search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Почему вы должны нас знать: основатели сервиса material для ремонта квартиры без дизайнера Мария Катарьян и Павел Руэда

, 6 мин. на чтение
Почему вы должны нас знать: основатели сервиса material для ремонта квартиры без дизайнера Мария Катарьян и Павел Руэда

Мы запустили стартап material для создания дизайна квартиры без специальных навыков.

Сервис будет полезен тем, кто делает ремонт в квартире без дизайнера. Он поможет сократить сроки ремонта и сэкономить время на поисках материалов. При помощи библиотеки товаров можно создать свой собственный дизайн квартиры и сразу рассчитать бюджет. Весь процесс не сложнее заказа пиццы через приложение. Встроенные алгоритмы посчитают нужное количество материалов, а понравившиеся материалы можно заказать прямо на сайте без изнурительных поездок по шоурумам.

Павел Руэда: Мои родители окончили ВГИК. Папа, режиссер по образованию, родился в Эквадоре и попал в Москву по обмену. Влюбился в маму, которая всю жизнь прожила в Москве и получила профессию продюсера. Так сложилось, что в семье воспитанием занимались все, от тети и родителей до бабушки и дедушек. Каждый вкладывал в меня частичку себя, делился своим опытом и дарил заботу и внимание. Во многом благодаря их вниманию и любви трудные годы для меня прошли незаметно.

Мария Катарьян: Я родилась в Москве, по папиной линии я наполовину армянка и на четверть донская казачка. Папу с мамой женили еще до их рождения (как бы странно это ни звучало). Обе прабабушки познакомились во время учебы в школе в Харбине еще в 20-е годы прошлого века, куда их семьи переехали на строительство КВЖД. Потом, разъехавшись по разным странам и городам, они вели переписку на протяжении 50 лет и мечтали, чтобы их дети, а потом уже и внуки познакомились друг с другом.

Училась я в гимназии с математическим уклоном и в МАРХИ. Бабушка (педагог математики) и дедушка (доцент кафедры строительной механики в МИСИ) активно участвовали в моем школьном образовании. Летние каникулы проходили за логическими задачками и складыванием фигурок оригами, ну а во время учебного года — за подтягиванием знаний математики до уровня участия в городских олимпиадах. Но стать я хотела врачом — до первого обморока в 10 лет, после этого желание само собой отпало. А в 10-м классе мама предложила сходить на день открытых дверей в МАРХИ, который сама и окончила.

После нескольких занятий на вечерних курсах МАРХИ я поняла, что черчение и макетирование — это мое, что меня эти занятия увлекают с головой. Я решила для себя, что потрачу несколько лет на подготовку к поступлению в институт. До этого я и карандаша толком не держала в руках, не говоря уже о посещении художественной школы, для меня это был вызов — смогу ли преодолеть себя и свои страхи? И со второго раза я поступила.

Павел: Как-то летом родители взяли меня в гости к своим друзьям на дачу. Это была такая старая дача в сосновом лесу. К ним приехала молодая пара архитекторов. Они произвели на меня большое впечатление. Молодые, энергичные, интересные и в центре внимания. Кажется, той же осенью мы с папой сходили на день открытых дверей в Архитектурный институт. Мы добрались до Кузнецкого Моста и попали в старый и большой дом с классической архитектурой. В коридорах кипела жизнь и было так много людей, что приходилось буквально протискиваться среди них. Было пьянящее ощущение энергии и свободы. Учиться в такой атмосфере стало для меня целью.

В МАРХИ я проучился шесть лет, из которых два последних года обучался по обмену в Швеции. Этот опыт поменял во мне мировоззрение и буквально спас от ставшей однообразной и скучной атмосферы старших курсов института.

Мои единомышленники Маша и Инна искали интересных менторов вне стен института и нашли дипломного руководителя на последний год обучения — Александра Свердлова. В итоге они предложили мне сделать диплом вместе, а он впоследствии вылился в работу над совместными проектами. Спустя некоторое время мы взяли на себя роль партнеров и помогли открыть московский офис SVESMI, где проработали шесть лет.

Мария: За это время мы успели поработать над реорганизацией сети московских районных библиотек совместно с Борисом Куприяновым и Наталией Фишман. Тогдашний глава департамента культуры Сергей Капков увидел потенциал в развитии библиотек. Из усталых и пустых пространств первые пилотные библиотеки переформатировали в одни из самых посещаемых в Европе.

Наравне с культурным программированием, Пушкинским и Политехническим музеями мы занимались исследованиями в области жилья и градостроительными проектами. Последними в бюро стали проекты для девелоперов — ЛСР и «Брусники». Эти проекты во многом стали ключевой точкой для начала собственного дела и раскрыли глаза на суть архитектуры. Я поняла, что реальные потребители архитектурного продукта и клиенты по сути были разными сущностями.

Павел: Это точно. В какой-то очередной кризисный момент в работе над проектами передо мной возник образ состоявшихся архитекторов, которые спустя 20 лет после начала карьеры продолжали чертить рабочие чертежи и бороться со своими же заказчиками за качество продукта. Я понял, что к такому консервативному образу жизни я не готов и что профессия архитектора перестала успевать за временем.

Мария: Меня смущало не только это. Ведь под конец работы в бюро мы стали брать проекты интерьеров квартир. Было странно, что люди, купившие квартиры в домах, спроектированных архитекторами, снова обращались к ним, когда им требовался простой ремонт. Чувство странности удваивалось, ведь приходилось исправлять планировку за другими архитекторами, которую собственникам продал сам застройщик.

Павел: Да мы и сами столкнулись с такой проблемой. Помнишь, когда мы решили отремонтировать пару комнат в своей квартире? Руки потянулись сделать полноценный дизайн-проект с подборкой материалов, визуализациями и чертежами.

Мария: Ну тогда пришлось бы уделять меньше времени текущим проектам и пожертвовать качеством нашей работы. Этот вариант был абсолютно неприемлемым, а сдвинуть сроки ремонта мы не могли. К тому же у меня уже было общее представление, какой будет квартира на доске в Pinterest. По большому счету нам нужно было найти похожие материалы и заказать их доставку в нужном количестве. Все.

Разумеется, банальный косметический ремонт превратился в полноценный проект, отвлекающий от основной работы и занимающий колоссальное время на поиски и покупку материалов. Несмотря на то что я выбирала уже проверенные материалы из спецификаций прошлых проектов. Именно тогда мы задались вопросом: как же подавляющее большинство владельцев недвижимости делают ремонт без дизайнера?

Павел: В первую очередь потому, что это долгий процесс, ведь хороший проект не делается быстро. Во-вторых, он довольно затратный.

Пожалуй, идея пришла к нам не сразу, а именно в тот момент, когда мы поняли, что для подавляющего большинства кажется выгоднее сэкономить и купить что-то полезное для квартиры, чем платить за «картинки и бумажки».

Нам стало очевидно, что не хватает простого способа, при помощи которого владельцы недвижимости могли бы создать дизайн квартиры самостоятельно, не тратя все свободное время на поиски материалов и не подбирая их наугад.

Мария: Это чувство обострилось, когда ко мне обратилась подруга, купившая квартиру с отделкой. Она судилась с застройщиком из-за качества ремонта и материалов, и я отчетливо поняла, что до этого проекта не работала напрямую с клиентом. Вроде бы проектируешь дом для людей, но принимает его все равно девелопер, для которого важнее окупаемость проекта и возврат инвестиций. Последний в свою очередь продает квартиры другим людям. Кстати, первым кто заметил, что большинство домов нравится только двоим: застройщику и архитектору, был австрийский архитектор Адольф Лоос. Это был 1908 год. По меньшей мере странно столкнуться с той же проблемой в 2021 году.

Павел: Но в отличие от того времени сейчас есть технологические возможности сделать архитектуру массовым явлением. Для меня сервис material — это логичная эволюция профессии архитектора и появления экосистемы в духе времени. Я замечаю, как быстро меняются обыденные вещи, но профессия архитектора остается такой же консервативной, эксклюзивной и дорогой, как и сто лет назад.

Мария: Причем вне зависимости от масштаба объекта, будь то частный интерьер или многоэтажный дом, ты тратишь много времени, сил и эмоций. Порой не меньше года уходит на реализацию одного частного интерьера вместе с ремонтом и поставкой мебели, а результат работы доступен только ограниченному кругу людей. Поэтому идея цифровизации дизайн-проекта кажется логичной. Сервис, в котором без непосредственного участия архитектора пользователь может создать дизайн интерьера квартиры с использованием подобранных материалов.

Павел: Самая большая сложность — выйти за грань профессии и стать тем, кто сможет реализовать задуманную идею. Поэтому вначале мы поднакопили денег, собрали команду архитекторов и строителей из своих друзей и пошли тестировать бизнес-модель дизайном и ремонтом квартир «под ключ».

Мы открыли компанию, поделили доли поровну и начали делать ремонты. Наделали все возможные ошибки, которые только можно было сделать. Компанию мы закрыли спустя два года, так и не превратив ее в прибыльный бизнес — команда развалилась, бизнес-модель не взлетела, продукта не было.

Вначале это демотивирует, но главное — оставаться хладнокровными и искать правильное решение. Поэтому мы избавились от лишних функций, создали продукт на основе новой бизнес-модели и нашли нужных партнеров с экспертизой в IT. Новый план и полученный горький опыт позволяют принимать решения быстрее и взвешенней. Из смежных областей мы берем лучшие пользовательские практики и стремимся сделать дизайн квартиры доступным и удобным, как заказ еды через приложение. Ведь каждый, кто сталкивался с ремонтом квартиры, даже с самым мелким, испытал на себе весь стресс от нескончаемого потока проблем. Тут главный секрет, как и в стартапе — не опускать руки.

Идеальный вариант развития стартапа material — это плотная интеграция в экосистему девелоперов. Со стороны кажется, что после продажи квартиры бизнес девелопера заканчивается, но на самом деле начинается самый важный этап жизни собственников — ремонт квартиры, покупка мебели и создание жизни. Поскольку ремонт штука затратная, мы планируем предлагать наш продукт внутри ипотечного кредита, чтобы сделать ремонт более доступным.

Мария: Я думаю, дизайн — это прекрасная основа для создания комьюнити вокруг ремонта. Поэтому развитие дизайн-сообщества на базе сервиса material, где пользователи могут сами создавать дизайны, помогать друг другу подбирать материалы и делиться опытом, на мой взгляд, перспективное направление.

Фото: Даниил Овчинников