечтой.

Так что по результатам мая государственный ВТБ — главный оператор ипотечной программы с субсидируемыми ставками — поставил абсолютный рекорд, выдав на треть больше кредитов, чем годом раньше. Купить, правда, можно только новое жилье, да и то не слишком дорогое: больше 8 млн в Москве не дают. Но лучше брать, пока дают. Во-первых, льготная ставка действует только до ноября и будут ли ее продлевать, пока неясно. А, во-вторых, те, кто ждал, что в результате кризиса жилье в Москве подешевеет, могут оказаться разочарованными. В мае международное рейтинговое агентство Moody’s опубликовало отчет, в котором прогнозируется, что внутрироссийская трудовая миграция на фоне кризиса серьезно ускорится. Люди из депрессивных регионов потянутся в экономические центры с развитой инфраструктурой. А поскольку главный такой центр в России — Москва (сюда и безо всякого кризиса переселяются по 70–100 тыс. россиян в год), то миграционный рост населения в столице может серьезно ускориться. А значит, спрос на жилье будет только расти. Это, кстати, не единственное следствие ожидаемого притока внутренних мигрантов. Давка в метро, пробки на дорогах, очереди в поликлиниках, дефицит мест в школах и детских садах — весьма вероятное следствие притока «свежей крови» в столицу. Да и работу найти москвичам, лишившимся из-за кризиса источника дохода, будет сложнее. Конкуренция на столичном рынке труда может оказаться жесткой.

Но вернемся к урокам самоизоляции. Те, кто с презрением смотрел на дачников, предпочитая путешествовать по миру, всякий раз осваивая новые страны и регионы, сейчас с черной завистью смотрят на владельцев самых захудалых дач. Закрытые границы и высокие штрафы за нарушение режима самоизоляции спровоцировали настоящий бум на рынке загородной недвижимости. Все, кто мог выехать из города к нелимитированным прогулкам без масок, перчаток и полицейских патрулей, это сделали. Остальные кинулись искать возможность снять на лето, а то и купить деревенский дом или дачу. Причем для тех, кто готов рассматривать варианты чуть дальше от Москвы, в соседних с Московской областях, есть возможность воспользоваться программой «сельской ипотеки». Там ставка, которую тоже субсидирует государство, составляет 3%. И спрос на такие кредиты, мягко говоря, велик. Достаточно сказать, что когда Сбербанк в мае начал прием заявок в рамках льготной программы, всего за 8 часов было подано такое количество заявок, что за эти 8 часов далеко не самый мелкий российский банк выбрал годовой лимит, выделенный ему на «сельскую ипотеку». Сейчас Министерство сельского хозяйства, которое курирует программу, пытается пробить в правительстве увеличение ее размеров.

Скупают москвичи не только загородную недвижимость в ближнем и дальнем Подмосковье, но и в соседних областях. Карантин нанес серьезный удар и по идеологическим позициям принципиальных противников покупки личного автотранспорта. Каршеринг на период самоизоляции закрылся, услуги такси резко подорожали, а спускаться в метро и рисковать подхватить коронавирус и на несколько недель выпасть из жизни, попав в жесткую систему «Социального мониторинга», отважится не каждый. Поэтому спрос на недорогие подержанные автомобили в апреле-мае резко вырос, а новая шеринговая модель потребления проходит серьезный тест на прочность.

Так что последствия карантина — это не только ускоренное развитие цифровизации и массовый переход к удаленной занятости, о которых не сказал уже только ленивый, но и ренессанс советской формулы «квартира-машина-дача», описывающей недостижимый для абсолютного большинства идеал.